СОЦИОПАТИЯ

ОТ НБ-Портала: Этой статьей мы продолжаем тему «обособленного человека» в современном буржуазном обществе. Напомним, что автором статьи является Алексей Лапшин, бывший одним из лучших авторов газеты «Л».

Для начала определимся с понятиями. «Социопат – индивид с патологической неспособностью или нежеланием к адаптации в социуме», - сухо констатирует современная психиатрия. Обратите внимание на это «или», поставленное в определении социопата. «Патологическая неспособность или нежелание…» Постойте, господа специалисты. Неспособность и нежелание - совершенно разные вещи! В одном случае речь идёт о психическом отклонении, в другом – о неком сознательном личностном выборе. (Слово «патология» в психиатрии можно трактовать очень вольно.) Вы правильно ставите разделительный союз «или» между неспособностью и нежеланием, но почему-то объединяете их под одним термином. Допустимо ли это?! Ведь таким образом открываются огромные возможности для произвола.

Тем не менее, такое пренебрежение смыслами понятий вполне соответствует сути отношения к людям в технологической цивилизации. В мире, где личность отождествляется с выполняемой ею социальной функцией, нежелание адаптироваться к системе воспринимается как неспособность к самореализации. Знания, труд не имеют ценности, если они не проданы. Установление контроля над личным пространством человека – главная задача системы. Следовательно, закономерно и отношение к социопатии, как к серьёзному отклонению. Гораздо удобнее и выгоднее назвать её заболеванием, чем разбираться в причинах. Индивидуальность, проводящая резкую границу между своей внутренней жизнью и внешними социальными условиями, вызывает большие подозрения. Особенно, если эта внутренняя жизнь становится причиной поведения, входящего в конфликт с социальными условиями. Во избежание недопонимания, уточню, что не имею в виду какой-то патологический эгоизм, стремление удовлетворить свои желания любой ценой. Я говорю о противоречии между экзистенциальным ядром человека и навязываемыми ему внешними стандартами поведения. Зафиксируем этот момент, поскольку именно в смешивании понятий заключается подлог, совершаемый системой.

От того, насколько глубоко человек чувствует свою экзистенцию, во многом зависит его положение в социуме. Единица, не знающая или скрывающая своё «я», приспосабливается намного легче, чем индивидуальность, которая это «я» ощущает постоянно. Вопрос в том, способствует ли такое приспособление самореализации? Эрих Фромм писал: «Подлинное «я» является создателем своих психических проявлений. Псевдо «я» лишь исполняет роль, предписанную ему со стороны, но делает это от своего имени. Человек может играть множество ролей и быть субъективно уверенным, что каждая из них это он. На самом деле, человек разыгрывает каждую свою роль в соответствии с представлением о том, чего ждут от него окружающие. У большинства людей подлинная личность полностью задушена псевдоличностью.» Тут с известным психологом, пожалуй, можно полностью согласиться. Остаётся только добавить, что подлинное «я» может и не стремиться к реализации в социуме. Поэтому многие под давлением среды его от себя и прячут, так сказать саморепрессируются. Однако находятся и другие…

Руководствуясь современными критериями, социопатом, в принципе, можно объявить любого, кто не видит достойных для себя целей в обществе потребления. Достаточно не бежать вместе со всеми к указанным ориентирам. Не стремиться к карьерному росту и накоплению собственности, быть равнодушным к рекламе курортов и новых авто, не считать спокойное благополучие своей семьи высшей ценностью в жизни, предпочитать уединение болтовне на «тусовках».

Характерно, что социопатию часто и, скорее всего, намеренно смешивают с асоциальным поведением. На Западе в качестве типичных социопатов проходят бродяги, опустившиеся наркоманы и алкоголики, криминальные элементы. В США между социопатом и психом фактически ставится знак равенства. В американской поп-культуре существует образ агрессивного социопата - коварного, безжалостного типа с ярко выраженными авторитарными наклонностями. Чаще всего это философствующий главарь банды или группы террористов. Он ненавидит чужую свободу и верит только в себя и насилие. В конце его, разумеется, пристреливает доблестный служитель системы. Ясно, что подобные пропагандистские трюки призваны внедрить в сознание обывателей устойчивую неприязнь к попыткам разного рода непонятных одиночек жить не по правилам общества. Заодно – смешать вооружённую политическую борьбу с обыкновенным бандитизмом. Социопатия – это патология, - внушают жрецы системы. Больные – либо преступники, либо лузеры. Их нужно изолировать, обломать, ну а в «лёгких» случаях просто высмеять. Вспомним уже классические «Заводной апельсин» Бёрджесса, «Над гнездом кукушки» Кизи или хотя бы их одноимённые экранизации. В обоих романах и фильмах в жёстко сатирической форме показано как система «лечит» тех, кого считает социопатами. Её метод – подавление воли.

В России термин «социопатия» долгое время практически не использовался. Модным он стал совсем недавно и, возможно, поэтому часто употребляется не совсем в том значении, что на Западе. Социопатами в России обычно называют себя молодые люди, нигилистически настроенные по отношению к окружающей их реальности. Бывает, что это лишь поза, но встречаются и вполне последовательные личности. Как правило, они воспитаны на произведениях контркультуры и нередко примыкают к протестным политическим движениям. Думаю, в ближайшее время российская психиатрия возьмёт на вооружение термин «социопатия», который будет использоваться властью для преследования инакомыслящих. Не удивлюсь, если появится диагноз «синдром Раскольникова» в честь самого известного в русской литературе носителя этой «болезни». Кстати, политическая активность, проявляемая и у нас и на Западе так называемыми социопатами, в корне противоречит утверждению об их нежелании вести социальную жизнь. Другое дело, что они не хотят адаптироваться на условиях, предлагаемых системой.

Как видим, рассуждая на данную тему, мы постоянно сталкиваемся с подменой смыслов. Сначала пришлось отделять психическое отклонение от сознательного выбора, затем уточнять, что социопатия и асоциальное поведение не одно и то же, наконец, указывать на политическую активность социопатов. Пора поставить точки над «i». Что собственно я вкладываю в разбираемое понятие? Социопатия для меня определяется как психологическое состояние, в котором личность остро ощущает непреодолимое на данном этапе противоречие между своими внутренними установками и правилами игры, существующими в обществе. В зависимости от своего интеллектуального уровня, склада характера и воспитания, пребывающая в таком состоянии личность вступает в ту или иную форму противостояния установившемуся порядку взаимоотношений. Это противостояние бывает как пассивным, так и активным. Социопат может оказаться и революционером, и тихим, сторонящимся мира «ботаником», и, пославшим к чёрту условности, маргиналом, вроде Чарльза Буковски. При определённых обстоятельствах он вполне может стать и преступником. От асоциальных личностей с девиантным поведением его отличает в той или иной степени осознаваемое экзистенциальное противоречие с миром. При этом социопат не обязательно должен чётко для себя всё формулировать. Социопатия – состояние не пожизненное. Радикальное изменение общественных отношений или открытие новых внутренних перспектив может привести к его исчезновению. Социопатия – не следствие природных наклонностей, а результат столкновение личности с обществом. Психологическая неспособность определённых индивидов к нормальному поведению в социуме – совсем другая история.

Наверное, чтобы избежать путаницы в понятиях, для описания подобного состояния лучше было бы придумать другой термин, но его пока не нашлось. Приходится пока использовать тот, что есть под рукой. Впрочем, очищенный от идеологического мусора, он выглядит не так уж плохо.

Алексей Лапшин, Опустошитель № 2



(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100 ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU