ОСОБЫЙ СЛУЧАЙ ПОРТУГАЛИИ.

АНТОНИУ ДИ ОЛИВЕЙРА САЛАЗАР

 

Продолжение. Начало см.

 http://www.schwarz-front.ru/salazar_1.htm

 

Важной чертой, присущей Салазару, была его бескомпромиссная враждебность по отношению к коммунизму, воспринимаемому как антиклерикальная и человеконенавистническая идеология. Когда вопреки сопротивлению Португалии и других стран и под давлением Франции 17 сентября 1934 года Советский Союз был принят в Лигу наций, Салазар предсказывал, что благодаря этому возрастет влияние социалистической и интернационалистической идеологии. На этом пути Запад прямо  выдавливал из организации инакомыслящие государства. Его опасения подтвердились. Седьмой всемирный конгресс коммунистического интернационала принял решение о революционизации Иберийского полуострова. При помощи советских денег Испания компартия усиливалась на глазах, и Москва пропагандировала идею создания союза иберийских советских республик (URSI), куда бы также должны были войти Португалия и Испанское Марокко.

В 1936 году вышла основополагающая работа Салазара «Доктрина и действие». Она включает в себя   сильное размежевание с фашизмом и национал-социализмом. «Новое государство» было обусловлено исключительно историей и положением Португалии. «Мы против любых форм интернационализма, коммунизма, социализма, синдикализма и всего, что могла бы разделить, умалять значение или разрушить семью. Мы против классовой борьбы, неверия и предательства своей собственной страны; против крепостного права, материалистического понимания истории, и того, что предпочитает силу праву. Мы являемся противниками парламентаризма, демократии и либерализма и мы намерены создать корпоративное государство. Эти формулировки могут шокировать те нации, которые привычны к тому, чтобы справляться с недостатками своих собственных политических систем при помощи улучшения социальных условий. Самое ценное содержание, которое мы бы хотели иметь в наших институтах, это то, что они должны быть настолько португальскими, насколько это возможно». Сходство с Италией признавалось, но использовались другие методы обновления. Конституция «Новое государство» отвергает все, что прямо или непрямо…происходит из тоталитарных идей, так как они несовместимы с его целями. Это начинается при составлении  основных положений и точки зрения на  справедливость как нечто, пребывающее внутри пределов своего собственного суверенитета. Конституция вменяет государству в обязанность уважать естественные права индивидуумов, семей, корпораций и местных, автономных органов.  Она защищает свободу, свободу совести и вероисповедания. Она доверяет родителям и их представителям обучение и воспитание их детей. Она поддерживает гармонию собственностью, капиталом и трудом. Салазар нападал на «языческий цезаризм» Муссолини и государство Гитлера, не знающее моральных и юридических ограничений. Дистанцирование было вызвано повтором Муссолини в сторону Гитлера, всегда с подозрением относившегося к Салазару и нападением на  Абиссинию. «Хотя фашизм и национал-социализм отличаются от коммунизма в плане экономического целеполагания и идеалов, но они сходятся все же в своем понимании тоталитарного государства. В обоих случаях партия является государством, чьим целям подчинена вся деятельность граждан, и человек существует только ради его славы и величия». Салазар также критиковал расовое законодательство Гитлера, которое по его мнению, принижало граждан до уровня людей второго сорта. при этом замечалось , что португальское понимание нации является скорее культурным нежели расистским, что показывает пример Бразилии.

В июле 1936 года разразилась гражданская война в Испании. По идейным соображениям Салазар не желал победы левонастроенным республиканцам (и никакого URSI) и также балканизации полуострова через распад единого испанского государства. Должна была быть создана сильная, единая Испания, объединенная с Португалией единой стратегией. Победоносный Франко едва ли стал приспешником стран оси, в то время как его поражение сдавало страну коммунизму и Советскому Союзу. Красная Испания могла привести к тому, что Европа и с запада и с востока была бы зажата коммунистическими клещами. Каудильо вскоре поделился с Лиссабоном целями своей политики: взаимопонимание с Португалией, сотрудничество с Англией, политическая независимость Испании от стран оси, как и компенсации Берлину и Риму за поставляемую помощь экономическим путем. При ожидавшейся европейской войне Англия, по мнению Салазара, должна была помочь Португалии в отношении перевооружения и обороны, так как страна все же занимала жизненно важную позицию для атлантических морских коммуникаций Лондона. Западно-ориентированная Иберия обеспечивала бы Англии путь на Запад даже при потере Египта. Салазар осознавал всю значимость своего положения и резко реагировал на все попытки обходиться с ним как с бедным родственником. Португалия не была британским протекторатом, но она должна была в рамках союза с Англией проводить политику, направленную на защиту своих собственных интересов.

1 августа 1936 года Салазар открыто объявил о своей поддержке националистов и своей готовности прибегнуть к вмешательству. Почти 20 тысяч португальских добровольцев сражались в рядах легиона «Вириато» против республиканцев.

Деятельности снабжаемого немцами центра по поставке националистам оружия едва ли препятствовали португальские органы власти. Поддержка Франко и политика затяжек и проволочек при всех намерениях международного комитета по невмешательству вызвали продолжительную неопределенность в отношениях  с Францией. После левацкого мятежа на флоте 9 ноября 1936 года Салазар сделал вызвавшее большой интерес заявление, в котором он определил гражданскую войну в Испании как международный конфликт на национальном поле боя. В этом направлении он усилил антикоммунистическое наступление. Вследствие этого 10 сентября все военнослужащие и чиновники присягнули на верность «Новое государство» и против коммунизма. Неделю позже был создан Португальский легион как добровольная милиция. А в октябре была создана молодежная организация «Португальская Молодежь». В рядах ПМ молодежь воспитывалась в духе корпоративного общества. Молодые люди отдыхали в лагерях, занимались спортом, играми на свежем воздухе и трудом на земле. 24 октября Португалия разорвала дипломатические отношения с Республикой  без того, чтобы признать правительство националистов. И, тем не менее, Салазар и Франко, ее примеру решили последовать Бразилия, Чили, Аргентина и Перу. В ноябре Салазар возглавил также министерство иностранных дел. 14 ноября 1936 года немцы предложили Салазару военное сотрудничество, так как Англия проигнорировала его просьбу о поставках вооружения и военной помощи. Берлин использовал гражданскую войну также для того, чтобы занять Португалии место Англии. Третий Рейх имел сильное влияние на интеллигенцию, университеты, молодежное движение и прессу. Офицеры грозной спецслужбы ПИДЕ занимались на курсах СД и гестапо. В кабинете в это время проявляла себя (как и в испанской фаланге) сильная прогерманская фракция.

Когда Англия и Франция стали оказывать сильное давление в отношении международного контроля за невмешательством, Салазар реагировал очень резко. Государства – участники этой кампании (которыми считались Советский Союз, Франция и страны оси) сами нарушали договор, и оказалось, что международные договоры мало что значат. Происходящее в Португалии на основании чувства национального достоинства должно было контролироваться португальскими органами власти и больше никем иным. В отношении Испании стоял вопрос, идет ли  здесь речь о  вооруженной борьбе двух партий за власть или о вооруженной борьбе двух партий за власть или о противоборстве цивилизаций и красного варварства.

Испания нуждалась однозначно в победе и в сильной и щедрой руке, которой ее так долго недоставало. В феврале 1937 года Лассабон и Лондон пришли к согласию. Португалия запрещала всякую вербовку добровольцев для Испании (официально), а британцы выносили за скобки страну при контроле за невмешательством. На португальской границе не было никаких международных постов, но за нее была ответственна британская комиссия сотрудничавшая с местными органами власти. Осенью 1937 года британские планы остановить Гитлера путем сохранения статус кво в Европе и ограничить вооружения в африканских колониях вызывали сильное раздражение в Португалии. Салазар опасался не напрасно, так как Лондон имел виды на португальские и бельгийские колонии. 28 апреля 1938 года перед национальным собранием Салазар поставил вопрос о признании национальной Испании. Он осудил недостаточной идеализм Лиги Наций, нападал на силовую  политику Гитлера (из подражания которому международные отношения  ожидали деградация и воцарение зверства), подтвердил союз с Англией и приветствовал визит британской военной миссии. Диктатор заявил о признании Франко. Республика давно уже потеряла контроль, и республиканскому хаосу противостояли порядок и процветание в национальной Испании. Никто не мог больше утверждать, что эти области находятся под властью мятежного генерала. Вследствие этого 11 мая 1938 года Португалия признала правительство испанских националистов и усилила свои попытки подвигнуть Франко на позицию, более расположенную к Западу. Времени у Салазара было мало, и если Англия бы не улучшила свои отношения с национальной Испанией и держалась на дистанции по отношению к французскому Народному фронту, страны оси могли проникнуть в испанский вакуум. Ввиду чрезвычайного беспокойства Португалии из-за мюнхенского договора, заключенного за счет раздела Чехословакии, британское правительство 3 октября 1938 года формально признало свои обязательства по отношению к Лиссабону. В том же месяце Салазар выступил в национальном собрании на тему международного положения. В Мюнхене Чемберлен нашел компромисс между благоразумием и необходимостью, в чем он был поддержан «великим политическим талантом вождя итальянской  нации». Взирая назад, он прибегал, прежде всего к суровой критике экономических условий версальского диктата. Германия никогда не была на вторых ролях. Унижение Берлина лишило бы Европу необычайного организаторского таланта немцев и их блестящих деловых качеств. Третий рейх обещал немцам новое единство, полную независимость и возвращение  старого величия. Кроме того, в Германии Салазар видел противовес Советскому Союзу. С 1933 года державам удалось подавить свою неприязнь по отношению к Гитлеру и при этом принимать помощь Советского Союза. Итак, они позволили Германии принять роль чрезмерной жертвы и косвенно оправдать курс на вооружение, проводимый Гитлером. 17 марта 1939 года национальная Испания и Португалия заключили Пакто Иберико – пакт о дружбе и   ненападении на 10 лет. Обе стороны обязывались уважать территориальную целостность друг для друга и не совершать агрессивных действий друг против друга. Они обязывались не  поддерживать страну, выступающую в качестве агрессора по отношению к другой стороне или вступать в с союз, который делал бы такую агрессию возможной. Ввиду португальско-британского союза пакт представлял собой защиту Иберийского полуострова от стран оси. Испания и Португалия сотрудничали в совместной борьбе против коммунизма. Показательно, что Франко примкнул к антикоминтерновскому пакту Гитлера только после заключения договора с Салазаром.

