[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


УЧИТЕСЬ НЕНАВИДЕТЬ:

Пиплхейт пришел в Россию

   Пиплхейт пришел в Россию
Зачем ненавидеть приезжих, если «коренные» зачастую оказываются гораздо хуже их? Или зачем бороться с «коррумпированными чиновниками», если «борцы за справедливость», дорвавшись до власти, все равно наворуют намного больше этих чиновников? Вместо того чтобы заниматься бесполезным политическим оппозиционерством и возмущенством, не лучше ли предать анафеме всех Homo sapiеns  эпохи постмодерна? Тех, кто рассуждает подобным образом, называют пиплхейтерами, от англ. people-haters, что буквально переводится как «народоненавистники». Аналогом англ.  people-hate можно считать  более распространенный грецизм «мизантропия».

Пиплхейтеры это течение у нас совершенно новое, еще год назад о нем ничего не было слышно. Статьи о них нет даже еще в русскоязычной Википедии. Зато им уже посвящают литературные произведения. Зародилось это течение в Америке, а потом пришло в Новый свет. Со Straight Edge его роднит крайняя степень неприязни к порокам современных обывателей, к пресловутым «маленьким человеческим слабостям» (и это правильно!). Можно сказать, что и то и другое является производным от англосаксонского пуританизма. Но если стрейтэджеры надеются спасти общество от морального и физического вырождения, то пиплхейтеры, считая это дело бесполезным и следуя завету Ницше: «Падающего толкни», напротив, ратуют за то, что «безумие не надо останавливать», чтобы свиньи захлебнулись в собственных помоях и   comedia нынешнего социума наконец настал finita, или, как еще говорят, «сдохнут все, как кильки в банке, жить останутся лишь панки». Важное место в фантазиях пиплхейтеров занимает тема вселенской катастрофы, например, ядерной войны. Это роднит это течение с  фанатами постапокалипсиса или сектами вроде «Свидетелей Иеговы». Можно сказать, что если стрейтэджеры хотят оттянуть сумерки, то пиплхейтеры, наоборот, жаждут поскорее быть поглощенными полуночным мраком, чтобы первыми увидеть ослепительное солнце нового дня. Настрой пиплхейтеров верно передают слова из песни группы «Гражданская оборона»: «Взять автомат и убивать всех подряд». Еще можно вспомнить главного героя романа «1984», который клялся, что для свержения режима Большого Брата готов продавать наркотики детям или распространять венерические заболевания. И совсем уже великолепным пиплхейт оказывается в романе Алексея Толстого «Аэлита»:

«Властью в городе Ста Золотых Ворот овладели богатейшие из граждан черного ордена, называвшиеся Магацитлами, что значит "беспощадные". Они говорили: "Уничтожим человечество, потому что оно есть дурной сон разума". Чтобы во всей полноте насладиться зрелищем смерти, они об'явили по всей земле праздники и игрища, раскрыли государственные сокровищницы и магазины, привезли с севера белых девушек и отдали их народу, распахнули двери храмов для всех, жаждущих противоестественных наслаждений, наполнили фонтаны вином и на площадях жарили мясо. Безумие овладело народом. Это было в осенние дни сбора винограда.

Ночью, на озаренных кострами площадях, среди народа, исступленного вином, плясками, едой, женщинами - появились Магацитлы. Они были в высоких шлемах, в панцырных поясах, без щитов. Правою рукою они бросали бронзовые шары, разрывавшиеся холодным, разрушающим пламенем, левою рукою погружали меч в пьяных и безумных.

Оргия была прервана страшным подземным толчком. Рухнула статуя Тубала, треснули стены, повалились колонны акведука, из глубоких трещин вырвалось пламя, пеплом заволокло небо.

На утро кровавый, тусклый диск солнца осветил развалины, горящие сады, толпы измученных излишествами, сумасшедших людей, кучи трупов. Магацитлы бросились к летательным аппаратам, имеющим форму яиц, и стали покидать землю. Они улетали в звездное пространство, в родину абстрактного разума. Несколько сотен аппаратов улетело. Раздался четвертый, еще более сильный, толчок земли. С севера поднялась из пепельной мглы океанская волна, и пошла по земле, уничтожая все живое.

Началась буря, молнии падали в землю, в жилища. Хлынул ливень, летели осколки вулканических камней.

За оплотом стен великого города, с вершины уступчатой, обложенной золотом, пирамиды Магацитлы продолжали улетать сквозь океан падающей воды, из дыма и пепла в звездное пространство. Три под-ряд толчка раскололи землю Атлантиды. Город Золотых Ворот погрузился в кипящие волны».

В России пиплхейтеры уже успели громко заявить о себе в лице  двух юных серийных убийц из Иркутска. Эти ребята тут же стали героями отечественных «народоненавистников». Принято считать, что пиплхейтерами становятся разочаровавшиеся националисты. Об этом, например, пишет Салман Север  в своем блоге. Подтверждением этому служит и то, что в Интернете пиплхейтеры занимаются в основном нападками и высмеиванием наци-скинхедов, футбольных фанатов и подобной публики, причем это нападки «справа». Однако и для многих леваков, хотя левые и любят изображать из себя сопливых гуманистов и жалетелей народа, тоже характерны пиплхейтерские настроения. Помню разговор с одним анархо-коммунистом, который мрачно заявил, что кругом одна гопота и  что только ядерная война спасет положение.   И это неслучайно. В конце концов, и крайне левые и крайне правые сходятся в итоге в одной точке, а Иосиф Сталин и Мао переплюнули Адольфа или тем более мягкого макаронника Бенито. И я бы не стал называть пиплхейтеров «русофобами справа», как это делает Салман Север. В конце концов, настоящие пиплхейтеры не предают национальным различиям такого уже большого значения, и они такие же «русофобы», как «антиамериканисты» или «антисемиты». Но, конечно, пиплхейтер, которому выпало несчастье обретаться среди алкороссиян, будет скорее «русофобом», а живущий в Штатах – антиамериканистом. Соответственно, пиплхейтер-израильтянин будет сочувствовать «Хамасу» и  отмечать день рождения Гитлера.

В  среде, именуемой «правой», появление пиплхейтеров вызвало жаркие дискуссии. Одни пытаются понять их или как-то дифференцировать:  «Пиплхейтеры разные бывают. Есть радикальные неадекваты, есть же просто сурово судящие всех вокруг националисты и НС (ведь я думаю глупо не признавать, что у Русского, как и у других европейских народов сейчас не далеко не лучшее состояние, и во многом наше общество прогнило просто до опарышей). К таким критикам я отношусь нормально, т.к. сам не тешусь лишними иллюзиями по поводу среднего русского Ивана, который самый сильный, самый умный и всех победит. Овощ совсем не таков» (форум "Черной Сотни").

Но для большинства, так и не исцелившихся от всяких лицемерных любовей (как справедливо отметил великий Евгений Головин, «лицо патриота, уж слишком сильно любящего свою родину, являет собой крайне неэстетичное зрелище»), он являются «придурками», «сатанистами», а некоторые видят в пиплхейте провокацию антифашистов или даже ZOG. На том же форуме можно прочитать: «Собственно и я о том же. Если у истоков их вырожденческой движухи и стояли разочаровавшиеся правые, то сейчас - это уже совсем съехавшая с катушек дебильная школота, которой инет окончательно разъел остатки мозгов. Что впрочем их совершенно не оправдывает».

Но если мы обратимся к истории, то увидим, что в пиплхейте нет ничего нового. В религиозной форме его проповедовали различные религиозные течения гностического типа, чьи представители считали себя горсткой сыновей света, окруженных наступающей со всех сторон тьмой. В традиционном обществе, разделенном на касты и сословия, вполне обычным для представителей различных каст было относится к низшим как к недочеловекам и животным. Так, индийские «Законы Ману» говорят о неприкасаемых:   «Им полагается жить у священных деревьев, у мест сожжения трупов,   в горах и рощах; узнаваемые [по особым отличительным знакам], пусть живут присущими им занятиями.   Местожительство чандалов и щвапачей [должно быть] вне селения, утварь, использованная ими, должна выбрасываться [другими], имуществом их [должны быть только] собаки и ослы,  одеждами - одеяния мертвых, пища [должна им даваться] в разбитой посуде, украшение [их должно быть] из железа, и они должны постоянно кочевать.  Человеку, исполняющему дхарму, не следует общаться с ними; их дела   [должны решаться] между ними, браки - с подобными им.   Их пища должна быть даваема им другими в разбитой посуде; ночью им не полагается бродить по деревням и городам». Недаром «Законами Ману» так восхищался Ницше. Японский самурай имел полное право убить простолюдина, перешедшего ему улицу. Европейские рыцарский роман и поэзия полны ненависти и презрения по отношению к «подлому простонародью». Кто   со школьных лет не помнит этот стишок Бертрана де Борна:

Мужики, что злы и грубы, На дворянство точат зубы, Только нищими мне любы! Любо видеть мне народ Голодающим, раздетым, Страждущим, необогретым!.. Чтоб крестьяне не жирели, Чтоб лишения терпели,- Надобно из года в год Всех держать их в чёрном теле…

Позднее неприязнь к «простым людям», «обществу» и даже «всему человечеству» стала неотъемлемой чертой  романтической, а позднее декадентской и символистской литературы. Особенно ярко  подобные настроения выражены в творчестве Лорана Тайяда, современника Нерваля и Рембо, автора сборников «В стране скотов» и «Через свиные рыла». «Я ненавижу человечество, Я от него бегу спеша. Моё единое отечество - Моя пустынная душа», - писал на другом конце Европы Константин Бальмонт. Далее эстафету перехватили различные контркультурные движения. Сейчас мизантропия, надо отметить, характерна   не для одних только пиплхейтеров, подобное можно наблюдать у готов. Дело в том, что если раньше чернь презирали аристократы, то в наше время, когда от аристократии остались одни клоуны, нужные только для того, чтобы желтой прессе было о чем писать, каждый волен стать Субъектом в отсутствие Короля, как это делает главный герой фильма «Агирре, гнев божий».

Думаю, что я не погрешу против истины, если скажу, что непосредственными предшественниками пиплхейтеров в России были нацболы. Это и неудивительно, ведь национал-большевизм это никакое не нытье по «вымирающим рузским», которые, как нас хотят уверить определенные круги, все вымирают по миллиону в год, да никак не вымрут, это культ тоталитарной машинерии, когда с массами обращаются как с глиной, как заповедал китайский мудрец Шан Ян. Но поскольку до реальной власти НБП было ох как далеко, пиплхейт принимал скорее анархический характер. Почти каждая статья в партийной газете «Лимонка» дышала ненавистью к тем, кого называли «овощами», «обывателями», или на старообрядческий манер, «кондовыми». До сих пор с восторгом перечитываю заметку одной девушки, озаглавленную  "Не люблю людей" Просто великолепными были публикации, автор которых подписывался псевдонимом   "Доктор Борменталь". Наряду со знаменитыми революционерами и диктаторами кумирами  многих нацболов были маньяки вроде Андрея Чикатило и герои фильма Оливера Стоуна «Прирожденные убийцы». Из той же серии и творчество знаменитой нацбольской группы из Латвии под названием  "Виселица".

Что касается лично меня, то мне во многом близко мироощущение  ярых мизантропов, среди «россиян» я всегда чувствовал себя как диверсант, заброшенный в глубокий тыл врага, но все же я бы не стал называть себя «пиплхейтером». Точно также как и то, что я в жизни не выпил ни глотка пива, не побуждает у меня желания  именоваться «стрейтэджером». Во-первых, зачем использовать американские культурные коды, если у себя дома всего столько замечательного: старообрядцы, Федя Раскольников, эсеры,  декаденты и, конечно же, незабвенная газета «Лимонка» и группа «Виселица». Во-вторых, хотя мизантропия и позволяет не опускаться до уровня «нормальных людей», имеющих 1.2 ребенка и исправно платящих налоги, но ни к чему на ней зацикливаться. Свиньи и так вымрут, а нервные клетки не восстанавливаются.

Антон Михайлюк

 

 


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100