НБФ – Национал-Большевистский Фронт  Форум  Русский Цезарь  Форум

[О проекте] [НБ-идеология] [НБ против лимоновщины] [НБ-Арт] [Музыка]


ВНУТРЕННЯЯ СУЩНОСТЬ И ИСКУССТВО ВЛАСТВОВАТЬ. К ТРУДАМ ФРИДРИХА ХИЛЬШЕРА

 

Два тирана необходимы немцу: внешний, который его принуждает сознательно противопоставлять себя миру в качестве немца, и внутренний, который его принуждает найти самого себя.

Эрнст Юнгер

    Фридрих Хильшер  
Умерший 7 марта 1990 года в Римпрехтсхофе в горах Шварцвальд Фридрих Хильшер, несомненно, принадлежал к числу самых оригинальных идеологов консервативной революции. Так как после второй мировой войны он практически не пытался влиять на широкие слои населения, его работы были преданы почти полному забвению, даже хотя имя Хильшера нередко появляется в «Излучениях» Юнгера. Касательно самого последнего времени следует отметить подлинное новое открытие наследия этого выходящего за рамки обычных представлений ницшеанца – это достаточная причина для попытки ближе познакомиться с жизнью и трудами Фридриха Хильшера. При этом не раз мы будем обращаться к оригинальным цитатам, чтобы дать возможность герою нашего повествования говорить своими собственными словами. Цитаты берутся из опубликованной после второй мировой войны автобиографии «Пятьдесят лет среди немцев». Вследствие причин, связанных с содержанием, мы отклоняемся при этом от хронологии публикации. 

 

Начало жизненного пути

Фридрих Хильшер родился 31 мая 1902 года в Губене (по другим сведениям, в Плауене/Фогтланде) в семье коммерсанта, придерживавшегося национал-либеральных взглядов. Как только ему исполнилось 17 лет, он сдал экзамены на аттестат зрелости в классической гимназии, чтобы почти незамедлительно присоединиться к одному из добровольческих корпусов, сражавшихся против спартаковцев и сепаратистов и также участвовавших в боях на восточной границе. Этот добровольческий корпус «Хассе» был сформирован в июне 1919 года на базе пулеметной роты 99-го пехотного полка и выступил в Верхней Силезии против польских мятежников. Одним из товарищей Хильшера по добровольческому корпусу был Арвид фон Харнак, который позднее стал знаменитым благодаря участию в деятельности «Красной капеллы» Харро Шульце-Бойзена. Соединение хорошо себя зарекомендовало себя и было зачислено в состав рейхсвера, но Хильшер оставил службу в мае 1920 года, так как он отказался от участия в непродуманном путче Каппа, направленном против республики.

За этим последовало получение юридического образования в Берлине, которое заключалось в регулярном посещении высшей школы политики. Следуя обычаю, Хильшер решил присоединиться к одной из студенческих корпораций и выбрал «Норманниа Берлин». Вслед за временным членством в имперском клубе национал-либеральной Немецкой Народной партии (ННП) более значительное политическое влияние на него оказали вышедший из СДПГ национальный социалист Август Винниг и историософ Освальд Шпенглер. У Виннига Хильшер заимствовал убежденную веру во всемирно-историческую миссию Германии, а у Шпенглера – циклическое представление об истории. К этому добавилась также философия войны, разработанная в трудах Эрнста Юнгера.

В 1924 году последовал переезд в Йену, где Хильшер сдал экзамены референдара и в декабре 1926 года   получил степень доктора права. На нелюбимой должности юриста в администрации на прусской государственной службе он не пробыл даже года, уйдя с нее в ноябре 1927 года. Учеба не мешала частому посещению веймарского архива Ницше. Наследие Фридриха Ницше через его сестру Элизабет Ферстер-Ницше стало последней действительно значимой составной частью выкристаллизовывавшегося мировоззрения. Долгое время Хильшер в качестве Alter Herr также продолжал участвовать в жизни корпорации «Норманниа Берлин», где он познакомился с такими личностями, как Хорст Вессель, Ханс Хайнц Эверс и Курт Эггерс.

