[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


КРИТИКА ТЕОСОФИЗМА

Из книги: Рене Генон. Теософизм, история одной псевдорелигии.   Пер. с французского Андрея Игнатьева

Глава XVI

Начало президентства г-жи Безант

    Вскоре после смерти г-жи Блаватской между Олькоттом, Джаджем и г-жой Безант, которые все трое претендовали на то,  чтобы быть ее преемниками, и каждый из них заявлял, что  находится в прямой связи с «Махатмами», попутно обвиняя остальных во лжи. Три этих деятеля, к тому же, хотели извлечь выгоду из  соперничества трех секций – азиатской, американской и европейской, во главе которых они, соответственно, стояли. В самом начале, конечно, эти распри  стремились скрыть. Г-жа Блаватская умерла 8 мая  1891 года,  и уже 19 мая в Лондоне было обнародовано заявление,  в котором после протеста против «клеветы», объектом которой была основательница Общества, можно было прочесть следующее: «Что касается нелепой идеи, будто бы кончина г-жи Блаватской вызвала борьбу за «место, ставшее вакантным», позвольте нам сообщить, что организационная структура Теософского общества не подвергалась и не подвергнется никаким изменениям вследствие ее ухода. Вместе с полковником Олькоттом, президентом Общества, и Уильямом К. Джаджем, крупным адвокатом из Нью-Йорка, вице-президентом и  главой теософского движения в Америке, г-жа Блаватская являлась основательницей Теософского общества, и именно это положение не может быть вызвано «государственным переворотом» или чем-либо еще. Более того, г-жа Блаватская занимала совершенно почетную должность секретаря-корреспондента Общества, которая, согласно нашему Уставу, не является обязательной. На протяжении шести месяцев, вследствие роста нашего Общества, она, по поручению полковника Олькотта, временно выполняла обязанности президента европейской секции, с целью улучшить управление ею, и после ее смерти ее должность стала вакантной. Своим высоким положением г-жа Блаватская обязана своим знаниям, своему влиянию, своей кристальной честности, а вовсе не официальной должности, которую она занимала. Итак, наша организация останется без каких-либо перемен. Главная роль Е.П. Блаватской состояла в просвещении, тот же мужчина или та же женщина, которая захочет стать ее преемником, должен или должна обладать ее знаниями». Под этим заявлением стояли подписи руководящей европейской секции:  г-жи Анни Безант, К. Картера Блейка, Герберта Бэрроуза, мисс Лауры М. Купер, Арчибальда Кентли, Дж. Р.С. Мида, секретаря английской секции Вальтера Р. Олда, графини Вахтмайстер и д-ра В. Винна Весткотта, который в следующем году сменит доктора Роберта Вудмана на посту «Верховного Мага» Societas Rosicruciana in Anglia.

    Это опровержение начавших ходить слухов не соответствовало истине. Это стало понятно, когда 1 января 1892 года Олькотт оставил должность президента. Он заявил о своем уходе в письме, адресованном Джаджу, в котором он ссылался, прежде всего, на  плохое здоровье и смиренно просил своих коллег не смотреть на него, как на человека, достойного почестей, а просто как на грешника, который всегда пытался исправиться и помочь себе подобным». Опубликовав это письмо 1 февраля, Олькотт сопроводил его комментарием, в котором постарался ничем не обидеть двух своих конкурентов, которые не выбыли из борьбы: «В ходе моих визитов в Европу и Америку я удостоверился, - писал он, - что нынешнее состояние движения вполне удовлетворительное. По моему возвращению в Индию, я также  мог констатировать, что вновь сформированная индийская секция находится в надежных руках и твердо стоит на ногах. В Европе г-жа Анни Безант, охваченная единственным устремлением, стала фигурой первого плана. Благодаря хорошо известной  целостности ее характера и ее поведения, ее самоотверженности, энтузиазму и  исключительным способностям,  она превзошла всех своих коллег и оказала глубокое влияние на состояние умов в  англоязычных странах. Я знаком с ней лично и я уверен, что в Индии она будет столь же любезна и столь же полна братских чувств по отношению к азиатам, как Е.П. Блаватская и я сам. В Америке под твердым и умелым руководством  м-ра Джаджа Общество росло и ширилось, и  сейчас могучая и прочная организация день ото дня наращивает свои ряды. Итак, три секции Общества находятся в  весьма надежных руках, и в моем личном руководстве более нет необходимости». Далее он повел речь о своих намерениях: «Я возвращусь в  мой маленький домик Do tokamund, и буду жить писательским трудом и на мои доходы от издания «Теософиста». У меня есть намерение завершить незаконченную, но важную часть моей задачи, а именно, написание истории Общества и некоторых книг по религии, оккультным наукам и психологии. Я всегда буду готов оказать моему преемнику помощь, в которой он будет нуждаться и дать ему  мои лучшие советы, основанные на опыте сорока лет общественной деятельности и шестнадцати лет президентства в нашем Обществе». Так как Олькотт не назначил себе преемника, нового президента следовало избрать путем голосования. Между тем,  отставник, еще занимавший свое кресло, объявил, что 8 мая, годовщина смерти Блаватской,  будет отныне именоваться «Днем Белого Лотоса», и будет отмечаться «простым и достойным образом, избегая какого-либо сектантства, банальной лести, пустых комплиментов, и выражая присущее всем нам  чувство нежной благодарности той, которая наставила нас на трудный путь, ведущий к вершинам науки». Прежде мы уже упоминали случай, показавший, как теософисты следуют  предписанию «избегать какой-либо банальной лести»!

    24 и 25 апреля в Чикаго состоялся ежегодный съезд американской секции. Ее участники не пожелали принять отставки Олькотта и просили его продолжать  исполнять свои полномочия (без сомнения, опасаясь избрания г-жи Безант) и выразили пожелание, чтобы Джадж был избран заранее как пожизненный президент, еще до того, как пост президента станет вакантным. Вскоре после этого стало известно, что «уступая пожеланиям своих друзей и съезда американской секции, также как необходимости закончить несколько юридических дел, полковник Олькотт отсрочил свою отставку на  неопределенный срок (sic)» (1). Затем, 21 августа он окончательно отозвал свое заявление об отставке, назначив Джаджа своим преемником.

    Однако, чуть позже, после различных неприятных инцидентов, а именно самоубийства администратора штаб-квартиры в Адьяре, С.Е. Гопалачарлу, который на протяжении нескольких лет крал значительные суммы из кассы Общества, чего никто не заметил, между Олькоттом и г-жой Безант произошло сближение. В январе 1894 года последняя вместе с графиней Вахтмайстер отправилась в турне по Индии, и Олькотт их повсюду сопровождал. В марте, когда она отправилась в Европу, Олькотт доверил ей руководство «эзотерической секцией», за исключением отделения в Америке, которое осталось за Джаджем. В ноябре того же года Джадж захотел сместить г-жу Безант, но его поддержала только часть членов американской секции. В ответ, сторонники г-жи Безант, как никогда, стали обвинять его в обмане. В это время орган французской секции под инициалами майора Д.А. Курме опубликовал статью, где можно было прочитать следующее: «Справедливо или нет, один из глав нынешнего теософистского движения Уильям К. Джадж обвиняется в том, что выдавал за полученные прямо от «Учителя» некие послания, возможно, и имеющие  это ментальное происхождение, но перенесенные на бумагу исключительно У.К. Джаджем… Нейтральная позиция теософского общества и оккультная природа этих сообщений, именуемых «осажденными», будто бы помешали У.К. Джаджу дать  исчерпывающее объяснение фактам, в которых его обвиняют. Более того, неблагоразумие, происходящее из  человеческого несовершенства,  еще усугубило это происшествие… можно лишь сказать, что теософисты в англоязычных странах в настоящее время разделились на два лагеря: «за» и «против» У.К. Джаджа» (2). Некоторое время спустя «Path» предупреждал членов Теософского общества, что «любители глупых шуток и исполненные недобрых намерений люди отправляют мнимые оккультные послания тем, кого они считают простаками» (3). Никогда еще не видели столько так называемых посланий от «Учителей», даже при жизни г-жи Блаватской. Наконец, 27 апреля 1895 года сторонники Джаджа целиком отмежевались адьярской штаб-квартиры, чтобы создать независимую организацию под названием «Теософское  общество Америки». Эту организацию, которая существует до сих пор, возглавляли Эрнст Т. Харгроув,  а затем миссис Кэтрин Тингли. При последней ее штаб-квартира  была перенесена из Нью-Йорка в  Пейнт-Лома (Калифорния); у нее есть отделения в Швеции и Голландии.

    Касательно обвинений, выдвинутых против Джаджа, вот поучительные пояснения, данные вскоре после раскола в статье,  которую д-р Паскаль опубликовал в «Lotus Bleu»: «Вскоре после смерти Е.П. Блаватской У.К. Джадж стал распространять многочисленные послания, будто бы происходящие от индусского «Учителя». Эти послания были якобы «осаждены» при помощи оккультных процедур и несут на себе отпечаток криптограммы того же Учителя. Вскоре было установлено, что этот отпечаток происходит от факсимиле печати Учителя, факсимиле, которое полковник Олькотт изготовил в Пенджабе. Из-за ошибки в рисунке на печати, совершенной полковником Олькоттом, этот факсимиле очень легко узнать. Сходный отпечаток он предоставил W, когда тот должен был представлять М (5). Эта копия печати была подарена Е. П. Блаватской полковником Олькоттом, и некоторые теософы видели  ее при жизни Блаватской, а после ее смерти она исчезла… Когда полковник Олькотт увидел в первый раз отпечаток, скреплявший послания У.К. Джаджа, он узнал в нем отпечаток печати, которую он изготовил в Пенджабе, и которая исчезла. Полковник добавил, что надеется, что тот, кто украл ее, не будет пользоваться ей, чтобы обманывать своих братьев, но в любом случае, он узнал бы  этот отпечаток среди тысяч. С этого времени на новых посланиях не было отпечатка криптограммы, и этот отпечаток также был убран с прежних опубликованных Джаджем посланий» (6). Следует добавить, что теософист по фамилии Опперман, ярый сторонник Джаджа,  отправил свой ответ на эту статью, но редакция «Lotus Bleu», сначала дав анонс публикации, внезапно передумала и категорически отказалась ставить эту статью под предлогом, что «вопрос уже был разрешен» в июле на съезде в Лондоне (7). На этом съезде Олькотт просто принял к сведению  факт «сецессии» и аннулировал хартии диссидентских отделений в Америке,  а затем из числа тех, кто не последовал за Джаджем, организовал  новую американскую секцию с Александером Фуллертоном на посту  генерального секретаря (кроме того, незадолго до этого была основана  австралийская секция с д-ром А. Каролом на посту генерального секретаря), после чего  Синнетт был назначен вице-президентом Общества вместо Джаджа. Несколько членов европейской секции после тщетных попыток заявить протест в пользу этого последнего, официально вышли из нее,  чтобы в свою очередь создать отдельную организацию под названием «Теософское общество Европы», почетным президентом которого был избран Джадж. В их числе был избран Арчибальд Кентли, чей брат Бертрам, напротив, остался генеральным секретарем индийской секции.  Д-р Франц Гартман также примкнул к раскольникам.

    Как надо полагать, все события, о которых мы только что рассказали, не остались без общественной огласки, даже в то время, когда они происходили. Вначале, правда, делали вид, что отклики, которые они получают в лондонской прессе, представляют собой отличную рекламу для Общества. «Газеты, - как писал в сентябре 1891 года,  - создали много шумихи вокруг писем, о которых Анни Безант утверждала, что они получены от Махатм, после смерти Е. Блаватской. «Daily Chronicle» предоставила свои страницы для дискуссии, и наши братья воспользовались этой прекрасной возможностью для изложения своих взглядов: более шести колонок каждый день были заполнены письмами теософистов и  их противников, не забудем также о «священниках» и членах Общества психических исследований. Но дело приняло другой оборот, когда в следующем месяце в только что упомянутой газете появилась такая суровая оценка: «Теософисты обмануты и многие из них поняли это; мы опасаемся, что они обнаружили себя находящимися на  настоящем карнавале глупости и лжи» (9). На этот раз те, кого это касалось, хранили благоразумное молчание насчет «прекрасной рекламы», тем более, что «Westminster Gazette», со своей стороны, начала вскоре публиковать целую серию строго документированных статей, которая, как говорили, была даже инспирирована  членами «эзотерической секции». Статьи из этой серии в 1895 году были собраны  в один том и были изданы под говорящим названием: «Isis very  much Unveiled». С другой стороны, знаменитый «человек, читающий мысли», Стюарт Камберленд предложил премию в тысячу фунтов всякому, кто захотел бы в его присутствии воспроизвести один из феноменов, приписываемых «Махатмам». На это предложение, конечно, никто не откликнулся. В 1893 году М. Нагаркар, член «Брахма Самадж», которого, следовательно, едва можно заподозрить во враждебности к теософистам из-за предвзятого мнения, заявил в Лондоне, что на теософизм в Индии смотрят как на «бездарную вульгарность» и ответил своим оппонентам: «Вы, которые едва разбираются в делах своей собственной страны, не будете пытаться, я надеюсь, поучать меня в отношении того, что относится к моей собственной стране, и того, чем я занимаюсь. Ваши Махатмы никогда не существовали и являются просто шуткой (joke) г-жи Блаватской, которая хотела узнать, сколько простаков в них поверит. Выдавать эту шутку за истину означает становиться соучастником во лжи» (10). В 1895 году Герберт Бэрроуз, тот самый, который ввел г-жу Безант в Теософское общество, написал У.Т. Стеду, бывшему в ту пору редактором «Borderland»: «Недавние разоблачения случаев мошенничества, разделившие Общество, побудили меня к новым исследованиям, которые полностью убедили меня, что на протяжении ряда лет в Обществе царил обман… Полковник Олькотт, президент Общества и м-р Синнетт, вице-президент, полагают, что г-жа Блаватская иногда была недобросовестна. К обвинениям в мошенничестве, выдвинутым  г-жой Безант против  м-ра Джаджа, бывшего вице-президента, можно добавить обвинения против полковника Олькотта, которые были выдвинуты одновременно г-жой Безант и  м-ром Джаджем. Я не могу более выражать мое почтение и мою поддержку организации, где происходят эти и им подобные подозрительные вещи. Не отвергая, однако, основных идей теософии, я ухожу из Общества по той причине, что в том виде, в котором оно сейчас существует, оно представляет собой постоянную угрозу для честности и истины и дверь, постоянно открытую для суеверия, обмана и лжи».  В декабре 1895 года в «English Theosophist», органе раскольников, можно было прочесть: «М-р Синнетт сам заявил, что м-ра Джаджа обучила всем этим приемам мошенничества г-жа Блаватская… Г-же Безант известно, что г-жа Блаватская была нечестной на руку, но у нее не было ни нравственной смелости, ни честности, чтобы сказать об этом».

    Видно, в каких условиях г-жа Безант взяла на себя руководство Теософским обществом. На деле, она бесспорно выступала  в роли лидера, начиная с 1895 года, хотя прошло достаточно долгое время после того, как Олькотт официально оставил свой пост в ее пользу (нам не удалось отыскать точной даты его окончательной отставки). Кажется к тому же, что он достаточно неохотно расстался со своим постом президента, пусть и ставшим сугубо почетным.  Он умер 17 февраля 1907 года, успев осуществить свой замысел  написать в своей версии историю Общества, вышедшую под названием «Old Diary Leaves». Но его дурной нрав проявился в этой книге столь очевидно, и некоторые места оказались столь компрометирующими, что «Theosophical Publishing Company» некоторое время не решалась издавать этот труд.

 

Примечания

1) Lotus Bleu, 27 июня 1892 года.

2) Lotus Bleu, 27 декабря 1894 года.

3) Цит. в Lotus Bleu 27 марта 1895 года.

4) С какой целью? Это было бы интересно узнать.

5) Инициалы Мории; но почему печать этого «индусского учителя» была европейского типа.

6) Lotus Bleu, 27 июня 1895 года.

7) ID., 27 сентября 1895 года.

8) Lotus Bleu, 27 сентября 1891 года.

9) Daily Chronicle, 1 октября 1891 года.

10) The Echo, Лондон, 4 июля 1893 года.


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100