НБФ – Национал-Большевистский Фронт  Форум  Русский Цезарь  Форум

[О проекте] [НБ-идеология] [НБ против лимоновщины] [НБ-Арт] [Музыка]


СТАЛИН / МОЛОДЫЕ ГОДЫ


  Иосиф Сталин в молодости   
21 (по старому стилю - 9-го) декабря 1879 года в маленьком грузинском годке Гори, поразившем посетившего чуть позже эти места Максима Горького "какой-то обособленностью и дикой оригинальностью", в семье бедного сапожника родился четвёртый ребёнок. Трое предшествующих детей умерли в младенческом возрасте, и мать новорождённого, до замужества носившая фамилию Екатерина Геладзе, убаюкивая младенца, часто грезила надеждой на то, что мальчик не только вырастет здоровым и сильным, но и совершит нечто необыкновенное, а может быть и войдёт в историю… Материнские чаяния сбылись. Её сын стал одним из самых могущественных и великих правителей человечества. И до сих пор его имя является проклятьем в устах одних и знаменем в руках других… 21 декабря 1879 года у Екатерины и Виссариона Джугашвили родился сын Иосиф, вошедший в историю под псевдонимом СТАЛИН.
История Сталина поразительно соответствовала тому опыту становления, который описал в своей автобиографии "Путь Киновари" Юлиус Эвола: "Я воспитывался на отрицании преобладающей… традиции, на отрицании актуальной цивилизации, этого "современного мира", на отрицании общей культуры и расхожего образца мышления того народа, к которому я принадлежал, … и, наконец, на отрицании семейной среды". По происхождению Сталин был осетином, потомком древнего арийского племени аланов. Возможно, именно поэтому Бертран Рассел уподоблял его могущественным древним персидским царям. В конце прошлого века говорили, что самая угнетённая грузинская женщина покажется предельно эмансипированной по сравнению с осетинкой, среди осетинов был особенно силён обычай кровной мести. Детство Иосифа прошло в типичной азиатской деспотической атмосфере. Его отец, Бесо, был суровым, вспыльчивым человеком. Мать, по ночам зарабатывающая за себя и за мужа. Который обыкновенно пропивал свою выручку, и Иосиф ежедневно страдали от его побоев, как писала дочь Сталина, "мать била мальчика, а её бил муж". Однажды Сосо не выдержал столь тягостного напряжения и бросил в отца нож, прошедший в считанных миллиметрах от его головы. Впрочем, смерть вскоре и так настигла старшего Джугашвили: когда Сосо было 11 лет, его отца убили в трактире во время пьяной драки. "Ранняя смерть отца не произвела на ребёнка никакого впечатления. Он ничего не потерял со смертью человека, которого должен был называть отцом" - писал затем один из его школьных приятелей, Иремашвили. Не складывались у Сосо и отношения с религией, причём начало этой неприязни следует относить к случаю, когда десятилетнего Джугашвили, стоявшего в день религиозного праздника в толпе народа, сбил врезавшийся в толпу экипаж. Однажды, когда группа учеников направлялась на прогулку, физически крепкий Сосо перепрыгнул ручей, а когда другой ученик услужливо согнул спину для надзирателя, сказал: "Я бы самому богу не подставил спину - не то что надзирателю". Сверстники вспоминали Джугашвили-подростка таким: "для него высшая радость состояла в том, чтобы отдержать победу и внушить страх… Как мальчик и юноша он был хорошим другом для тех, кто подчинялся его властной воле..."
В годы обучения в духовном училище Иосиф Джугашвили познакомился с книгой, оказавшей на него особое влияние - романом Александра Казбеги "Отцеубийца", посвящённом борьбе имама Шамиля против русских войск. Главный герой книги, романтический разбойник Коба, отважный мститель и борец за справедливость, стал для юного Сосо ясным образцом, примером для подражания в борьбе против ненавистной окружающей действительности. В то время как грузинские князья предательски склонились в поклоне перед Россией, лишь представитель низших социальных слоёв Коба находит в себе силы отомстить за поруганную честь народа - такова основная идея романа, привлёкшая к себе будущего национал-большевистского вождя. Как писал один из его друзей того времени, "Сосо испытывал злобную, лютую вражду к школьной администрации, к буржуазии, ко всему, что существовало в стране и воплощало царизм".
В 1894 году юный Джугашвили получает диплом с отличием - случай крайне редкий для выходца из бедной семьи - и зачисляется на полное обеспечение в Тифлисскую духовную семинарию. Годы обучения в ней с 1894 по 1899-й стали решающими для формирования его личности. С одной стороны, семинария ещё со времён народничества стала источником грузинского революционного движения, с другой - славилась своим иезуистским режимом русификации; во времена обучения в ней Сталина Грузинской церковью руководили русские националисты, впоследствии ставшие лидерами крайне правых течений - например, митрополит Владимир (Богоявленский). Именно в семинарии Джугашвили окончательно складывается как профессиональный революционер, чья воля выходит за грузинские рамки и стремится к преображению всей России. Он организует несколько кружков молодых социалистов, в которых сам ведёт занятия, а также усиленно изучает Маркса, Плеханова, Ленина. В мае 1899 г. он оставляет семинарию. Примечателен эпизод, когда Джугашвили, выхватив из рук инспектора Абашидзе отнятую у него "запрещённую" книгу, на вопрос: "Ты что, не видишь, кто перед тобой?", ответил: "Вижу перед собой чёрное пятно и больше ничего".
Начальный период революционной деятельности Джугашвили, принявшего ввиде партийной клички имя любимого героя, наполнен насилием и преступлениями. В начале декабря 1901 г. он переезжает в Батум, город, который обладал пальмой первенства среди портов Чёрного моря по насыщенности криминальными элементами, казался скорее турецким, чем русским, и по воспоминаниям современников, "пребывал в постоянном хаосе". Среда, идеальная для осуществления революционных "разбойничьих" теорий Бакунина и Нечаева, оказалась прекрасно подходящей и для молодого революционера. Коба начинает распространять листовки, которые он сам и печатал на простейшем гектографе, и не исключено, что они сыграли свою роль в ходе волнений на нефтеперерабатывающем заводе Ротшильда в феврале 1902 г. Как бы там ни было, ночью 5 апреля 1902 г. членов Батумского социал-демократического комитета, среди которых был и Джугашвили, арестовывают и спустя год ареста ссылают в Иркутскую губернию (всего он арестовывался восемь, был сослан семь и бежал с места ссылки шесть раз). В начале 1904 г. ему со второго раза удаётся бежать, и в феврале 1904 г. он снова в Тифлисе, где активно включается в организацию по всему Закавказью большевистских групп, настроенных против либерализма и конформизма господствовавших в закавказской социал-демократии меньшевиков. Особенно активной стала работа Джугашвили в этом направлении во время революции 1905 года, когда он выступал на митингах, составлял прокламации и писал статьи. Впрочем, основной деятельностью товарища Кобы в тот момент была не агитация - для пополнения партийной казны он организует серию вооружённых налётов на банки, почтовые вагоны - революционных "эксцессов" - самым знаменитым из которых стал налёт боевой группы под руководством Камо на Тифлисский государственный банк в июне 1907 г., план которого был разработан лично Кобой. Некоторые утверждали, что за "эксы" Джугашвили был даже исключён меньшевиками из Закавказской организации РСДРП.
Коба занимается не только практической деятельностью - он постоянно тщательно изучает теорию большевизма. Сидевший с ним в 1908 г. в Бакинской тюрьме большевик Верещак писал: "вообще же в Закавказье Коба слыл как второй Ленин. Он считался лучшим знатоком марксизма". Сравнение с Лениным здесь не случайно - именно Джугашвили явился основным теоретическим и практическим последователем линии Ленина в Закавказье, увидевшим в ленинской идее о необходимости централизованной организации профессиональных революционеров, состоящей из отборных кадров и основанной не на формальном членстве, а на "полном товарищеском доверии между революционерами" полное выражение своих собственных мыслей. В статье "Класс пролетариев и партия пролетариев", вышедшей в 1905 г., Коба говорит о превращении партии из "гостеприимной патриархальной семьи, готовой принять всех сочувствующих, в крепость, двери которой открываются только для достойных".
Сотрудничал ли Джугашвили с тайной полицией? Доказательства этого, обычно приводимые неудачниками-эмигрантами или современными убогими "историками", сомнительны. Достоверно известно одно - вскоре после ухода Джугашвили из семинарии он сообщил ректору фамилии сорока членов действовавшей там тайной социалистической группы, которые были тут же исключены. Впоследствии он заявлял, что совершил этот поступок совершенно сознательно, ради того, чтобы лишить семинаристов ложной альтернативы "стать священником" и принудительно увлечь на путь революционной борьбы. Действие, исполненное в духе Нечаева. Неизвестно, был ли знаком Сталин с его "Катехизисом революционера", или пришёл к тем же выводам интуитивно. Во всяком случае, даже если сотрудничество Джугашвили с охранкой и имело место, вряд ли можно представить его в роли простого информатора. Скорее, он следовал нечаевской логике революционной аморальности, которая гласит: "ставя себе целью беспощадное разрушение, революционер может, а иногда и должен жить в обществе, притворяясь иным, чем он есть на самом деле; он должен проникать везде, во все нижайшие классы, в магазины, церкви, особняки богачей, в мир бюрократов, военных писателей, в Третье отделение и даже в Зимний дворец".
В 1908 году у Сталина родился сын Яков, а через год заболела и умерла его любимая жена, Екатерина Сванидзе. Когда гроб опустили в могилу, Сталин крепко сжал руку одного из своих товарищей и сказал: "Это существо смягчало моё каменное сердце; она умерла и вместе с ней последние тёплые чувства к людям".
Через год он взял партийную кличку Сталин.
Через десять лет его уже знал весь мир.


Полковник Иван Чёрный
,

№ 28


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100