Зачем нам старушка Европа?
В последнее время среди российского политического истеблишмента получили широкое распространение фантазии насчет наших перспектив сотрудничества с Европой: дескать, объединенной Европе надоела гегемония США в мире, она хочет играть роль второй сверхдержавы, а если Россия и ЕС объединятся, то им вообще никто не сможет противостоять.

В былые годы противопоставлением США и Европы (прежде всего, США и Германии) занимались лишь представители маргинальных националистических кругов, и если для них Америка была исчадием ада, то Европа почему-то оказывалась нашим лучшим другом. В подобном духе много рассуждал А. Г. Дугин в своей книге «Основы геополитики». Во время агрессии НАТО против Югославии в православно-монархической газете «Русский Вестник» всерьез утверждалось, помню, что эта агрессия является следствием заговора США и радикальных исламистов против Европы: Америка хочет создать очаг исламского терроризма в Европе и тем самым ослабить ее. Тогда остается вопросом, почему правительства европейских стран действовали бок о бок с США, если они, оказывается, действовали во вред себе - или, может безызвестный автор «Русского Вестника» за европейцев знает, что для них лучше?

Прошло время, и германофильские и проевропейские настроения, бывшие до того уделом маргиналов (вроде нациков из ННП Иванова-Сухаревского), стали очень популярными у солидных проправительственных политиков, политологов и журналистов – уже в период путинского правления. Причем если маргиналы свои надежды возлагали на приход к власти в странах Европы своих единомышленников (и их идеологи и теоретики, не способные собрать в России группу даже в 50 человек, занимались только тем, что совершали вояжи и писали письма разного рода европейским неофашистам, неонацистам и язычникам, старательно подсчитывали, насколько их комрады получили больше процентов голосов, чем на предыдущих выборах и страдали, что в Европе все больше живет «чурок»-мусульман), то респектабельные путинисты готовы сотрудничать с представителями тех европейских правящих кругов, которые есть. Отсюда бесконечные умильные репортажи о том, как друг Путин встречался с другом Шредером, и вместе они беседовали на немецком языке и мягко журили своего общего друга Буша за то, что он вторгся в Ирак.

Конечно, надежды на Европу имеют под собой реальную почву, например, в том, что некоторые европейские страны отказались принять участие в агрессии против Ирака. Европейцы, заметим вообще более пацифистски настроены, они предпочитают действовать методами мирной, культурной экспансии, а не размахивая «большой дубинкой», как янки, о причине этого ниже. Кроме того, гуманной европейской общественности не нравится то, что в Америке не хотят отказаться от смертной казни и от свободной продажи оружия, наплевательски относятся к проблемам экологии (отказались подписать Киотский протокол). Европейские социалисты и социал-демократы критикуют американскую модель экономического развития, характерными чертами которой являются вопиющая разница в доходах и избыточный рост личных капиталов в ущерб социальному обеспечению граждан. В ответ американские неоконсерваторы осуждают излишние участие государства в хозяйственной сфере и неоправданные социальные расходы, что, по их мнению, ведет к неэффективности экономики и плодит тунеядцев. Говорят также, что американцы, особенно в глубинке, не в пример европейцам гораздо более религиозны, ходят в церковь всей семьей и читают по вечерам Библию, хотя американская религиозность это довольно специфическое явление, мало чего общего имеющее с религиозностью в понимании православных или мусульман. Еще Марк Твен заметил, что Америка это страна больше сектантская, а не христианская.

Но если посмотреть, то общего между США и Европой оказывается несравненно больше. Прежде всего это капиталистический характер хозяйствования в экономической сфере, либеральная демократия во внутренней политике и доминация попсы в сфере культуры (хотя, конечно, американская попса европейскую забивает). В целом противоречий между США и ЕС в целом не больше, чем между отдельными странами ЕС и внутри них, с одной стороны, и внутри правящих кругов США, с другой. И эти противоречия не мешают и американцам, и европейцам чувствовать себя гражданами единого Запада, «свободного мира». Поэтому лично мне гораздо ближе концепция «западнизма» Александра Зиновьева, нежели еврофильские фантазии путинистов.

Проиллюстрируем это на примерах из сферы международных отношений. Да, Франция, Германия, Бельгия и Австрия осудили вторжение в Ирак и не послали туда своих солдат, но ведь большинство европейских стран все-таки США поддержали: Великобритания, Нидерланды, Италия, Испания (хотя она и вывела сейчас свои войска), Португалия, Чехия, Польша, Украина, Эстония, Латвия, Литва и другие. Да и франко-германская оппозиция была вызвана больше пацифистскими настроениями общественности и страхом возмездия со стороны террористов, нежели желанием противопоставить себя США. И в той же Германии, не будем забывать, такая мощная политическая сила, как блок ХДС/ХСС, выступил в поддержку действий Америки, в то время как в самих Штатах против войны выступили демократы. А как только Ирак был оккупирован, строптивые европейцы признали факт оккупации и марионеточное правительство, навязанное США. В целом агрессивность США объясняется большей пассионарностью этого сегмента в целом стареющего европейского суперэтноса. Напомним, что пассионарность, по мнению Л. Н. Гумилева, дольше сохраняется на окраинах местожительства суперэтноса, а США Гумилев называл простым заокеанским продолжением Европы, куда в свое время устремлялись наиболее активные, энергичные, не находившее свое место на родине жители европейских стран. В результате по отношению к остальному человечеству Европа и Америка выступают в ролях доброго и злого следователя. Например, на ведущихся сейчас переговорах Великобритания, Франция и Германия пытаются заставить Иран отказаться от своей ядерной программы «по-хорошему», а в это время США вместе со своим форпостом на Ближнем Востоке Израилем угрожают применить силу. В остальном же ЕС и США предпочитают действовать сообща. Они вместе расчленяли Югославию и бомбили сербов, вместе оккупируют Афганистан (причем командование в Афганистане находится в руках немцев, и Путин оказал им большую услугу, разрешив транзит военных грузов через территорию России). США и ЕС сообща поддерживали «оранжевую революцию» на Украине, вместе они проводят политику удушения последнего подлинно независимого государства и единственного союзника в Европе Белоруссии. А по чеченской проблеме страны ЕС всегда были даже больше склонны оказывать давление на Россию, чем США. Особенно в этом плане отличилась французская леволиберальная общественность, предводительствуемая бывшими вождями студенческой революции 1968 года.

Современная Европа не может предложить никакой альтернативной модели мирового развития, как это в свое время делал СССР. А сотрудничество с ней не поможет нам решить никаких проблем, а только породит новые. Не понятно, чем роль вечного сырьевого придатка и мальчика для битья Европы для России лучше, чем роль вечной шестерки (пусть и строптивой, любящей немного повыпендриваться) Америки, хотя наша страна уже давно одновременно и то, и другое. Россия и так уже вынуждена была поступиться частью своего суверенитета, признав Страсбургский суд в качестве высшей судебной апелляционной инстанции и подписывая разного рода декларации, которые имеют верховенство над национальными законами (среди них и такие нелепые, как декларация о правах животных). Россия вступила в Совет Европы, совершенно ненужную структуру, и теперь нашу страну шпыняют, как хотят, чтобы оправдать свое существование и получать зарплату, евробюрократы-правозащитники. Не следует также забывать о том, что в Европе существует бесчисленное количество экологических организаций, которые по заказу одних капиталистов активно травят бизнес других. Страшно продумать, что эта орава обрушится на нас. ВВП и за сто лет тогда не удвоишь. И одновременно Россия собирается поставлять оружие для армии марионеточного правительства в Ирак – то есть будет способствовать закреплению американской оккупации этой страны. Подобную роль она уже выполняет в Афганистане. И это несмотря на все заявления об осуждении агрессии! Так что современную Россию я назвал шестеркой США не ради красного словца.

Если бы подлинный разрыв между США и Европой и стал бы реальностью, то скорее всего, США для России стали бы союзником, а ЕС – противником. Это как еще в разделе древнеиндийского трактата «Артхашастра», посвященном внешней политике: соседнее государство – это враг, сосед соседа – друг, сосед соседа соседа – враг и так далее. В соответствии с этой схемой, до 1939 года Польша была противником Советского Союза, Германия, сосед Польши - потенциальным союзником, а англо-французский альянс – противником. Потенциальность союза между СССР и Германией была реализована через заключение пакта Молотова-Риббентропа. Когда же Польша была поделена между Рейхом и Советским Союзом, и у них появилась общая граница, ситуация, в соответствии со схемой Артхашастры, изменилась: теперь Германия для нас стала противником, а англо-французский альянс – союзником. Данная возможность полностью была реализована с началом Великой Отечественной войны, правда, Франция как независимое государство к то времени уже прекратила существовать, но ее с успехом заменила Америка. А когда Третий Рейх был раздавлен и сферы влияния держав-победительниц - СССР и союзников - соприкоснулись, между ними с неизбежностью началась «холодная война». Правоту схемы древнеиндийского трактата подтверждает и расстановка сил перед первой мировой войной, когда Россия вопреки германофильским настроениям правящих кругов и устойчивым личным связям стала противником своего соседа Германии и вступила в союз с республиканской Францией, с которой у нашей страны не было ни общих границ, ни противоречий.

А вот у ЕС к России есть и территориальные претензии, каких, кстати, у нас нет с США. Впрочем, в своей любви к Европе, и в особенности, к Германии, сторонники нынешней российской власти готовы идти на уступки в этом плане. Недавно в разговоре с автором этих строк один молодой сторонник Путина заявил следующее: да, придется смириться, Калининградская область потеряна для России, но уж потихоньку спустить ее Германии, а Германия нам поможет договориться с Америкой, закроет, так скажем, своей широкой грудью от гнева дяди Сэма. Вот такое вот «игра на межимпериалистических противоречиях». Пришлось напомнить этому чудаку, что германский “Drang nach Osten” имеет тысячелетнюю историю, в то время как Америка большую часть периода своего и без того недолгого существования была совершенно не враждебна России (по-настоящему нашим противником она стала лишь после 1945 года). Да и дело тут не в названиях: Америка, Германия, а то, что в странах, этими названиями обозначаемых, господствует космополитический капитализм, порождая соответствующий политический порядок и образ мышления. Конечно, New-York must be destroyed, но и труп старушки Европы зарыть заодно не помешает.

(На главную страницу)

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru