[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


   ИРЛАНДСКАЯ  РЕСПУБЛИКАНСКАЯ АРМИЯ

Рихард Шапке, перевод с немецкого Андрея Игнатьева

 

Часть третья. Тридцатые годы, Вторая мировая война и возрождение

 

1.         Валера и ИРА

 

В феврале 1932 г. на парламентских выборах в Ирландии  Фианна Файл стала сильнейшей партией. Бывший республиканец Имон де Валера был избран новым премьер-министром. Его программа предусматривала воссоединение с принятием республиканской конституции, культурную независимость и защиту гэльской культуры, социальную справедливость, экономическую независимость, помощь семьям и индустриализацию. Отсюда неудивительно, что группы, составляющие ядро политической платформы ИРА Саор Эр, поддерживали тесные контакты с Фианна Файл. Валера амнистировал находящихся в тюрьмах активистов ИРА и приостановил действие «Закона об общественной безопасности», хотя ИРА заявила, что не будет поддерживать никакого правительства, которое сотрудничает с Британской империей или хотя бы сохраняет присягу короне. На деле новый ирландский кабинет отказался  приносить присягу британской короне и ввел пошлины на британские товары, чтобы компенсировать потерю капитала из-за ежегодных земельных платежей – результатом была продлившаяся год экономическая война с Лондоном.

Левое крыло республиканского движения во  главе с лидером партии Саор Патриком ОʼДоннеллом стремилась к прекращению компенсационных платежей бывшим британским землевладельцам, и промышленный протекционизм Валера подвергался нападкам как поддержка капитализма. Кроме того, новый глава правительства отказался от чистки армии, полиции и администрации от сторонников Свободного государства. Со своими конституционными реформами,  также как и с социальными и экономическими успехами Валера хотел привлечь левых республиканцев. Премьер-министр и Армейский совет ИРА много раз вели переговоры о дальнейшем сотрудничестве, но ИРА настаивала на своей республиканской позиции, чем она хотела привлечь в свои ряды разочарованных сторонников Фианна Файл. А Валера, напротив, давал понять республиканцам, что он не потерпит существования никакой частной армии в Ирландии. Нечто вроде указа о радикалах стал в дальнейшем преградой для того, чтобы республиканцы могли просачиваться на общественную службу.

В празднествах в честь освобожденных активистов ИРА местами принимало участие до 10 тыс. человек, и республиканцы снова почуяли утренний воздух. Фрэнк Риан заявил, что всеми средствами вплоть до применения огнестрельного оружия будут препятствовать занятию в общественных должностей предателей из Куманн на Гэдхэл. Патрик ОʼДоннелл требовал в «Ан Фоблахт», что следует изгнать приверженцев Свободного государства из общественной жизни. Так вскоре и вышло. Сторонники Фианна Файл и ИРА с возрастающей жестокостью атаковали мероприятия консерваторов, и в сентябре 1932 г. ИРА был застрелен первый приверженец Куманн на Гэдхэл. Правые ответили созданием Ассоциации армейских товарищей, из которой разовьется фашистское движение «Синие рубашки». В время предвыборной борьбы перед новыми выборами 1933 г. с обоих сторон имелось несколько десятков раненых, иногда тяжело. Республиканцы не принимали участия в выборах, но выступали в роли парамилитарных вспомогательных сил Валера, опасавшегося путча сторонников Свободного государства.

На выборах Валера выступил как бесспорный лидер Ирландии. Со своей земельной реформой и широким социальным законодательством он пошел на встречу республиканцам. Не прекращались силовые столкновения с Куманн на Гэдхэл и «Синими рубашками», но пока ИРА давала этим Валера возможность  действовать против своих политических противников, насилие со стороны республиканцев терпели. 1933 г. массовый митинг «Синих рубашек» в память об убитом Майкле Коллинзе был запрещен после яростных угроз со стороны ИРА. Валера использовал напряженность для полного запрета «синерубашечников» – оппозиция объединилась теперь под названием Фине Гэл.

 

2.         Радикализация и запрет

 

В марте 1933 г. ИРА начала протестную кампанию против высылки американского коммуниста Гральтона и вызвала этим раздражение многих католиков. В том же самом месяце Армейский совет опубликовал один из своих многочисленных проектов конституции. Все частные землевладения следовало национализировать и ввести государственную систему сбыта для продажи сельскохозяйственной продукции. Предусматривалась национализация всех промышленных предприятий, включая государственный сбыт товаров. Тревожным знаком должно было  стать уже выступление Валера летом 1933 г. против заново основанной ирландской компартии, затем бывший начальник штаба ИРА Фрэнг Айкен создал верную правительству милицию, которая, устраивая безобидные игры в солдатики, отвлекала молодое поколение от ИРА. Уже осенью насилие ИРА по отношению к Фине Гэл приняло такой масштаб, что было вынуждена вмешаться армия.

На Армейском собрании ИРА, встрече делегатов, отправленных воинскими частями, состоявшейся в 1934 г., Майкл Прайс склонял к тому, чтобы республиканское движение высказалось за рабочую республику и боролось с ирландским государством до его уничтожения. Также как и пропагандируемый Патриком ОʼДоннеллом конгресс по программным вопросам, это предложение было отклонено высшим командованием. Среди участников движения шло брожение,  и Коминтерн хвалил работу ИРА среди масс. Москва сравнивала обстановку в Ирландии с революционным семнадцатым годом: царь Конгрейв был свергнут, и «ирландский Керенский» де Валера у власти.

В апреле 1934г. левые из ИРА провели сепаратную встречу руководства, в которой приняли участие также представители левоэкстремистских раскольнических групп во главе с бывшим председателем компартии Рори Конноли. Поддерживаемый прежде всего бывшими представителями политической платформы Саор Эр манифест гласил, что общеирландскую республику невозможно создать без уничтожения капитализма.  Армейский совет упрекали в отсутствии понимания того, что шаги Валера в области экономики служат только усилению капитализма. Заявлялось о созыве конгресса, чтобы собрать эксплуатируемые и непривилегированные группы населения. Представляющая большинство левых фракция во  главе с Коннолли стремилась к созданию нового оппозиционного движения против всей системы, в то время как ОʼДоннеллу мысленно представлялся единый антиимпериалистический фронт республиканцев и профсоюзов. Армейский совет запретил всем добровольцам ИРА поддержку конгрессистского движения и посвятил себя своей частной войне против синерубашечников, которая теперь приводила также и к столкновениям с государственными силовыми структурами. Только в 1934 г. особые суды вынесли приговоры 349 синерубашечникам и 102 республиканцам.

13 октября 1934 г. конгрессистское движение провело заявленное собрание. Из 186 делегатов около 30 представляли Белфаст, где развязанный юнионистами террор давно вёл к усилению республиканцев. Коннолли хотел пробудить дремлющую активность рабочих, бороться с капитализмом и через надконфессиональную политику завоевать на вою сторону также и пролетариев-протестантов из Северной Ирландии. Приверженцы ОʼДоннелла приняли выхолощенную резолюцию, в которой из тактических соображений была убрана вся пропаганда в пользу рабочей республики – этот шаг оставлял Фианна Файл только мировоззренческие аргументы против республиканцев. В любом случае на олицетворяемый Валера капитализм смотрели как на препятствие для республики.  При голосовании 99 голосами против 84 прошёл предложенный ОʼДоннеллом курс на единый фронт. Однако профсоюзы и лейбористы отказались от поддержки конгресса, также как и опасавшиеся за свою собственность мелкие крестьяне. Между тем, смогли привлечь на свою сторону большинство дублинских бригад ИРА. Здесь с 1932 г. предпринимались скромные попытки надконфессиональной классовой борьбы против капиталистической эксплуатации. Наделал много шума поддержка забастовки протестантов-железнодорожников белфастской ИРА, в ходе которой был застрелен полицейский. Эти попытки улетучились в июле 1935 г. из-за страшного погрома на Фолз-роуд. Было 11 убитых и 574 раненых, в большинстве, католики, на которых напали протестанты с Шенкил-роуд. Всего было разрушено 439 домов, принадлежавших католикам, и 2241 католик бежал из Белфаста. Конгрессистское движение ОʼДоннелла оказалось впоследствии в безвоздушном пространстве. Последним проявлением его активности станет отправка роты «Джеймс Коннолли» под командованием Фрэнка Риана, которая сражалась  против войск Франко в составе Интернациональных бригад. Подавляющее большинство ирландцев по религиозным соображениям оказалось на стороне Франко, даже хотя имелись сильные симпатии к стремлению басков и католонцев к независимости. В это время Армейский совет усилил свою шедшую во всех направлениях кампанию террора, вплоть до привлекшего всеобщее внимание убийства британского адмирала  Сомервилля в марте 1936г. В  июне (по другому истолкованию, уже в июне 1935 г.) ИРА была запрещена. Начальник штаба Морис Томин получил год тюрьмы, и налаженные с помощью ИРА государственные механизмы подавления оппозиции обратились теперь против неё самой. Государственное давление и антикоммунистическая позиция широких слоев ирландского общества значительно сократило политическое влияние ИРА.

 

3.         Борьба против Англии

 

Летом 1936 г. произошла переориентация ИРА, до сих пор сосредоточившейся преимущественно на захвате власти в Южной Ирландии. 15 августа «Дейли Телеграф» опубликовала интервью с Шоном Расселом, новым начальником штаба ИРА. Дальновидный Рассел признал знаки времени и заявил, что следует суметь воспользоваться военным конфликтом между Великобританией и Германией. События 1937-1938 гг. способствовали переориентации. Фианна Файл политически все время сдвигалась вправо и 1938 г. сравнялась с британцами, так что республиканское движение осталось без единого союзника.

Уже 13 мая 1937 г. отряд боевиков ИРА взорвал памятник английскому королю в Лондоне. Визит британской королевской четы в Северную Ирландию стал поводом для первых широкомасштабных террористических атак в Шести графствах. В Белфасте бомбовое нападение на монарха потерпело неудачу. 8 декабря 1938г. остатки избранного в 1921 г. Второго Дойла, последнего признанного ИРА ирландского парламента, передали  все исполнительные полномочия Армейскому исполнительному совету ИРА, нечто вроде политбюро из 12 членов. Это избранное Армейским собранием правительство снова назначило членов Армейского совета, верховного командования ИРА. В военных вопросах верховное командование действовало совершенно автономно, а значит, представляло силовой центр подпольной армии. ИРА снова объединилась с течением политического республиканизма, которое скоро было ей поглощено. Отныне Армейский исполнительный совет в глазах республиканцев представлял собой единственное легитимное правительство.

Рассел снова переориентировал стратегию ИРА. На британских колониальных господ следовало теперь нападать там, где они наиболее уязвимы – в самой Англии. Основными целями являлись военные учреждения и инфраструктура, при этом человеческие жизни следовало по возможности щадить. Запланированное наступление получило название С-плана – С как саботаж. Шотландия и Уэллс были исключены из операций, так как их жители считались кельтскими братскими народами. Меньшинство в верховном командовании выступало за то, чтобы сделать акцент на Северной Ирландии. Однако, здесь часть ИРА в Белфасте приняла тяжелые удары вследствие проникновения спецслужб и стойко держалась в обороне.

12 января 1939 г. Армейский исполнительный совет отправил британскому министру иностранных дел лорду Галифаксу ультиматум. «Политбюро» ИРА объявило себя единственным легальным правительством Ирландии и потребовало вывода всех британских войск с острова. Лондону давалось четыре дня на оглашение заявления о соответствующих намерениях. По понятным соображениям, это не последовало, и 16 января на британских электростанциях, снабжавших электроэнергией среди прочего Лондон, Манчестер и Бирмингем, сдетонировало семь фугасов. До середины года ИРА провела 127 атак в Англии (из них 57 в Лондоне), при этом имелось только две человеческие жертвы. В июне 1939 г. для успокоения британцев ирландский парламент принял Закон о преступлениях против государства – военные трибуналы  и концлагеря должны были окончательно умиротворить Южную Ирландию Закон о государственной измене угрожал смертной казнью при особо тяжких случаях антигосударственной подпольной деятельности.

С начала 1939 г. Шон Рассел состоял в контакте с Карлом Хайнцем Петерсеном, ирландским корреспондентом Немецкого бюро новостей в Дублине. И все же имперское министерство пропаганды только в мае начало робко поддерживать республиканцев, после того как британцы выступили однозначно на стороне Польши против Германии. В начале июня Рассел как спецпосланник республиканского движения отправился в США. Он пытался мобилизовать американских ирландцев для сопротивления пробританской политике Рузвельта. Тем временем имперское министерство пропаганды через Общество Фихте установило контакт с ИРА, и также выдвинулся на первый план немецкий абвер. Джеймс ОʼДонован летом трижды съездил в Берлин и Гамбург и получил деньги и оружие. В качестве взаимной услуги на случай войны он предложил Берлину организацию радиослужбы.

В июле 1939 г. также и в Великобритании вступили в силу ужесточённые антитеррористические законы. Когда 25 августа сорвалась направленная против станции трансформаторов в Ковентри операция, фугас сдетонировал посреди оживленной улицы. Было пять убитых и семьдесят раненых. Британская общественность была в ужасе, и для её успокоения британцы в 1940 г. вместе с Петером Барнсом и Джеймсом МакКормаком казнили двух невиновных, что усилило в Ирландии антибританские настроения.

4.         Вторая мировая война

 

Англия сдерживала устроенную ИРА кампанию при помощи широкомасштабных полицейских мероприятий, и также против ИРА выступил Валера,  поскольку он  не хотел видеть свою страну в качестве её плацдарма. Террористическая кампания ИРА ставила под угрозу ирландский нейтралитет и могла послужить идеальным предлогом для британского вторжения. ИРА окончательно израсходовала свой лимит, когда 23 декабря 1939 г. она обчистила армейский склад Феникс Парк в Дублине. До конца войны было казнено 6 активистов ИРА, еще трое умерли в результате голодовки в тюрьме. Ирландские власти арестовали 500 республиканцев без суда и 600 по решению суда. Больше всего задержанных было в 1943г. – 653 человека.

Рассел, которого начало войны застигло в США, в январе 1940 г. вернулся в Европу. В Генуе он нанес визит немецкому генеральному консулу, чтобы привлечь его к организации антибританской борьбы в Ирландии. В то время как абвер положительно отнесся к предложению, немецкий посланник Хемпель предупреждал из Дублина, что британцы могут использовать активность ИРА в качестве повода для военной оккупации Ирландии, чтобы защитить трансатлантические морские пути. Заместитель государственного секретаря Вёрманн, руководитель политического отдела министерства иностранных дел, предупреждал имперского министра Риббентропа, что союз будет иметь хорошие перспективы, если Лондон попадет в затруднительное положение. Рассела забрали в Германию, где он попал в распоряжение особо уполномоченного Везенмайера. По крайней мере, после казни двух активистов ИРА в Бирмингеме в феврале немецкая пропаганда вовсю стала использовать ирландскую тему.

Шеф абвера Канарис летом 1940 г. начал действовать самостоятельно и уполномочил капитана Герца наладить сотрудничество с ирландцами. На небольших яхтах и катерах в Ирландию перебрасывались группы немецких агентов и специальные части «Бранденбурга». Эти агенты направляли по радио – чему постоянно мешало недостаточное знание страны и дилетантизм – налеты авиации, освобождали выбросившихся с парашютом летчиков и среди прочего взорвали электростанцию под Эдинбургом. Вследствие своеволия ирландцев сотрудничество с ИРА оказалось малопродуктивным. В качестве решения проблемы рассматривалась переправа Рассела в Ирландию, однако 14 августа 1941 г. при перевозке на борту подводной лодки с ним случился инфаркт. В довершение всего, незадолго до этого временный начальник штаба ИРА Шон Хайес был разоблачен как британский двойной агент.

Вопреки воле министерства иностранных дел абвер хотел отправить Рассела в Ирландию, чтобы подготовить ИРА для поддержки ирландской армии против возможного британского вторжения. В случае немецкой высадки в Англии или Ирландии ИРА должна была поддержать экспедиционный корпус. Поздней осенью Риббентроп все же через Хемпеля поставил в известность ирландское правительство, что Третий рейх ни в коем случае не намеревается вторгаться на остров. Германия не предпримет никаких действий, пока Ирландия будет сохранять свой нейтралитет. На острове нет никакой пятой колонны немцев. В ноябре британцы арестовали находившегося в то время в Северной Ирландии Герца, который при безмерной переоценке собственных возможностей мечтал о том, чтобы при помощи ИРА мобилизировать 8 тыс. человек против Англии. Это также означало конец планов направить  к ИРА немецкую военную миссию. Когда Германия в июне 1941 г. напала на Советский Союз, сотрудничество с немцами в глазах ИРА и без того было дискредитировано как обременительный авантюризм. До 1944г. немецкая дипломатическая миссия в Дублине представляла собой разведывательный нервный узел войны, что в конце концов привело к полной изоляции Ирландии со стороны британцев и американцев.

В то же самое время Северная Ирландия переживала подлинный военный бум. Отсюда защищались трансатлантические морские пути в Глазго и Ливерпуль, а со своими верфями и авиазаводами Шорта Белфаст представлял собой важный центр военной промышленности  и подвергался в еще большей степени налетам немецкой авиации, чем Ковентри. По данным американских историков, огромный пункт поддержки американского военно-морского флота в Дерри решил судьбу сражений вокруг конвоев в Северной Атлантике в пользу союзников. Кроме того, Северная Ирландия послужила американцам в качестве трамплина для прыжка в Европу. Они переправляли свои стратегические бомбардировщики через Северную Ирландию, и уже в январе 1942 г. первые американские солдаты высадились в Белфасте. Правда, Лондон отказался от введения в Северной Ирдандии воинской повинности, чтобы не провоцировать католическое сопротивление.

 

5.         Новое начало и Пограничная кампания

 

В конце Второй мировой войны сила и авторитет республиканского движения были  как никогда на самом низком уровне. И всё же непосредственно после конца войны все оставшиеся в живых и не находящиеся в тюрьме члены Армейского исполнительного совета 1938 г. собрались и снова продемонстрировали политическую живучесть ИРА. В 1946 г. республиканцы создали новую партию Клан на Фоблахта под руководством ветерана ИРА Шона Мак Брайда. Клан принял старую программу Валера, предусматривающую воссоединение страны, выход из Содружества наций, активную языковую политику с целью спасения гэльского языка, финансовую независимость, укрепление экономики и социальные реформы. Главным противником оставалась Великобритания. В глазах республиканцев Лондон боролся с социалистической Ирландией через свое прямое господство с Северной Ирландии и косвенный контроль над Южной, чтобы воспрепятствовать возникновению ситуации кубинского типа посредине Атлантики. Североирландские юнионисты в качестве привилегированного элемента и их протестантское государство являются его порождением. Юнионисты должны были стать равноправными гражданами общеирландского государства. Наряду с молодыми националистами в партию стекались все протестные избиратели.

На парламентских выборах в Ирландии, состоявшихся в феврале 1948 г., Клан на Фоблахта с 13.2% стала третьей по значимости партией, после Фианна Файл и Фине Гэл и опережая Лейбористскую партию. В новом правительстве Костелло из Фине Гэл, первом коалиционном кабинете в истории Ирландии, была также представлена и Клан на Фоблахта, усилившаяся главным образом благодаря протестным избирателям. Кабинет амнистировал всех заключённых из ИРА и заявил о полном расторжении государственно-правовой связи с британской короной – вплоть до выхода из Содружества. Постепенно стала возрождаться подпольная армия. Другим благоприятным фактором было то, что сотрудничество между Дублином и Белфастом в отношении охраны правопорядка упало до минимума. Закон о социальном благополучии объединил мероприятия Валера   в социальной сфере и значительно их расширил. 17 мая 1948 г. Лондон признал Республику Ирландия, но все же настоял на владении Северной Ирландией как составной частью Соединенного Королевства. Республиканцы начали эффективную кампанию против раздела острова. Еще одним фактором их усиления стало новый динамичный руководящий слой  ИРА во главе с начальником штаба Шоном Кронином. Но все же в Белфасте не удалось создать заслуживающую упоминания часть – и это будет иметь последствия вплоть до волнений 1968-1969 гг.

Реорганизация военного крыла движения снова привела к отказу от политики. Уже на парламентских выборах 1951 г. за Клан на Фоблахта проголосовало всего 4,1 %, и партия вышла из правительства, которое было снова сформировано Фианна Файл Валера. В мае 1954 г. Клан на Фоблахте также собрала только 4%, но Костелло на три года вернулся в правительство. В Ирландии парамилитарные учения ИРА (по крайней мере, при Костелло) опять стали обычным явлением. Армейский совет не обращал внимания на враждебность со стороны ирландских специальных частей и запретил своим добровольцам стрелять в соотечественников. Все операции в Южной Ирландии были прекращены. Республиканцы хотели закончить внутреннюю гражданскую войну и обеспечить базу для операций против Северной Ирландии.  Оружие захватывалось в Северной Ирландии, при переходах через границу его прятали. Совет понимал, что наступление против протестантского государства может рассчитывать на симпатии со стороны ирландцев.

Кронин вёл партизанскую войну против североирландской Королевской ольстерской полиции, хотя для этой цели ИРА ни в коем случае не обладала достаточным вооружением. Меньшинство хотело наносить стратегические удары по транспортной системе и коммуникациям, чтобы одновременно подготовить католиков к кампании гражданского неповиновения. Эта кампания снова бы вызвало превышение полномочий со стороны В-Спесьял и КОП и открыто дала бы право ИРА защищать католиков. Воодушевляло то, что в мае 1951 г. республиканцы Филипп Кларк и Том Митчелл в мае 1955 г. были избраны в британскую нижнюю палату от Северной Ирландии. Оба как члены ИРА участвовали в нападении на  казармы КОП в Омахе и отсидели за это по десять лет в тюрьме. На юге в качестве базовой организации уже были созданы республиканские советы графств, использовавшие успех в пропагандистской работе.

В ноябре 1956г. ИРА открыла так называемую Пограничную кампанию против Северной Ирландии, атаковав и уничтожив семь североирландских пограничных станций. Разрушением администрации и инфраструктуры следовало вдоль границы постепенно создавать освобожденные зоны и подрывать влияние протестантского правительства в Белфасте. После волны террора 15 декабря в Северной Ирландии было введено чрезвычайное положение. Все же оказалось, что подготовка и вооружение ИРА никоим образом не соответствует требованиям. В начале 1957 г. при нападении на казармы Бруксборо в северо-ирландской Фермане погибло два добровольца, чуть позже команда из пяти человек на пограничной станции подорвалась на своей собственной бомбе. Первый убитый ИРА служащий КОП был как раз католиком. Уже в конце января 1957 г. британская разведка захватила планы операций ИРА, и Пограничная кампания к началу 1962 г. сошла на нет. Отношения между Дублином и Белфастом снова ухудшились, и воинствующий юнионизм в Северной Ирландии укреплял позиции, в то время как не удалось заручиться поддержкой североирландских католиков.

Парламентские выборы в Ирландии в мае 1957 г. раскололи политическое крыло республиканского движения. Высшее командование ИРА возродило партию Шинн Фейн, но оставило за собой политическое руководство республиканским движением, пока полномочия Второго Дойла не были переданы правлению партии. Клан на Фоблахта Мак Брайда с 1,7% утратил значение, напротив, Шинн Фейн с 4% и 66 тыс. голосов достигла зримого успеха. Верные республиканским традициям, четыре депутата не заняли свои места. Оплотами республиканского движения были Керри с 25% Монаган с 20% и Лайнтрим с 16% голосов избирателей. Дублин снова получил правительство Фианна Файл во главе с Валера, который со всей жестокостью обрушился на ИРА и, ссылаясь на особые законы, заточил сотни людей в концлагере Куррах. Пограничная кампания с обоих сторон границы потерпела военную неудачу и в начале 1962 г. была прекращена.


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100