22 мая 1939 года Салазар выступил в национальном собрании по поводу окончания гражданской войны в Испании. Испании удалось утопить в собственной крови вирус, который угрожал миру и цивилизации на полуострове; склонявшаяся в страданиях своего мученичества, она должна в глубокой медитации проникнуть в сокровенные глубины своего бытия; и в размышлениях о своем прошлом, своей крови и своем непоколебимом мужестве она воздвигает основы нового социального и политического порядка, чтобы в его имя быть способным заявить, что не просто так она сражалась в своем восстании против коммунистического рабства, чтобы свою независимость и свою судьбу отдать в залог другим способом. Сегодня имеется только одно ограничение ее полной свободы движения вовне: ее договор о дружбе с Португалией». Победа красных вызвала бы конфликт интересов между союзом Англии с Францией и с Португалией. Только благодаря национальной Испании, находящейся в тесном союзе с Португалией Лондон и Париж могли надеяться улучшить свои отношения с Мадридом и обеспечить свои интересы. Несмотря на всю напряженность во время гражданской войны Англия и Португалия в дальнейшем тесно сотрудничали. Военные контакты были продолжены. Совместно защищались общие интересы, но вне этого союза Португалия сохраняла свободу действий. Салазар заявлял о бескомпромиссной приверженности договору с Англией. Он критиковал тезис Гитлера о жизненном пространстве как выражение гегемонистских притязаний. Этнические группы, находящиеся вне собственного национального государства, не должны были становится действительными анклавами, так как это стало бы первым шагом к политическому вмешательству извне. Когда разразилась вторая мировая война, Португалия заявила о своем  нейтралитете. Испания могла положиться на сохранявшую хорошие контакты с Западом Португалию, а Салазар, в свою, очередь, имел безопасный тыл в деле защиты своих заморских владений. Такое положение дел было важным для британцев, так что речь даже шла о возможных вступления в войну Испании летом 1940 года.

Салазар уже давно ожидал долгую войну, которая увенчается окончательной победой союзников. Англия была измотана, но непобежденная, стойко держалась. Португалец принимал также в расчет вступление в войну США. Он стоял один со своим прогнозам среди глав правительств нейтральных стран. В войне Салазар видел несчастье для западной цивилизации, чьим результатом могло стать распространение коммунизма. Такт Гитлера со Сталиным и его нападение на католическую Польшу по группе, лоббирующей немецкие интересы в правящих кругах Португалии. Немецкая пропаганда, что немцы защитники Иберии против коммунизма, была полностью дискредитирована. Салазар открыто  восхищался «героической жертвой» Польши. Его влияние на решение Франко воздержаться от участия в мировой войне  едва ли можно переоценить.

После наступления Гитлера на Пиренеи в 1940 году Португалия была втянута в экономическую войну. Союзники с их морской блокадой Европы ограничили провозимый импорт для Португалии и Испании, чтобы воспрепятствовать его дальнейшей переправке в Германию. Прежде всего колониальные товары и нефть находили через полуостров свой путь на территорию, где господствовали немцы. НА жестких переговорах Салазар добился от британцев некоторых льгот для Испании и Португалии. С точки зрения военной промышленности значимым для обеих сторон были месторождения вольфрама. Португалия радостно поставляла его  обеим сторонам, и вскоре Германия и Англия стали тратить вместе 1 млн. фунтов еженедельно за редкий легирующий материал. Следствием стал закономерный вольфрамовый бум в Португалии – не считая незначительных шведских и испанских месторождений страна была единственным крупным поставщиком в Европе. Обладая этим преимуществом, Салазар мог навязывать обеим сторонам экономические уступки. Португальское государство закупало целиком продукцию  всех рудников и продавало ее дальше воюющим странам. Летом 1942 года стало все же проявляться отчетливое преимущество имеющих более производительную экономику и находящуюся на пути  к победе союзников. Они закупили в свою очередь почти 15 тыс.тн. вольфрама по цене, в десять раз превосходящую обычную.

