[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


ОТТО ШТРАССЕР ПРОТИВ АДОЛЬФА ГИТЛЕРА

4.7.1930:  Призыв группы Отто Штрассера

«Социалисты покидают НСДАП»

        
    Читатели, товарищи по партии, друзья! На протяжении последних месяцев мы с чувством глубокой озабоченности мы наблюдали за происходящим в НСДАП и с возрастающим опасением вынуждены признать, что все чаще и во все более важных вопросах партия грешит против национал-социализма.

    По многочисленным вопросам внешней, внутренней и, прежде всего, экономической политики партия заняла позицию, которую все труднее было признать соответствующей «25-ти пунктам», которые мы считаем единственной программой партии; все тяжелее давило чувство увеличивающегося обуржуазивания партии, и того, что тактические моменты ставятся выше принципов, и страшно смотреть на стремительно набирающую обороты бюрократизацию партийного аппарата, который все больше становится самоценностью движения и его интересы оказались выше, чем требования программы.

    Мы считали и считаем национал-социалистическое движение осознанно антиимпериалистическим движением, чей национализм ограничен целями сохранения и поддержания жизни и благосостояния немецкой нации без какого-либо стремления к господству над другими народами и странами. Отсюда для нас является само собой разумеющимся неприятие ведшейся международным капитализмом и западным империализмом интервенционистской войны против России, что вытекает как из нашей идеологии, так из потребностей немецкой внешней политики. Отсюда мы воспринимали все более откровенно выражаемую позицию партийного руководства в пользу агрессивной войны, противоречащей нашей идеологии и не соответствующей требованиям немецкой внешней политики.

    Для нас поддержка борьбы народа Индии за свою свободу от английского господства и капиталистической эксплуатации была и остается необходимостью, которая вытекает как их факта, что для направленной на освобождение Германии политики выгодно любое ослабление версальских держав, так и из интуитивного сочувствия любой борьбе, которую угнетенные народы ведут против эксплуататоров и узурпаторов, так как из идеологии нашего национализма настоятельно следует, что правом на сохранение народной самобытности, которое мы требуем для себя, также обладают все прочие народы и нации, причем нам чужда либералистическая идея «слияния культур». Отсюда мы считали политику партийного руководства, которое открыто высказалось в поддержку британского империализма против борьбы индийцев за свою свободу, равным образом противоречащей как реальным интересам Германии, так и идеологическим основам национал-социализма.

    Мы считали и считаем национал-социализм по своей природе великогерманским движением, чьей задачей не в последнюю очередь является создание народной Великой Германии при том, что мы отвергаем систему отдельных государств, возникшую на династической и религиозной основе или вследствие насильственного вмешательства Наполеона,  на бахе которой никогда не будет достигнуто то объединение национальных сил, которое необходимо для освобождения и самоутверждения Германии. Поэтому мы чувствуем, что партийное руководство все более открыто ратует за систему отдельных государств, чье сохранение и укрепление провозглашается прямо-таки задачей национал-социализма, несмотря на то, что она в равной мере как вредна государственным интересам, так и враждебна идее великогерманского объединения.

Мы считали и считаем национал-социализм республиканским движением, в идеологии которого наследственной монархии отводится столь мало места, как и всем прочим привилегиям, бесполезным для нации. В нем мы видели и видим революционное движение, которое покончит с покоящимся на ложных принципах бюрократическим государством также, как и с формальной демократией, и которое видит свою политическую цель в создании органического сословного государства германской демократии. Отсюда мы считали прямо-таки опасными для движения и враждебными идеологии, во-первых, то, что партийное руководство так и не сделало четкого выбора между республикой и монархией, а во-вторых, что оно испытывает чрезмерную симпатию к бюрократическому государству фашистского типа, и эта симпатия все сильнее проявляется со стороны официальных партийных органов.

        
    Мы полагали и полагаем, что национал-социализм антагонистичен интернациональному капитализму, который воплощает в жизнь искаженную марксизмом идею общего национального хозяйства на благо этой нации и ломает ту систему господства денег над трудом, которая с неизбежностью препятствует развитию душевных сил народа и созданию подлинной народной общности.

    Для нас социализм означает систему потребления нации с участием всех производителей во владении, руководстве и прибыли во всех сферах национального хозяйства, а значит, при уничтожении монополии на собственность, присущей нынешней капиталистической системе и, прежде всего, при уничтожении монополии на руководство, связанной сегодня с правооснованием. Отсюда мы считаем, что все возрастающее забвение наших социальных устремлений, сформированных в «25-ти пунктах», и многократные уступки, на которые шли в отношении социалистических требований программы (например, пункт 17), действиями, направленными против духа и программы национал-социализма, в противоположность чему мы на протяжении многих лет делали акцент на социалистических требованиях.

    Мы считали и считаем национал-социализм по своей сути столь же враждебным буржуазному духу, как и интернациональному марксизму и видим свою задачу в преодолении и того и другого, исходя из того, что в марксизме к самой по себе верной идее социализма примешиваются ложные либеральные механистические и интернационалистские представления, а в буржуазной идеологии к самой по себе верной идее национализма примешиваются ложные взгляды в духе либерального рационализма и капитализма, и оба верных и важных течения вследствие этого злосчастного смешения вынуждены оставаться бесплодными для нации и исторического процесса. Отсюда мы одинаково не приемлем как марксизм, так и буржуазный дух, так как заключенный в обоих либерализм одинаково делает их враждебными нам. Поэтому мы всегда считали, что руководство НАСДАП страдает половинчатостью, провозглашая постоянно однобокий лозунг «против марксизма», и все больше мы испытывали опасение, что за этим скрывается симпатия к буржуазии,  которая под этим лозунгом защищает свои интересы, с которыми мы не имели и не имеем ничего общего. Росту этих опасений способствовало несогласие с тактикой, которую использовало руководство НСДАП.

    Уже давно нас наполняли сожаление и досада, что Адольф Гитлер часто высказывался о целях и путях национал-социализма, выступая перед видными представителями деловых кругов, но никогда не нашел случая выступить перед руководителями рабочего и крестьянского движения. Из-за этого нас всегда охватывало чувство, как если бы национал-социализм был бы первым ближе, чем вторым. Это чувство становилось для нас невыносимым бременем, тем более, что следует признать, что искренность наших социалистических устремлений исключает возможность каких-либо соглашений с теми кругами, для которых сохранение их экономических прав всегда было и будет важнее, чем достижение национальных целей, когда оно имеет своей предпосылкой социализм.

    По этой же самой причине мы с растущей озабоченностью наблюдали тесный союз руководства нашей партии с Гугенбергом и его Немецкой национальной народной партией, и отчасти также со «Стальным шлемом» и так называемыми «патриотами», так как все эти обстоятельства, даже хотя их при желании от случая к случаю можно оправдать соображениями тактики, все же оказались способны создать ложные  представления о сущности нашей идеологии.

    Фундаментальным правилом, вытекающим из революционного характера национал-социализма, для нас было и остается неприятие любой подобной политики, направленной на компромисс и создание коалиции, так как любая коалиция всегда будет только способствовать сохранению существующей системы как системы национальной несвободы и капиталистической эксплуатации. Для нас очевидно, что суть национал-социализма и стоящая перед ним задача –совершение национальной революции – делает просто невозможным выдвижение лозунга о встраивании в государство, с которым мы с такой революционной яростью боролись два года назад.

    Решение руководства партии образовать в Тюрингии коалиционное правительство с буржуазными партиями, сильнее всего поколебало в нас убеждение, что еще необходимо сохранять наше понимание сути и задач национал-социализма, в той форме, в какой они находили выражение в программе и ведшейся до сих пор пропаганде партии. Наша тогдашняя критика была оставлена руководством без рассмотрения. Этим самым НСДАП оказалось в том же самом положении, что и СДПГ после 1918 года, когда она решилась пойти на сотрудничество с противниками своей экономической программы и, таким образом, неизбежно предала свои политические цели. С неумолимой последовательностью НСДАП пошла по тому же самому пути предательства своих принципов, как проявилось в ободрении введения подушной подати, повышении квартплаты и в Тюрингии.

    Возражение, что опасность преследований со стороны государства делает такие жертвы крайне необходимыми, не только неверна, как это показывает запрет в Баварии и Пруссии, но, прежде всего он лишает участников движения мужества и твердости характера, так как при помощи подобного трусливого аргумента можно оправдать любое предательство. В то время, как для нас любая тактика заканчивается, когда речь заходит о принципах, партийное руководство все чаще и по все более решающим вопросам пренебрегает принципами национал-социализма.

    Рука об руку с обуржуазиванием движения шла бюрократизация партии, которая приняла прямо-таки ужасающие формы. Не только высшие командиры СА, но и в возрастающих масштабах также партийные функционеры превратились в людей, чей образ жизни вступил в противоречие как с внутренними законами революционного движения, так и с требованиями моральной чистоты. Со временем  получившая почти повсеместное распространение прямая и непрямая материальная зависимость почти всех функционеров от партии и ее фюрера  породила ту атмосферу византийского низкопоклонства, которая сделала невозможным выражение какого-либо независимого мнения и с неизбежностью привела к тому идейному разложению и коррупции, которые с возрастающим чувством горечи мог наблюдать  любой отдельный партайгеноссе, не в силах помочь оздоровлению всей структуры партии.  Именно в этом коренятся глубочайшие причины многочисленных личных конфликтов внутри партии.

    На протяжении последних лет мы всегда были самыми решительными, глубокими и беспощадными противниками и разоблачителями этого процесса, который мы с возрастающим чувством обеспокоенности наблюдали в идеологической, тактической и организаторской сферах. О нашей верности принципам, которую мы сохраняем вопреки давлению и соблазнам сверху, свидетельствует выпускаемое нами на протяжении пяти лет издание «Национал-социалистише Брифе». Мы никогда не изменяли нашим взглядам из оппортунистических соображений, и достаточно часто перед нами вставал вопрос, не сделать ли нам нашу позицию достоянием общественности ввиду особо тяжких грехов партийного руководства против сущности национал-социализма. Если мы этого до сих пор не сделали, то потому, что руководство партии не отвергло открыто «25-ти пунктов», и мы питали надежду, что революционный дух, который еще жив в массах бойцов СА и, прежде всего, среди молодежи, возьмет верх над омещаниванием бюрократизированного руководства. Эта наша надежда была нынче разбита волевым актом руководства партии.

    В письме Адольфа Гитлера от 30 июня берлинскому гауляйтеру НСДАП требовалось произвести «безжалостную чистку» партии от всех «салонных большевиков».

    В соответствии с этим требованием, партайгеноссе, известным своими социал-революционными взглядами, грозит исключение.

    В этом нашел свое явное выражение отход НСДАП от целей и требований немецкой революции и социалистических пунктов программы со стороны партийного руководства.

    Будучи подлинными, несгибаемыми приверженцами национал-социализма и яростными бойцами немецкой революции, мы отвергаем любое искажение революционного характера, социалистических устремлений и националистических принципов национал-социализма и теперь вне  ставшей жертвой бюрократизации НСДАП будем оставаться тем, кем мы всегда были.

 

Революционные национал-социалисты

 

Перевод с немецкого Андрея Игнатьева


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100