[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


 ОТВЕТ НА КРИТИКУ БОГДАНА ЗАДНЕПРОВСКОГО-2

Итак, реакция уважаемого Богдана на мою статью произошла очень быстро. Увы, автор и в этот раз меня огорчил, съехав в обсуждение и критику вашего скромного слуги, дав, даже, прогноз по моему поводу и записав себя в проводники-сусанины из идеологической чащобы (во истину, несть числа пророков в нашем Отечестве!).  Этому посвящена большая часть его ответа. Что ж, буду выше этого, обсуждать стиль и методы критики оппонента, и, упаси боже,  давать прогноз развитию его писательской деятельности я не собираюсь. Поговорю о фактах.

Вы, Богдан, хотите услышать о «месторазвитии» Евразия цитаты классиков евразийства? Извольте, раз Вам лень найти их самому: «Культура России не есть ни культура европейская, ни одна из азиатских, ни сумма или механическое сочетание из элементов той и других. Она – совершенно особая, специфическая культура, обладающая не меньшей самоценностью и не меньшим историческим значением, чем европейская и азиатские. Ее надо противопоставить культурам Европы и Азии как срединную, евразийскую культуру».  Весь смысл и пафос наших утверждений сводится к тому, что мы осознаем и провозглашаем существование особой евразийско-русской культуры и особого ее субъекта, как симфонической личности. Нам уже недостаточно того смутного культурного самосознания, которое было у славянофилов, хотя мы и чтим их как наиболее нам по духу близких. Но мы решительно отвергаем существо западничества, т. е. отрицание самобытности и, в конце концов, самого существования нашей культуры. Нам стыдно за русских людей, которым приходится узнавать о существовании русской культуры от немца Шпенглера. Отметая лукавые попытки западнического духа, заразившего и славянофилов, растворить проблему евразийско-русской культуры в расплывчатом учении о племенном родстве, мы полемически подчеркиваем "туранские элементы" и, отрицая мнимонаучный механический подход к вопросу, выдвигаем единство и органичность, целостность культуры, ее личное качество. Культура рождается и развивается как органическое целое. Она сразу ("конвергентно") проявляется в формах политических и социально-хозяйственных, и в бытовом укладе, и в этническом типе, и в географических особенностях ее территории».

«Именно с географической целостностью и определенностью русско-евразийской культуры стоит в связи наименование ее евразийской, причем давно уже утвердившийся в науке и обозначавший Европу и Азию как один материк термин получает более узкое и точное значение. Евразия в старом смысле слова подразделяется уже не на Европу и Азию, а на 1) срединный континент или собственно Евразию и два периферических мира; 2) азиатский (Китай, Индия, Иран) и 3) европейский, граничащий с Евразией примерно по линии: реки Неман-Западный Буг-Сан-Устье Дуная. Эта последняя граница является и водоразделом двух колонизационных волн, идущих одна на Восток, а другая на Запад и сталкивающихся на берегах Берингова моря. Таким образом, в общем и целом, с отклонениями в обе стороны, границы Евразии совпадают с границами Русской Империи, "естественность" которых засвидетельствована в последнее время тем, что они уже более или менее восстановились, несмотря на страшные потрясения войны и революции. Представляя собой особую часть света, особый континент, Евразия характеризуется как некоторое замкнутое и типичное целое и с точки зрения климата, и с точки зрения других географических условий. Ограниченная с севера полосой тундр, на юге она окаймляется горными цепями и лишь в малой степени соприкасается с океаном и дающими к нему свободный выход морями».

«Естественные условия равнинной Евразии, ее почва и особенно ее степная полоса, по которой распространилась русская народность, определяют хозяйственно-социальные процессы евразийской культуры и, в частности, характерные для нее колонизационные движения, в которых приобретает оформление исконная кочевническая стихия. Все это возвращает нас к основным чертам евразийского психического уклада – к сознанию органичности социально-политической жизни и связи ее с природой, к "материковому" размаху, к "русской широте" и к известной условности исторически устаивающихся форм, к "материковому" национальному самосознанию в безграничности, которое для европеизованного взгляда часто кажется отсутствием патриотизма, т. е. патриотизма европейского».

 «Так Евразия предстает перед нами как возглавляемый Россией особый культурный мир, внутренне и крепко единый в бесконечном и часто, по видимости, в противоречивом многообразии своих проявлений. Евразия-Россия – развивающаяся своеобразная культуро-личность. Она, как и другие многонародные культурные единства, иидивидуализует человечество, являя его единство во взаимообщении с ними, и потому, осуществляя себя, осуществляет свою общечеловеческую, "историческую" миссию. Но она притязает еще и на то и верит в то, что ей в нашу эпоху принадлежит руководящая и первенствующая роль в ряду человеческих культур. Она верит в это, вопреки видимости выражая свою веру в наивных и младенческих еще мечтах о себе, как о "третьем Риме", и в отвлеченной тарабарщине "третьего интернационала". Но обосновать свою веру она может только религиозно. Как индивидуация общечеловеческой культуры, которая как отвлеченно и общеобязательно общая совсем не существует, евразийская культура связана, конечно, с другими. Однако ей ближе и родственнее культуры азиатские. Она в Азии у себя дома. И для ее будущего необходимо восполнить и закончить дело, начатое Петром, т. е. вслед за тактически необходимым поворотом к Европе совершить органический поворот к Азии». П.Савицкий

«Евразийская цивилизация понимается как совокупность народов, существующих в Евразии и объединенных общим местоположением, историей, культурными тенденциями, хотя и разных по происхождению, языкам, религиям». (красный евразиец Р. Вахитов)

«Россия и народы, ее населяющие, представляют собой симфоническую личность и единую цивилизацию, с влиянием на историю российско-евразийской цивилизации географического фактора, особенностей месторазвития Россия – Евразия, влияние на историю и цивилизацию России восточного, «туранского начала»» (Р. Вахитов)

«Всякий, кто будет приветствовать появление действительно новой культуры и философии – потому ли, что она будет не восточной, не западной, а евразийской, или просто, потому что она будет новой и живой, в отличие от уже выкристаллизовывавшихся омертвелых культур Запада и Востока – должен принимать и все то, что этому появлению способствует. Мне кажется, что – до поры-до времени, конечно – направленная против буржуазной, (то есть, в конечном итоге, западной) культуры политика ВКП все таки является подготовкой этой новой культуры будущего» (Кожевников Философия и В. К. П. //Вопросы философии 1992 №2)

««Не случайна связь народа с государством, которое этот народ образует, и с пространством, которое он себе усвояет, с его месторазвитием», — писал евразиец Г.В.Вернадский. Этому способствовал и ландшафт, ощущение простора. Географ П.Савицкий объясняет: «Своеобразная, предельно четкая и в то же время простая географическая структура России-Евразии связывается с рядом важнейших геополитических обстоятельств. Природа евразийского мира минимально благоприятна для разного рода «сепаратизмов» — будь то политических, культурных или экономических... Этнические и культурные элементы пребывали здесь в интенсивном взаимодействии, скрещивании и перемешивании. В Европе и Азии временами бывало возможно жить только интересами своей колокольни. В Евразии это, если и удается, то в историческом смысле на чрезвычайно короткий срок... Недаром над Евразией веет дух своеобразного «братства народов», имеющий свои корни в вековых соприкосновениях и культурных слияниях народов... Здесь легко просыпается «воля к общему делу».

Так возникли Российская империя и СССР, а раньше — скифская, гуннская и монгольская империи. При этом никогда не возникало «этнического тигля», а тот особый способ сосуществования культур, который евразийцы называют термином «радужность» или «симфония».

Скажем больше: именно евразийский характер СССР делал каждую его часть «ни Европой, ни Азией», но синтезировал, соединял их культурные генотипы. Таджик и казах в СССР были и европейцами. Что означает в реальности «слом евразийства» — мы наглядно видели на примере Таджикистана.

Сегодня этот проект разрушения евразийской целостности переносится в Российскую Федерацию — она ведь тот же СССР, только поменьше.

Полезно было бы вспомнить, как уже в 60-е годы была сформулирована главная идея, с помощью которой разрушается вся евразийская цивилизация России — идея разрыва славянско-финско-тюркского симбиоза и даже союза, «возвращения» русских в «европейский дом». Идея, реализация которой отбрасывает Россию не только от Урала, но уже и от Волги. При этом либералы наперебой доказывают, что русские — не европейцы и не могли ими быть, поскольку приняли православие и предпочли степняков культурным тевтонским рыцарям. И теперь нас примут на выучку в цивилизацию лишь на жестких условиях МВФ.

И для того, чтобы понять суть национальной политики наших либералов, надо выяснить, чем мы, по их мнению, «хуже Запада», когда мы стали «ухудшаться», в каком направлении нам надо «расти». Работ, подробно излагающих эти вопросы, опубликовано множество, но набор мыслей в них невелик. Они сводятся, кратко, к следующему:

 — Россия совершила трагическую ошибку, приняв православие. Тем самым она отклонилась от «столбовой дороги мировой цивилизации».

 — Россия ошиблась, отвергнув цивилизаторскую миссию тевтонов и войдя в симбиоз со «степняками» (татаро-монголами).

 — Россия ошиблась, поддержав большевиков, которые испоганили марксизм и восстановили имперские порядки.

 — Россия не может «переварить» свою огромную территорию и должна распасться на 40-50 «нормальных» государств.

Эти тезисы излагаются без всяких шуток в самых серьезных журналах и на самых престижных международных конференциях. И примечательно, что вся эта идеологическая кампания строится на примитивном подлоге (за ошибку его принять невозможно — настолько он очевиден). Под шумные крики о «русском фашизме», о «красно-коричневых» и «национал-патриотах» в общественное сознание внедряется откровенно расистская идея о разрыве межэтнических связей русского народа и «возвращении» его, как блудного сына, в Европу. Ведь самые интеллигентные демократы-западники и словом никогда не обмолвились, что в этот мифический «европейский дом» приглашаются коми, чуваши или буряты. Об этом и речи быть не может. И напрашивается вывод, что втайне эти западники прекрасно знают, что и поверившие им русские до этого дома не дойдут и своими онучами его обитателей не обеспокоют. Их Исход из Евразии просто превратится в тотальную войну совместно проживающих народов — ведь русских зовут в «европейский дом» без якутов, но с якутскими алмазами в мешочке.

Представления же западников об образе жизни тюркских народов и вообще о кочевой цивилизации предельно идеологизировано (не говоря уже, что с точки зрения исторической достоверности оно сводится к убогому европоцентристскому мифу).

Такова культурная и философская основа проектов переустройства способа совместной жизни народов России — проектов, которые развиваются идеологами демократов под опекой нынешнего политического режима. В рамках этой философии и очерчен весь спектр возможностей — от растворения народов в «этническом тигле» до раскола и взаимоистребления каждого народа в гражданском столкновении. Вопрос в том, принимать ли в принципе саму философию западничества в его современном варианте — или не отвергать нашу историю и наши пространства. И национальная интеллигенция каждого народа действительно стоит сегодня перед выбором. И избежать этого выбора никто не сможет» С.Г. Кара-Мурза «Евразийская цивилизация – или этнический тигель?». (Для Богдана – в цитате красного евразийца Кара-Мурзы приведены выдержки классиков евразийства: Вернадского и Савицкого).

Вопрошая меня о том, почему же основоположники евразийства «не вернулись на Евразийские просторы», Вам бы следовало хоть немного поинтересоваться биографией пионеров этой идеологии. Как же так выходит, по Вашим домыслам, что Сергей Яковлевич Эфрон был расстрелян в 1941 году в Советском Союзе? Или Николай Васильевич Устрялов необъяснимым образом (по Вашей гипотезе) был репрессирован в 1937-м? Почему Дмитрий Петрович Святополк-Мирский скончался, будучи каторжанином, под Магаданом в 1939-м? Эти смелые люди знали, что за их идеологию, за прошлую службу в Белой армии (Эфрон – воевал в Офицерском полку Добровольческой армии, марковец, Устрялов был министром в правительстве Колчака, Святополк-Мирский был начальником штаба 1-й дивизии добровольческой армии Деникина) их, мягко говоря, по головке не погладят, но на Родину вернулись. Прежде, чем бросаться язвительными вопросами и обсуждением личности оппонента, сначала почитали бы фактический материал.

Кстати, Богдан, а в каком историческом периоде кровное родство было определяющим в  нашей стране, неужели в XVII или ХХ веке??

Не вижу, что я такого «обидного» написал про финно-угорские народы. Моя цитата: «Могу от себя только добавить – финно-угорские мотивы тоже у нас присутствуют» и Ваша: «участвовали [финно-угры] в этногенезе русского народа» по смыслу одинаковы, зачем понадобилось их противопоставлять – непонятно. Между прочим, может быть для Вас это будет новостью, в уральских народах присутствуют не только европеоидные, но и весьма много монголоидных черт. Поэтому в «уравнение»: восточные славяне+тюрки+финно-угры=русские (и другие евразийские народы) никак не вписывается значение «белая раса», тем более «чистая».

Цифры, которые я привел в расчётах для доказательства  того, что коллаборационизм был среди народов СССР, но он не был превалирующим, Вы пытаетесь интерпретировать в свою пользу. Вы радостно замечаете «апофеоз критиканства», «десятки и сотни тысяч представителей разных национальностей СССР, воевавших на стороне немецких агрессоров», не замечая при этом, что в соседнем столбике итоговой таблицы, напротив колонок десятков тысяч, стоят преимущественно сотни тысяч, а напротив сотен тысяч миллионы и десятки миллионов, воевавших за сою Родину. В довершении Вы неожиданно съезжаете в обсуждение «любви» туркмен к русскому населению в 1991 году. Где тут смысловая связь, непонятно, речь шла о коллаборационизме в Великую Отечественную Войну, а не о 1987-1991 гг. Это уже не смешно, особенно в свете Ваших попыток выудить соломинки из моих глаз, не замечая весьма сучковатых брёвен в своих очах.

 К сотрудничеству (причём не только виртуально-публицистическому, а реальному) я готов всегда, просто не надо причислять критиков ОТДЕЛЬНЫХ Ваших тезисов к врагам, не стоит, подобно Дон-Кихоту сражаться с ветряными мельницами.

В конце своей критической заметки, Богдан довольно хорошо описал своё понимание Евразийской и Советской  цивилизации (как красное, советское, социалистическое, индустриальное воплощение евразийской цивилизации на новом историческом витке её развития; советский социализм и есть искомая новая индивидуация евразийской цивилизации).

Что тут скажешь – здесь я спорить не буду с мнением автора, ибо мы называем одни и те же вещи (одинаково, думаю, их понимая) лишь разными именами. 

От себя – дружеский совет – если не хотите, чтобы Ваши труды были двусмысленны для читающего, разрабатывайте сами стиль оформления Ваших книг.

С уважением,
 Антон Врадий


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100