[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


 

ИСТОЧНИКИ ТВОРЧЕСТВА Г-ЖИ БЛАВАТСКОЙ

 

Из книги: Рене Генон. Теософизм, история одной псевдорелигии. Глава 9.   Пер. с французского Андрея Игнатьева

 

Теперь, когда мы достаточно узнали о жизни и личности г-жи Блаватской, следует поговорить немного о ее трудах. Если они не обязаны своим происхождением откровениям какого-либо «Махатмы», то каковыми были источники достаточно разнообразных познаний, об обладании ею которыми свидетельствуют эти самые труды? Эти познания она приобрела совершенно естественным образом в ходе своих многочисленных путешествий и также благодаря чтению разнообразных книг; впрочем, читала она без какого-либо плана и достаточно плохо усваивала прочитанное; «ее культурный багаж был обширен, хотя и немного беспорядочен», как признавал сам Синнетт (1). Рассказываю, что во время ее первых поездок на Ближний Восток в обществе Метамона ей удалось проникнуть в некие монастыри на горе Афон и, именно занимаясь в их библиотеках, она познакомилась, среди прочего,  с александрийской теорией Логоса. Во время ее пребывания в Нью-Йорке, она прочитала труды Якоба Бёме, которые, без сомнения, являлись тем немногим, что она когда-либо знала из настоящей теософии, и труды Эльфаса Леви, которые она так часто цитирует; она прочитала, вероятно, также «Kabbala Denudata» Кнорра де Розенрота и другие разнообразные трактаты по каббале и герметизму. В письмах, которые в это время Олькотт адресовал Стейнтону Мозесу, упомянуты несколько трудов достаточно разного характера; мы можем, например, прочесть такое: «Отсылаю вас к содержащим сведения о магических феноменах работам (Гугенота) де Муссо, который, хотя и был фанатичным католиком и, безусловно, верил в существование дьявола, собрал множество достоверных фактов, которые Вы, будучи просвещенным и свободным человеком, сможете оценить по достоинству. Вам также будет полезно прочитать книги о восточных сектах и жреческих орденах; и несколько примечательных   вещей вы обнаружите в «Современных египтянах» Лэйна» (2). В следующем письме, кроме «Пылающей звезды» и «Magia Adamica», о которых мы уже упоминали, речь идет об анонимном герметическом тексте под названием «Ключ к сокрытым вещам с начала мира» (3). В другом письме Олькотт рекомендует своему корреспонденту прочитать «Спиритизм в мире» Жаколи и другие книги этого же самого автора, посвященные Индии,   которые, впрочем, не содержат абсолютно ничего серьезного (4); и все эти книги, без сомнения, сам Олькотт читал тогда вместе с г-жой Блаватской, о которой он упоминает в том же самом письме, написанном в 1876 году: «Подождите, пока у нас будет время закончить ее книгу, и тогда вы сможете познакомиться с оккультизмом на хорошем английском; многие тайны Фладда и Филалета, Парацельса и Агриппы истолкованы в легкодоступной для каждого манере».

Итак, из этой последней цитаты следует, что Олькотт и дургие принимали участие в редактировании «Разоблаченной Изиды», точно также как позже Субба Бао участвовали в редактировании «Тайной доктрины», так совершенно просто объясняются те вариации стиля, которые характерны для ее трудов и которые теософисты связывают с отрывками, продиктованными различными «Учителями». Также рассказывали, что г-жа Блаватская иногда при пробуждении обнаруживала двадцать или тридцать страниц написанного ею собственноручно текста, являющегося продолжением того, над  чем она работала во время бодрствования, впрочем, мы не оспариваем сам по себе этот факт, так как вполне возможно, что она была лунатиком и что она на самом деле писала ночью то, что обнаруживала на следующий день; случаи подобного рода весьма распространены, так что нет особых оснований этому удивляться. Впрочем, природный сомнамбулизм и медиумизм достаточно часто соседствуют, и мы уже объясняли, что если фокусы г-жи Блаватской были надлежащим образом разоблачены, то это не должно обязательно побуждать нас думать, что у нее не было никаких медиумических способностей; следовательно, мы можем допустить, что иногда она выступала в роли «пишущего медиума», но, как чаще всего происходит в подобных случаях, то, что она писала, было лишь отражением ее собственных мыслей и мыслей ее окружения.

Что касается источника происхождения книг, которыми г-жа Блаватская пользовалась в Нью-Йорке, и некоторые из которых, возможно, было достаточно трудно найти, то через г-жу Эмму Гардринг-Бриттен, бывшего члена первого Теософского общества, и также члена H.B. of L. (5) нам известно, что «г-жа Блаватская купил на деньги Общества и хранила, будучи библиотекарем, много редких книг, чье содержание всплыло в «Разоблаченной Изиде» (6). С другой стороны, мы видели, что она унаследовала библиотеку барона де Пальма, и что эта библиотека содержала, что самое важное, рукописи, которые использовались г-жой Блаватской таким образом, как об этом сообщал д-р Кроуз, и которые она вместе с письмами Свами Даянанды Сарасвати превратила в дальнейшем в послания «Махатм». Наконец, г-жа Блаватская могла подчерпнуть различную информацию в бумагах Фельта и в книгах, которыми он пользовался для того, чтобы подготовить свои лекции по магии и «египетской каббале», и которые он оставил ей, когда исчез. Именно Фельт, кажется, первым придумал теорию «элементалов», которую он достаточно безосновательно приписывал древним египтянам (7). Что касается собственно восточных учений, г-жа Блаватская знала о брахманизме и буддизме только то, что может быть известно всем, и она мало что в этом понимала, о чем свидетельствуют теории, которые она им приписывала, и также ошибки, которые она допускала всякий раз при употреблении терминов на санскрите. Впрочем, М. Ледбитер бесспорно признал, что «она была невеждой в санскрите», и что «арабский, кажется, был единственным восточным языком, которым она владела» (который, без сомнения, она могла изучить во время своего пребывания в Египте) (8), и он объясняет ее незнанием санскрита большинство сложностей теософской терминологии, именно тех сложностей, которые вынудили г-жу Безант заменить английскими эквивалентами большинство терминов восточного происхождения (9). У г-жи Блаватской эти термины часто использовались в значении, которое они никогда не имели в реальности; мы уже видели это на примере слова «Махатма», которое заменено на слово «Адепт», и мы увидим это на примере слова «карма», которое, однако, было сохранено. В некоторых случаях г-жа Блаватская выдумывала слова, которые не могут существовать в санскрите в той форме, которую она им придавала, как, например, «Фохат», что, кажется, является только искаженным «Махат»; в других случаях, она создавала слова, заимствуя их элементы из различных восточных языков: так, у нее встречаются сложные слова, наполовину санскритские и наполовину тибетские или монгольские, как, например, «девачен», вместо санскритского «дева-лока» или «дхьян-чохан» вместо «дхьяни-буддха». Впрочем, эти восточные термины, применяемые вкривь и вкось, служат почти всегда только для того, чтобы перерядить чисто западные концепции; в сущности, они нужны, чтобы играть ту же самую роль, что и «феномены», то есть чтобы привлечь клиентуру, которая легко поддается внушению при помощи видимости, и именно поэтому теософисты никогда не смогут отказаться от них полностью. Ведь есть много людей, для которых притягателен экзотизм, даже самого посредственного качества, и которые, впрочем, совершенно неспособны удостовериться в его ценности; «снобизму» этого рода и обязан успех теософизма в определенных кругах.

Мы скажем еще пару слов о том, что касается так называемых тайных тибетских текстов, которые г-жа Блаватская цитирует в своих трудах, а именно знаменитых «Станцов Дзиан» (10), включенных в состав «Тайной доктрины» и «Пути безмолвия». Эти тексты содержат немало мест, которые являются явно «интерполированными» или даже придуманными целиком, а с другой стороны, они, по крайней мере, «упорядочены», чтобы соответствовать теософистским идеям; что касается их аутентичных частей, они просто заимствованы из переводов фрагментов  Канджура и Танджура, опубликованных в 1836 году в XX-ом томе «Asiatic Researches» (Калькутта)  Александром Ксома де Коросом.  Этот венгр, придумавший себе псевдоним Скандербег, был чудаком, путешествовавшим долгое время по Центральной Азии с целью отыскать через сравнение языков племя, от которого произошел его народ (11).

Именно из этой только что описанной нами искусственной смеси разнородных элементов произошли капитальные труды г-жи Блаватской, «Разоблаченная Изида» и «Тайная доктрина»; и эти труды явились тем, чем они естественно должны быть в подобных условиях: неудобоваримыми и лишенными порядка компиляциями, подлинным хаосом, в котором некоторые интересные материалы тонут в море лишенных всякой ценности утверждений; конечно, искать в нем то, что намного легче можно найти в других текстах, было бы только напрасной потерей времени. К тому же, эти работы Блаватской изобилуют ошибками, также как и противоречиями, принимающими такую форму, что могли бы удовлетворить самые противоположные мнения: например, одно за другим сменяют утверждения, что Бог существует, затем, что его не существует, что «Нирвана» это уничтожение, а затем, что она является нечто полностью противоположным, что перевоплощение душ это реальность, а потом, что это выдумка, что вегетарианство неотделимо от «психического развития», а затем что оно просто полезно (12). Впрочем, все это понятно без труда, поскольку, помимо того как взгляды самой г-жи Блаватской, без сомнения, претерпели значительную эволюцию, она писала с огромной скоростью, не ссылаясь никогда ни на источники, ни на прежние свои сочинения. Однако именно эти столь страдающие недостатками труды всегда лежали в основе теософистского учения; несмотря на все, что в  них могло быть добавлено впоследствии и даже на исправления, которые могли быть сделаны под видом «интерпретаций», авторитет этих трудов среди членов Общества всегда был бесспорен, и, даже если он и не содержит исчерпывающее изложение доктрины, в нем, по крайней мере, заключены основополагающие принципы, если только можно говорить о доктрине и  принципах, когда сталкиваешься с таким бессвязным набором.

Когда мы говорим здесь о бесспорном авторитете, им пользуется прежде всего «Тайная доктрина», так как этого совсем не скажешь о «Разоблаченной Изиде»; так и М. Ледбитер, составивший нечто вроде «учебного плана» для теософистов, настойчиво рекомендует первую, которую он называл «самой лучшей из всех книг», но даже не упоминает вторую (13). Мы сейчас покажем, на чем основывается такое сдержанное отношение, которое легко объяснить, так как прежде всего именно сравнение этих двух работ извлекает на свет божий те вариации и противоречия, о которых мы только что говорили. Среди прочего, г-жа Блаватская написала такое в «Разоблаченной Изиде»: «Реинкарнация, то есть появление той же личности или, вернее, его астральной монады дважды на той же планете — не есть правило природы; это — исключение, подобно тератологическому феномену рождения ребенка с двумя головами. Ему предшествует нарушение законов гармонии природы и случается только тогда, когда последняя, стремясь восстановить нарушенное равновесие, насильно бросает обратно в земную жизнь астральную монаду, которая была вышвырнута из круга необходимости преступлением или несчастным случаем» («Разоблаченная Изида») (14).

В этом отрывке легко увидеть влияние H.B. of L.; на деле ее учение, хотя и абсолютно в своей основе «анти-реинкарнационистское», допускает, однако, совершенно неверно, несколько исключений, а именно три: дети, умерщвленные или умершие в младенчестве, слабоумные от рождения и, наконец, совершаемые по собственной воле «мессианские» воплощения, которые якобы происходят приблизительно каждые шестьсот лет (в конце каждого из циклов, именуемого халдеями «нарос»), но никогда одна и та же душа не воплощается более одного раза, и не может иметь последовательно двух схожих воплощений в одной и той же расе; именно два первых случая из трех г-жа Блаватская могла сравнить с «тератологическими феноменами» (15). Впоследствии, когда теософизм стал «реинкарнационистским», эти два случая оставались еще исключениями, но в том смысле, что допускалась возможность немедленного перевоплощения (16), в то время как для нормальных случаев тогда предполагалась, как мы уже говорили, промежуток в полутора тысяч лет. С другой стороны, г-жа Блаватская утверждала, что  «лишь те, кто не понял сказанного автором «Разоблаченной Изиды»,  обвиняли ее в том, что она выступает против теории реинкарнации   Ведь когда был написан этот труд, никто ни из английских, ни из американских спиритуалистов в перевоплощение не верил; и то, что говорится в этой книге о «переселении душ», было направлено против французских спиритов, чья теория столь же антифилософична и абсурдна (и которые) верят в произвольное и немедленное перевоплощение»  (17).

Однако, именно у этих спиритов из школы Алана Кардека, к которой она прежде принадлежала, г-жа Блаватская заимствовала саму идею реинкарнации, с некоторыми модификациями, или, если угодно, усовершенствованиями, которые она могла в нее ввести, чтобы сделать ее более «философской», когда она вновь обратилась к этой идее, прежде временно оставив ее под влиянием другой школы. Что касается отрывка из «Разоблаченной Изиды», который мы процитировали, то его смысл совершенно ясен и не содержит ничего туманного и трудного для понимания: здесь нет и речи о том, чтобы обсуждать разновидности реинкарнации или то, происходит ли она немедленно после смерти или через какой-либо промежуток времени: именно сам феномен реинкарнации для большинства случаев здесь отвергается безусловно и ясно. Также здесь проскальзывает дурная манера г-жи Блаватской; и видно, что она первая стала утверждать, что те, которые обнаруживают в ее работах какое-либо нелепое утверждение, даже противоречие с точки зрения формальной логики, просто плохо поняли ее учение. Ее последователи должны были следовать с готовностью этому примеру всякий раз, когда им хотелось ввести в теософистское учение какое-либо более или менее важное новшество.

 

Примечания

 

1.    Le Monde Occulte, p. 45.

2.    Письмо от 18 мая 1875.

3.    Письмо от 22 июня 1875.

4. В Lotus Bleu от 7 ноября 1890 года можно прочесть также, что «Ложа Блаватской» (Лондон) рекомендовала чтение английских переводов этого автора, правда, в следующем номере сообщается, что публикация этих переводов была просто «анонсирована» в Lucifer.

5. Некоторые считают ее автором анонимных трудов, носящих названия «Искусство магии» и «Стран привидений», которые связаны с учением этой школы.

6. Письмо в газету Light (Лондон) от 9 декабря 1893 года.

7. См. Old Diary Leaves Олькотта.

 8.  L 'Occultisme dans la Nature, p. 404.

 9. Ibid, pp. 222 et 263.

10. Дзиан, это должно быть искаженное санскритское слово, либо «джняна» сознание, либо «дхьяна» созерцание; г-жа Блаватская сама указывает на две эти деривации (на первую в Lotus за декабрь 1887 года, на вторую в «Введении в Тайную доктрину»), явно не отдавая себе отчета в их несовместимости.

 11. Voir Correspondance de Victor Jacquemont, 1.1, pp.226-227, 255 et 357.

12. Большое количество этих противоречий выявлено М. Артуром Лили в книге под названием M-e Blavatsky and her Theosophy.

13. L 'Occultisme dans la Nature, pp. 415-419.

14. Isis Unveiled, 1.1, p.351 в английском переводе.

15. Isis Unveiled, 1.1, p. 352.

16. Le Bouddhisme Esoterique, pp. 173-174.

17. La Clef de la Theosoplie, p.267. См. Teosophist за август 1882 года; Lotus за март 1887 года. В этой последней статье (р.16) г-жа Блаватская признает, однако, «нехватку точности» и она извиняется за «серьезные недостатки», которые присущи изданию «Разоблаченной Изиды».


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100