В мае 1943 года транспорт доставил ранее захваченное нацистами золото из  Швейцарии в Испанию и Португалию.

Германия оплачивала поставки иберийских продуктов питания и сырья в швейцарских франках, которые Испания и Португалия в Берне обменивали на золото, чтобы стабилизировать курс своих валют. При этом Салазар принимал к оплате даже слитки,  на которых еще стоял штемпель нидерландского банка. Всего он загреб 44 тн., из которых 20% происходили из концентрационных лагерей.

Директива Гитлера №18 от 12.11.1940 наряду с захватом Гибралтара предусматривала и оккупацию Португалии. Вследствие пресловутой ненадежности мероприятий по сохранению тайн у немцев эта информация в конце года стала известной в Лиссабоне и вынудила Португалию пойти на переговоры с британцами. Англия поставляла оружие, и Салазар укреплял оборону островов в Атлантическом океане. Когда США в мае 1941 году всерьез стали планировать оккупацию Азорских островов, Португалия стала энергично протестовать, она не потерпела бы  никаких союзнических войск на собственной территории, пока страны оси уважали ее суверенитет. Салазар указывал на то, что его нейтралитет представляет собой последнее связующее звено между Европой и Америкой. Американцев он упрекал в недостатке уважения к независимости других государств. Нарушения союзниками португальского нейтралитета в конце 1941 года на Тиморе и в 1943 году в Гра ужесточили позицию Лиссабона. Как уже  в случае с контролем за невмешательством Салазар упрямо лавировал. В июне 1943 года британский министр иностранных дел изъявил пожелание создать опорную базу на Азорских островах. За этим последовали горячие переговоры, прежде всего, потому что США были близки к тому, чтобы без лишних колебаний оккупировать острова. Впрочем, Салазар никаких сухопутных войск и вообще никаких американцев не хотел видеть американцев не хотел видеть на Азорских островах, так как он опасался, что гости остались бы здесь навсегда. Договор о создании опорной базы был подписан 18 августа и опубликован 12 октября. Союзники улучшили свое наблюдение с воздуха над Атлантикой и экономили благодаря сокращению протяженности коммуникаций на тоннаже и авиационном бензине. Португалия объявила о введении эмбраго на поставку вольфрама в Германию. Его бразильский коллега диктатор Жетулио Варгас уже упрекал Салазара, что бразильских солдат в Италии убивают при помощи португальского вольфрама. В августе последовал разрыв дипломатических отношений с режимом Виши во Франции. После известия о смерти Адольфе Гитлера вместе с Ирландской республикой только португальцы приспустили свои флаги. Салазар предоставил убежище и защиту от мести победителей на французский престол Генриху де Франсе, румынскому королю Каролю II и венгерскому правителю Хорти. Итальянские фашисты, такие как Дино Гранди и Луиджи Федерзони смогли через Португалию скрыться в Латинскую Америку.

Новой главной заботой Салазара после 1945 года был, как следовало ожидать, коммунизм.

Он был напуган распространением сферы влияния красных и жестокой советизацией в Восточной Европе. В его глазах коммунизм добивался гибели европейской цивилизации и нацеливался на экспансию в Африке. Вследствие этого в начавшейся холодной войне дорога Португалии лежала в ЗЕС и НАТО. С конца 50-х годов в соответствии с планами развития начался живой взлет, основывающийся на успехах предвоенного времени. Снова можно было констатировать, что развитие Испании и Португалии и в дальнейшем имело сходные черты – из фашизма со схожим началом возникла диктатура развития, из которой впрочем, также к колонии явно извлекали выгоду. Страх перед новой дестабилизацией Португалии препятствовал осуществлению идеалу воспитания, и страна закостенела во внутриполитической сфере. Как это верно сформулировал «Обзервер» от 29 августа 1954 года, «отец посвятил жизнь благу народа, однако он не желает дать ему возможность стать взрослым». Апоплексический удар внезапно положил конец сорокалетнему правлению Салазара в сентябре 1968 года. На менее чем 3000 фунтов наличных средств он влачил жалкое существование вплоть до смерти в своем сельском доме в Санта Комба. Только его несгибаемая воля поддерживала жизнь в угасающем теле. Антониу ди Оливейра  Салазар умер 27 июня 1970 года в Санта Комба. Его «Новое государство» было смятено в 1974 году военным мятежом, принесшим также независимость африканским колониям.

 

Пер. с немецкого Игнатьева А.

 

 

 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru