[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


 КОНФЛИКТ НА ЮГО-ВОСТОКЕ УКРАИНЫ: ХАРАКТЕР И ПОСЛЕДСТВИЯ

 

   Эво Моралес   В отличие от многих других конфликтов, бушующих в современном мире, нынешние события на Юго-Востоке Украины интересны прежде всего тем, что это не этнический, не религиозный, а сугубо политический конфликт, сопровождающийся военными действиями в классической форме    с участием как добровольческих формирований, так и регулярных армий. Не этнический, потому что с обеих сторон участие принимают преимущественно украинцы, при этом  и среди русских есть такие, кто именно по политическим соображениям принимает сторону «бандеровцев». Трудно ведь представить, например, что во время гражданской войны на Шри-Ланке сингалы устраивали демонстрации в поддержку «Тигров освобождения Тамил-Илама». И тем более это конфликт  не религиозный (хотя были попытки придать ему такой характер), и не только потому что  и повстанцы Юго-Востока, и «бандеровцы»  большей частью одинаково  православные, хотя среди последних есть еще и униаты, просто не думаю, что религия по-настоящему определяет мировоззрение и тех, и других (хотя уровень интереса к религии, к духовным вопросам на Украине на порядок выше, чем в России). Есть, конечно, по-настоящему религиозные люди, как Игорь Стрелков, уже   ставший культовой фигурой, но он со своими призывами вести борьбу за освобождение киевских святынь и приказом о запрете ругаться матом скорее трагический одиночка, наподобие барона Унгерна.   Сражения на Украине идут, прежде всего, между теми, кто хочет интеграции страны в ЕС и теми, идеалом для которых являются Российская империя или Советский Союз (чей образ контаминируется с современной Россией). Есть еще, конечно, радикальные украинские националисты, выступающие одновременно и против «московского империализма», и против «антихристианской Европы», но они, как свидетельствуют результаты президентских выборов (напомним, лидер Правого сектора Дмитрий Ярош на президентских выборах получил 0.70 %  голосов), большой силы пока не представляют  и со своими свастиками  больше служат в качестве пугала в репортажах российских СМИ.

О влиянии украинского кризиса на международную обстановку уже писали очень много, поэтому мне хотелось бы  обратить внимание на то, как   этот конфликт повлиял на общественное сознание в России. Прежде всего, удалось развеять атмосферу, характерную для «дисциплинарного санатория», с таким мастерством описанную Эдуардом Лимоновым в одноименной книге. Выяснялось, что история не свелась к увеличению количества торгово-офисных центров и появлению IPhone5, что война может идти не только в «диких» странах Азии, но и в «цивилизованной» Европе, что штурмы городов, яростные атаки, колонны пленных и расстрелы без суда и следствия не остались в далеком прошлом, а могут быть здесь и сейчас, и в современных обывателях может проснуться дух героических предков. Вырос и уровень тем, стоящий в центре общественного внимания.  Если  несколько лет до начала украинского кризиса обозначились в России резким ростом мещанского   этнонационализма,  мигрантофобии и исламофобии, которые в разной степени раздували практически все крупные политические силы, и российское телевидение закормило  своих зрителей репортажами про то, как полицейские  и сотрудники ФМС устраивают охоту на людей, не вписывающихся в офисно-дискотечную цивилизацию,  то благодаря событиям на Украине эта тема к счастью как-то отошла на второй план, хотя, конечно, не исчезла полностью.  Для государственных СМИ продолжать лить воду на мельницу поткиных теперь было неудобно: потому что  украинские поткины, ставшие теперь главной мишенью для Первого канала и РТР, используют в отношении пророссийски настроенного населения тот же набор обвинений и кличек  («азиаты», «ордынцы»), что и отечественные для выходцев из Средней Азии и Кавказа.   Кроме того, широкомасшабные гонения на приезжих могли осложнить отношения с Китаем и государствами Средней Азии и Закавказья, что в условиях беспрецендентного давления со стороны Запада было совсем не кстати. Залпы на Донбассе в очередной раз развеяли миф о некоем "братстве белых народов", а заодно выбили излюбленный козырь из рук исламофобов, что именно мусульмане являются главными trouble-makers в современном мире. Мигрантофобский этнонационализм начал  вытесняться антизападным имперским патриотизмом. Конечно, современная Россия не представляет собой альтернативы Западу (не принимать же всерьез показной «моральный консерватизм» с пропагандой «семейных ценностей» в духе американских республиканцев), как представлял ее Советский Союз, но существует надежда, что обстоятельства подтолкнут руководство страны к коренной смене социально-экономического курса, и период в истории России, начавшийся  в 1991 году, наконец-то завершится. Прежде всего речь идет о таких мерах, как национализация сырьедобывающих отраслей,    введение прогрессивного налогообложения, ликвидация сверхбогатых как класса, жесткие репрессии против коррумпированных чиновников (вплоть до введения смертной казни), прекращение утечки капиталов, развитие собственной промышленной базы и сельского хозяйства. Все это позволило бы России твердо стоять на ногах и быть неуязвимой для каких-либо санкций.   И в  условиях становления Евразийского союза и укрепления отношений с Поднебесной и другими странами Азии, Африки и Латинской Америки как никогда актуальным стало наследие евразийцев, еще почти столетие назад писавших о необходимости поворота к Востоку. При этом  набившие оскомину дискуссии между «красными» и «белыми» в отечественной политической среде стали вроде бы наконец-то уходить в прошлое. Размежевания по украинскому вопросу, прошедшие в таких организациях, как «Левый фронт», «Другая Россия», НДП и «Русские», показали, что линия  раздела проходит теперь на совершенно другой основе. В России словно образовалась две метапартии: «за Новороссию» и «за Украину». И в той, и в другой можно увидеть людей, называющих себя «националистами» и «коммунистами». Лишь либералы целиком оказались во второй метапартии.

В тоже время украинские события свидетельствует о некоторой  зацикленности на сугубо исторических темах - как в России, так и на Украине. Оказывалось, что для массы россиян и украинцев Вторая мировая война словно закончилась вчера, а не семьдесят лет назад. Например, излюбленным словом-обзывалкой для пропаганды с обеих сторон стало слово «фашизм». Нет нужды говорить, что фашизм это явление, существовавшее в Италии до 1945 года, и больше нигде и никогда фашизма не было. Если же подразумевать под фашистами людей ультраправых взглядов, то  таковые имеются и среди повстанцев Юго-Востока и с украинской стороны, но не там, ни здесь они погоды не делают.  Еще более нелепой выглядит попытка представить Путина в образе нового Гитлера. Нет и не может быть совершенно отличных друг от друга фигур.  Гитлер был харизматическим лидером, пришедшим к власти благодаря широкому народному движению. Путин же это бюрократ, которому власть досталась по наследству.  Гитлер был авантюристом, Путин, напротив, очень осторожен и очевидно подвержен влияниям. Именно его нерешительность с оказанием военной помощи Юго-Востоку,  во-первых, так затянула активную фазу гражданской войны, а во-вторых, не позволила повстанцам удержать те обширные территории, которые они контролировали вначале. Именно его  Гитлер беспощадно подавлял всякую оппозицию, а в путинской России противники его власти устраивают «марши мира» под охраной полиции. Если бы Путин был новым Гитлером, над Крещатиком давно бы уже развевались российские флаги. Не менее нелепое впечатление, чем постоянные вопли про «путлера», производит проводимая на Украине кампания по уничтожению памятников Ленину – человеку,   благодаря которому государство Украина и появилась на географической карте.  В России люди вроде Баркашова и Демушкина всегда обвиняли в том, что он покровительствовал «нацменам» в ущерб интересам русского народа. И кстати, в советское время уровень жизни в УССР был выше, чем в РСФСР. Но для  украинских националистов памятники  Владимиру Ильичу это  символ москальской оккупации.    

Что касается перспектив развития конфликта, то Новороссия в ее нынешних границах могла бы нормально существовать и развиваться, только лишь войдя в состав России, в противном случае это будет лишь небольшое государственное образование   с неясным статусом,  в развитие хозяйства в котором вряд ли тко-то захочет вкладываться. Однако нынешнее российское руководство на это никогда не пойдет: это чревато как еще большими осложнениями внешнеполитического плана, так и ростом нагрузки на бюджет (в результате чего некоторые российские оппозиционеры сменят лозунг «Хватит кормить Кавказ» на «Хватит кормить Донбасс»). Это в 1939 – 1940 годах Советский Союз без труда проглотил Западную Украину, Западную Белоруссию, Прибалтику, а еще Бессарабию и   Северную Буковину, а для нынешней России и  присоединение Крыма стало серьезным бременем.  Для Новороссии оптимальным вариантом было бы добрать «территориальный и демографический вес», чтобы контролировать побережье Черного моря и такие крупные промышленные центры, как Харьков, Днепропетровск, Одесса и таким образом стать полноценным государством крупных для Европейского континента размеров. Такую Новороссию был бы в конце концов вынужден признать и Запад. Нынешняя нестабильность на Украине и слабость украинского государства дают надежду на подобное развитие событий.

 

Антон Михайлюк


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100