[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


 ИРЛАНДСКАЯ РЕСПУБЛИКАНСКАЯ АРМИЯ

Рихард Шапке, перевод с немецкого Андрея Игнатьева

 

Часть четвертая. Дорога к гражданской войне

 

1. Новая линия ИРА

26 февраля 1962 г. Армейский совет ИРА заявил о прекращении своего наступления  на Северную Ирландию в форме Пограничной кампании. ИРА заверила британские оккупационные войска в своей вечной враждебности.  Кроме того, она обратилась за поддержкой к ирландскому народу, чтобы когда-либо открыть последний и успешный этап борьбы за свободу для всей Ирландии. Всего в  столкновениях погибло шесть добровольцев ИРА (большей частью  от своих собственных бомб) и шесть служащих КОП. Власти Ирландской республики арестовали 335 республиканцев, которые по окончании Пограничной кампании, также  как и осуждение британцами террористы, были отпущены.

В «Нью-Йорк таймс» было заявлено, что с ИРА и Шинн Фейн покончено, и Протестантское государство, казалось, стояло так прочно, как никогда. руководство республиканцев теперь занялось самокритикой. У полуподпольной организации едва ли имелся контакт с массами. В последующее время республиканское движение все более сконцентрировалось на социальных и экономических аспектах борьбы, продолжая дело  конгрессистского движения движения 1934 года. Под руководством начальника штаба  Катала Гулдинга был разработана новая теория фаз. Сначала протестантским и католическим пролетариям в Северной Ирландии следовало отыскать совместные интересы и объединиться. На второй  стадии в обоих государствах, на которых разделена Ирландия, пролетариат свергнет правительства и создаст объединенную социалистическую народную республику. Отныне Шинн Фейн следовало признать парламенты в Дублине, Белфасте и Лондоне и использовать их в качестве политического форума, а  ИРА определяла себя как вооруженный гарант ирландской революции.

Гулдинг стремился ни к чему иному, как к трансформации ИРА во внеконфессиональное и антинационалистическое рабочее движение –  чем она никогда ранее ни была. Республиканско-католические националисты восприняли это с негодованием, так как, например, в Дублине с одобрения  Гулдинга в организацию просачивались коммунисты. Вследствие глубокого раскола североирландского общества новый курс ИРА представлял собой чистую утопию, поскольку из-за привилегированного положения протестантских квалифицированных рабочих идея классовой борьбы не находила особого отклика в юнионистском обществе.

 

2. Положение католиков в Протестантском государстве в 60-е годы

Что касается приниженного положения североирландских католиков, то с 20-х годов ничего не изменилось. При взгляде на избирательную систему бросалась в глаза их дискриминация. В 1967  г. в Северной Ирландии 909.481 граждан обладали правом избирать в британскую нижнюю палату, 933.724 - избирать в североирландский  парламент и 694.483 - в коммунальные органы власти.

Выборы в нижнюю палату проводились в соответствии с британской мажоритарной системой, так что сильнейшая партия постоянно имела успех. Тот факт, что протестантское население составляло большинство,  а также махинации с нарезкой избирательных округов  являлись причиной того, что, как правило,  речь шла об Ольстерской  юнионистской партии, фактически являвшейся правящей партией Северной Ирландии. Предусмотренная вначале для североирландского парламента пропорциональная избирательная система была уже в 1929 г. заменена жестокой мажоритарной избирательной системой, чтобы еще сильнее сократить католическое влияние. При распределении мест сильнейшую партию одаряли дополнительными мандатами. Также и здесь имели место махинации с избирательными округами: например, Белфаст разделил преимущественно католическую Ферману на три избирательных округа. В двух из них протестанты имели большинство, так что графство, как правило, давало двух юнионистских и одного католического депутата. В отношении выборных махинаций отвратительный пример поставлял Дерри. При наличии 14.429 католических и 8781 протестантского избирателя были образованы два округа с преимущественно протестантским населением, которому противостоял один избирательный округ, более чем на 90% католический.

На коммунальных выборах были введены цензовые ограничения   – избирательным правом обладали только владельцы домов и плательщики налогов. В зависимости от суммы уплачиваемых налогов североирландский избиратель мог получить до шести голосов (plural voting). Эта избирательная система исключала из участия в североирландских коммунальных выборах четверть всего населения, и из этой группы 75% составляли католики. На коммунальных выборах 1968 г. в Арма было 3139 католических голосов против 2798 протестантских –  но вследствие махинаций с нарезкой на округа 12 мандатов досталось Ольстерской юнионистской партии против 8 у других партий. Хотя протестанты были в меньшинстве, ОЮП контролировала также коммунальные администрации в местностях  с преимущественно католическим населением.  Даже в оплоте католиков Фермане они располагали менее чем 10 % мест в администрациях. Только в Ньюри католические партии были в большинстве –  что они использовали для дискриминации протестантов.  Еще одним протестантским средством для обеспечения семейственности и распределения рабочих мест был Орден оранжистов. Члены его протестантских лож выступали за безоговорочную верность британской короне и расово-религиозное отчуждение католиков-ирландцев.

В 1961 г. в Северной Ирландии насчитывалось 34,9% католиков (=497.547) и 61,5% протестантов (=875.433), сюда добавлялись неверующие и сектанты. В Антриме католическое меньшинство составляло 24 % населения в Белфасте   28%, в Дауне –  22%, в Арма –  47%, в графстве Дерри –  43%. Католики составляли большинство населения в Фермане  – 53% , в Дерри Сити –   67% и в Тироне  – 55%. Итак, в Протестантском государстве однозначный перевес протестантов имелся только в Антриме, Дауне и Белфасте. В конце 60-х гг. уже 51 % всех школьников в Северной Ирландии был католиками, так как уровень рождаемости у католиков на 40% был выше, чем у протестантов.

Юнионисты вполне отдавали себе отчет в демографическом давлении со стороны католической  части населения. Наряду с обрисованными в первой и второй частях религиозными и идеологическими мотивами дискриминация католиков имела еще одно прочное основание: систематические ограничения и лишение прав вынуждали десятки тысяч людей отправляться в эмиграцию. Уровень эмиграции среди католиков был в два раза выше, чем у протестантов, что на десятилетия обеспечивало юнионистам господствующее положение. В то время как в Северной Ирландии безработными числилось 4% всех протестантов, для  католиков эта цифра составляла 11%. В городах с высокой долей католического населения в 1961 г. уровень безработицы значительно превышал средний по стране: Дерри Сити – 21,2%, Ньюри  – 17.2%, Страбане – 14.4%.

Как  католической, так и протестантской группе населения  была присуща нормальная классовая структура, но протестантов было больше вверху, чем внизу. Доля протестантов в социальных слоях с растущим доходом: они составляли 51 % беднейших, но 75 % богатейших североирландцев. На другой стороне, католики принадлежали скорее к нижнему слою, чем протестанты. На верхних социальных позициях мы находим 26,2 % протестантов и 14.8 % католиков. К среднему слою можно было причислить 41,4 % протестантов и 41,2 % католиков. Низший слой на 32,4 % составлял из протестантов, а на 44% из католиков.

В Портадауне, например, доля неквалифицированных рабочих среди католиков составляла 16 %, доля полуквалифицированных – 39 % - в два раза больше, чем среди протестантов. В сельской местности 34 % всех католиков составляли мелкие крестьяне, 22 % - сельскохозяйственные рабочие и 9 % - поденщики; для сравнения, среди протестантов эти группы составляли 17 %, 8 % и 7 %. В 60-е гг. в королевском университете в Белфасте только 20 % студентов были католиками, а преподавательский и административный персонал еще в 1989  г. более чем на 85 % состоял из протестантов.

С преимущественно католическим Западом по ту сторону  реки Банн в сфере экономической и структурной политики осознанно обращались как с пасынком. Из 217 построенных между 1945 и 1964   гг. фабрик только 31 находилась более чем в 30 милях от Белфаста. На городских территориях католическое население также и ради махинаций с нарезкой избирательных округов было скучено на самом тесном пространстве в гетто из ужасных панельных домов, частично вследствие изгнания католических семей из протестантских кварталов. В Северной Ирландии не было классовых конфликтов – обе общины жили обособленно друг от друга. Расколотое общество находилось в состоянии холодной войны – открытые проявления враждебности были редкими, но существовал значительный конфликтный потенциал.

Католическая  часть населения считала себя жертвой длившегося десятилетия структурного насилия и резко отвергало Протестантское государство. С другой стороны, только меньшинство находилось в лагере воинствующих республиканцев. Католическая Национальная партия, возникшая на основе Объединенной ирландской национальной партии, выступала за ненасильственное воссоединение. В остальном она скорее передавала роль оппозиции юнионистскому режиму мало интересовавшемуся севером правительству Южной Ирландии. Ввиду махинаций с избирательными округами Национальная партия особенно на коммунальном уровне не имела никаких шансов – эффективного политического представительства интересов католического меньшинства в однопартийном государстве Северной Ирландии не существовало. Постоянно от 6 до 10 депутатов от Национальной партии в  стормонте (парламенте) противостояло от 33 до 40 представителям ОЮП.

 

3. Юнионисты  встают на  путь реформ

Весьма показательно, что робкая инициатива к реформированию Протестантского государства исходила не от католической, а от протестантской стороны. В 1963 г. Теренс ОʼНил, представитель либерального крыла Ольстерской юнионистской партии, стал новым премьер-министром в Белфасте. Принадлежала к либеральному англиканскому истеблишменту, ОʼНил хотел смягчить ситуацию латентной гражданской воины благодаря курсу реформ. Причиной, которую не следовало недооценивать, была угроза лейбористского правительства в Лондоне сократить субсидии Северной Ирландии, кроме того, более лучшая репутация экономически благополучного Протестантского государства облегчило бы привлечение иностранных инвесторов.  Ввиду того, что Пограничная кампания ИРА провалилась, положение казалось благоприятным.

Либеральное руководство партии, где преобладали англикане, хотело привлечь католиков на сторону государства и этим особенно настроило против себя радикальных пресвитериан. Курс ОʼНила, состоящий скорее из жестов, чем из конкретных мероприятий, вызвал наряду с ростом общественного самосознания у католиков и волнениями населения в Дерри и Белфасте жуткий страх среди протестантов. «Система привилегированного распределения статуса, власти и влияния, которая для своего самосохранения и дальнейшего существования не может обходиться без дискриминации как важнейшего элемента господства, не выдержит никакой «реформы», которая была бы состоянии уничтожить этот столь важный механизм». Привилегированные слои населения отреагировали на угрозу потерять свое положение обращением к фашистским тенденциям, и так уже в 1964 г. возникло широкое народное движение во главе с преподобным Яном Пэйсли, блокирующееся с внутрипартийной оппозицией внутри ОЮП. Реакционный проповедник Пэйсли мог опереться на свои контакты с группами христианских фундаменталистов  в США.

14 января 1965 г. впервые с 1921 г. встретились премьер-министры Ирландии и Северной Ирландии, и 24 апреля 1966 г. ОʼНил разрешил католиком отпраздновать 50-летие Пасхального восстания в Дублине. Политическая апатия католического населения улетучилась, и Национальная партия впервые выступила в роли конструктивной оппозиционной партии. Уже в 1965 г. в качестве внепарламентского движения за гражданские права по образцу США возникла «Кампания за социальную справедливость», которая намеревалась привлечь внимание общественности в Великобритании к дискриминации католиков. Сторонники Пэйсли отреагировали на символические жесты примирения со стороны правительства и рост самосознания католиков яростными волнениями и бесчинствами, направленными против католического населения. Здесь следует прежде всего назвать «триколор риотс» против поднятия ирландского флага. Летом 1966 г. сопротивление против жестов в сторону католиков радикализировалось. Вокруг Густи Спенса юнионистские экстремисты прежде всего из низших слоев и люмпен – пролетариата  объединились в полувоенные Ольстерские добровольческие силы (ОДС) – так появился на свет лоялизм. ОДС объявили ИРА войну и убийствами католиков без разбора перешли к запугиванию католической общины, чтобы гарантировать сохранение Северной Ирландии в составе Соединенного королевства. В конце февраля 1967 г. из разочарования в робкой и нерешительной «Кампании за социальную справедливость» образовалась Североирландская ассоциация гражданских прав. Главными целями движения, в котором первоначально доминировали либералы всех оттенков, были равноправие католиков, роспуск ненавистного полицейского резерва и отмена широких чрезвычайных полномочий министерства внутренних дел. Например, состоящим преимущественно из протестантов-юнионистов полицейским силам Королевской ольстерской полиции было позволено проводить обыск жилища без санкции судьи при малейшем подозрении на хранение оружия, взрывчатки и «террористических материалов». Подозреваемый в членстве в «террористическом объединении» мог быть задержан на время до 48 часов без контактов с внешним миром. С разрешения министерства внутренних дел это время можно было продлить еще на пять дней. Вместе с КОП и Орденом оранжистов движению за гражданские права особо чинили препятствия сторонники Пэйсли, подавая свою контрзаявку на место проведения каждого мероприятия САГП и этим часто давая полиции возможность запретить его по соображениям безопасности.  Чтобы читатель лучще представлял ситуацию, подчеркнем еще раз, что в случае КОП с ее частями резерва, Ольстерской специальной полиции, речь идет не о регулярной полиции, но о военизированных антитеррористических силах для сохранения привилегированного положения протестантов. Почти все офицеры КОП и ОСП принадлежали к Ордену оранжистов, также как и все члены руководства.

 

4. Сопротивление формируется

Все больше и больше сторонников Шинн Фейн, интересовавшихся не реформами, а ставивших вопрос о Северной Ирландии как о целом, проникали в САГП. Уже на первой ежегодной конференции движения среди 70 участников было 30 известных полиции республиканцев. В августе 1968 г. САГП в Дананноне (графство Тирон) начала свой первый марш протеста  с 2500 участниками против социальной дискриминации католиков при распределении квартир.

5 октября в Дерри, оплоте дискриминации, должен был пройти еще один крупный марш протеста. В организации этого марша принимал участие Имон МакКен, один из виднейших республиканских журналистов Ирландии. Министр внутренних дел Джеймс Крейг запретил прохождение шествия через протестантский квартал, но на этот раз защитники гражданских прав не пошли на уступки.  И это вылилось в жестокое уличное сражение с 80 ранеными с обеих сторон. Впервые присутствовали пресса и телевидение, и произошедшее стало достоянием всего мира. Еще одному маршу протеста в Арма воспрепятствовала контрдемонстрация Пэйсли, чьи приверженцы буквально заполонили местность. Эти события привлекли к Северной Ирландии внимание мировой общественности, и британское лейбористское правительство подтолкнуло Белфаст к реформам. 22 ноября 1968 г. ОʼНил объявил о начале реформ, не принимая во внимание полную программу САГП. Прежде всего, не состоялось введение справедливого избирательного права. Однако теперь уполномоченный по правам человека должен был рассматривать жалобы, был установлен новый порядок распределения общественного жилья и  отменено право множественного голосования для фирм. Была обещана отмена законов о чрезвычайном положении, и специальная комиссия должна была заняться положением в Дерри. Протестантская оппозиция ответила ставшей роковой радикализацией.

В начале 1969 г. студенты и защитники гражданских прав Северной Ирландии начали «Длинный марш» из Белфаста в Дерри. 4 января они достигли Дерри, где на Бёрнтоллет Бридж на демонстрантов напали сторонники Пэйсли, при том что полиция предпочла не вмешиваться. В качестве ответа на огромное протестное собрание ночью КОП провела настоящую атаку на католический квартал Богсайд. Полицейские, часть из которых была  пьяна, буянили на католических улицах. Жители бежали в лежащую выше часть города Крегган, где 20 тыс. поднявшихся католиков собрались на решающую битву с полицией. Джон Хьюм сумел добиться вывода КОП, и в Богсайде фактически установилось самоуправление.

Городской квартал покрылся баррикадами, и также поступили на западе Белфаста. В этих экстерриториальных районах комитеты общественной защиты взяли на себя функцию органов безопасности. Центральный комитет общественной защиты находился в Белфасте. Сообща с группой Хьюма, из которой возникнет умеренно националистическая Социал-демократическая лейбористская партия, КОЗы стремились к нормализации ситуации. Британский губернатор оказался столь взволнован, что он создал комиссию, которая должна была  проанализировать причины беспорядков. Под давлением правого крыла партии ОʼНил возложил основную вину за эскалацию в Дерри на САГП и объявил о расширении использования встревоженного полицейского резерва, воинствующих протестантских ОСП.

На внеочередных новых выборах 23 февраля  впервые столкнулись кандидаты от либерального юнионистского крыла  во главе с ОʼНил и правых Крейга и Бриана Фолкнера. Движение  за гражданские права смогло провести трех независимых кандидатов, но также в парламент были избраны юнионистские партийные бунтовщики Крейг и Фолкнер. 17 апреля 1969 г. на довыборах в нижнюю палату в Мид-Ольстере 22-летняя Бернадет Девлин как представительница североирландского движения за гражданские права победила в борьбе с юнионистским кандидатом.

19 апреля 1969 г. в Дерри в столкновениях между католиками и протестантами имелось 170 раненых. Полиция заняла стратегически важные пункты в Богсайде, вследствие чего 4 тыс. жителей на время бежали из квартала. Был забит до смерти 42-летний отец семейства, чем КОП полностью дискредитировала себя в глазах католического населения. В похоронах приняло участие 30 тыс. человек. На правительственном уровне впервые обсуждался вопрос об использовании армии. После нападений ОДС на электро- и водопроводные станции в местностях, населяемых католиками, следовало мобилизировать на защиту этих объектов ОСП, но она оказалась слишком ненадежной и слабой. В конце апреля Теренс ОʼНил разочарованный ушёл в отставку, так как правительственное большинство отклонило еле-еле проводимую реформу коммунального избирательного права. Его преемником стал с преимуществом только в один голос перед Фолкнером бывший министр сельского хозяйства Чичестер-Кларк. Фолкнера пришлось ввести в кабинет. Новое правительство анонсировало проведение реформ и амнистировало политических узников, также как и временно взятого под арест Пэйсли.

Очень скоро САГП понесла свою первую потерю: в Дангивене у Дери умер Фрэнсис Мак Клоски, после того как во время демонстрации он был избит сотрудниками КОП. Мак Клоски было 70 лет, и его вина состояла только в том, что он был католиком.

 

5. Эскалация

12 августа 1969 г. в Дерри 15 тыс. оранжистов начали свой традиционный марш в центре города. В этом году традиционные марши в память об окончательном подчинении католического  населения в 1689–1690 гг. особенно хорошо встречали, так как протестанты не хотели делить «свою» страну с «католическими «врагами государства» и к тому же опасались ирландского вторжения. Полиция  не могла и не хотела развести враждующие группы населения, и началась пресловутая трехдневная битва при Богсайде. Оранжисты натолкнулись на баррикады, вслед за чем  полицейские и встревоженные   резервисты побратались с ними и выступили в бой. Всего в Богсайд было брошено 1200 газовых гранат.

Защитники Богсайда призывали к разгрому полицейских участков  по всей стране. Во время жутких беспорядков немногочисленные в ту пору бойцы  ИРА взяли на себя функцию полиции в католических кварталах и выступали против воров и грабителей. Активист ИРА Мартин  Мехен вспоминал об этом: «Мы защищали места нашего проживания, в то время как эти типы распространяли беззаконие. Существовал кодекс поведения, и люди знали, где проходит граница. И каждый, кто перешагивал эту границу, получал ответ от республиканского движения». Таким образом ИРА очень скоро взяла на себя роль комитетов общественной защиты.

Следствием событий в Дерри стало сделанное на следующий день заявление премьер-министра Ирландии Джека Линча, что только воссоединение позволит разрешить конфликт в Ольстере. Его правительство осуществит вооруженную интервенцию, если события выйдут за определенную границу. И на самом деле Дублин провел мобилизацию своих вооруженных сил. Затем в Белфасте дело дошло до яростных беспорядков, когда католическая молодежь затеяла уличное сражение с КОП. Ночью толпы лоялистов с Шанкилл-роуд  напали на католический квартал Фолз-роуд  и Ардоин. Боевики ОДС и сотрудники КОП и ОСП без разбора стреляли в католические дома и бросали зажигательные снаряды. После того как жители бежали, жилища и магазины были разграблены. Лоялисты сожгли 120 домов и серьезно повредили еще 300. Было 6 убитых, среди них Джеральд МакОли из молодежной организации ИРА Фианна и 178 раненых. ИРА не смогла оказать сопротивления, так как под влиянием марксистской группы Гулдинга пренебрежительно относилась к вооружению. Во всем Белфасте в распоряжении у ИРА было максимум два десятка пистолетов – местные части со времен Второй мировой войны были в большей или меньшей степени неактивны. Ко всему прочему, марксисты продали сохранившиеся с Пограничной компании запасы оружия валлийским националистам.

14 августа по настоянию североирландского правительства на территорию Ольстера вошла британская армия и поверхностно восстановила порядок. Вначале католики радостно приветствовали войска, так как от них в отличие от КОП они могли ожидать защиты от толп лоялистов. По молчаливому согласию, армия должна была держаться в стороне от католических кварталов в Белфасте и Дерри. Баррикады возле Свободного Дерри были разобраны, и только белая линия обозначала границу. В Белфасте армия вначале тщетно пыталась разделить враждующие группы населения.

В заявлении с Даунинг-стрит 19 августа британское правительство  дало понять, что «временное размещение войск в Северной Ирландии» входит в компетенцию Соединенного Королевства, а значит и парламента в Вестминстере, чтобы умиротворить беспокойную провинцию. От североирландского правительства требовалось немедленно положить конец дискриминации. Лондон приветствовал  анонсирование Чичестер-Кларком реформы коммунального избирательного права, распределения жилья, социального обеспечения и общественного контроля за деятельностью администрации. Включившись и поддержав планы реформ, Лондон закончил свою продолжавшуюся 50 лет политику невмешательства. Вопрос заключался лишь в том, сможет ли правительство провести эти реформы вопреки своей собственной партии.

К несчастью, среди направленных в Северную Ирландию соединений находилось относительно большое число шотландских частей, имевших тенденцию солидаризироваться с протестантами. ОСП была распущена, а не смену ей пришел Полк обороны Ольстера (ПОД). Он на 97% состоял из протестантов и частично был связан с боевиками-лоялистами. Столкновения продолжились. К концу месяца только в Белфасте 1820 семей было изгнано из их домов в преимущественно иноконфессиональных кварталах, из них 82,7 % были католическим. В итоге 5.3 % всех католических домохозяйств Белфаста стали жертвами этнических чисток. В ходе столкновений погибло 10 человек, и только к 18 августу было ранено 514 гражданских (среди них 150 тяжело) и 226 полицейских. К концу месяца число раненых достигло 900 человек – Северная Ирландия оказалась охваченной гражданской войной. В сентябре британские инженерные части и КОП воздвигли стену высотой в шесть футов между католическим районом Фолз-роуд и протестантским Шанкилл-роуд. При угрозе возникновения беспорядков охраняемые проходы закрывались. Вскоре дело дошло до первых массовых  эксцессов со стороны британских военнослужащих в отношении католической части населения. При нападении, произошедшем в конце сентября в Западном Белфасте, двое католиков, среди них девятилетний ребенок, были застреляны. Еще 136 католиков получили ранения, из них 40 – тяжелые. Несмотря на её неприкосновенность как депутата нижней палаты британцы арестовали Бернадетт Девлин из-за участия в  беспорядках  в Дерри.

 


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100