 

Внутренняя сущность

    Фридрих Хильшер  
26 декабря 1926 года Фридрих Хильшер со своей статьей «Внутренняя сущность и искусство властвовать» вышел на сцену политической публицистики. По совету Виннига молодой юрист примкнул к национал-революционному кружку, сложившемуся вокруг еженедельной газеты «Арминиус», на который не в последнюю очередь оказал влияние Эрнст Юнгер. Знакомство с Юнгером переросло в дружбу на всю жизнь. Статья «Внутренняя сущность и искусство властвовать» уже содержит в себе все существенные аспекты мировоззрения Хильшера и поэтому должна быть  подвергнуть тщательному рассмотрению.

«Давайте будем честными: мы находимся ни в начале нового подъема, а перед концом старого упадка. Этот конец уже открыт нашему взору. Мы должны будем еще пройти через самое худшее, пока не сможем приняться за новую работу. Каждый, кто уже сейчас начинает что-либо строить, выполняет сизифов труд. Так следует это называть. Все военные приготовления, которые имеют своей целью освободительную войну в настоящем или в ближайшем будущем, являются бессмысленной забавой и весьма неосторожной глупостью. Все духовные устремления, союзы, корпорации, культурные сообщества, школы мудрости, или как эти вещи по-другому не назвать, основываемые в настоящее время, есть самообман и нечестное внутреннее содержание.

(…) Аргументы в реальном мире не имеют никакого смысла… Никогда еще не случалось так, чтобы благодаря аргументам обратить политического противника в свою веру или поколебать его в его убеждениях. Однако, необходимо, чтобы объединились те, которые в основе их сущности являются устремленными к одной и той же цели: священному Германскому Рейху. Для такого единения необходимо взаимопонимание. А его и не хватает. Ему служит следующее обоснование. Оно не утверждает, что в наступающем развале Германии следовало бы что-то изменить. Но оно является убеждением, что уже настало время работать над духовной основой, на которой только и возможно дальнейшее строительство. С тех пор как германцы пришли в соприкосновение со ставшим бессильным и перезрелым римско-византийско-христианским многообразием культур, которое  знаменует конец так называемой древности, их внутренняя позиция несвободна. С тех пор как они позаимствовали образ мышления этих чуждых миров, будучи не в состоянии поддерживать едва нашедшее выражение свое собственное средство против давно переросшей любую непосредственность, до конца осмысленной чуждой сущности, с тех пор  основа немецкой души расколота надвое (sic!). Немец одобряет борьбу как таковую, но, утомленный моралью чужаков, он стремится к миру. Итак, с тех пор как немецкий дух подчинен чуждому влиянию, немцы каждый раз вступают в борьбу с нечистой совестью, останавливаются на полпути и, не достигнув окончательного успеха, уходят после часто мощного подъема снова в себя.   Искусство властвовать дает возможность продвинуть наружу борьбу, увенчанную продолжительным успехом. С тех пор как немец попал под власть чуждых влияний, остается только немецкое  искусство властвовать, которое не охватывает собой  немецкой внутренней сущности(…)

С отставкой Бисмарка бисмарковский рейх превратился в вильгельмовское государство, в строение, чье разрушение было неизбежно. Эта неизбежность стала явной во время мировой войны. Если можно было бы изменить судьбу только благодаря военному героизму, то мы бы победили. Но мы были вынуждены опустить знамена, так как за германским воином не стояла родина Германия как единство глубочайших веры, воли, мысли, как мир безупречно ясной, глубочайшей уверенности. И так пришло поражение. Государство, основанное на Веймарской конституции, это не новое строение, которое как-либо отличалось от своего предшественника, но только последний слепок с вильгельмовского государства, который с образцовой ясностью и конечно неосознанной честностью демонстрирует его нелепые, лишенные ценности, жалкие стороны. Здесь не за что более держаться и нечего больше спасать. И чем скорее это государство придет к погибели, тем лучше для дела немецкого возрождения. Его дальнейшая судьба нам совершенно безразлична. Следует ли сказать еще яснее? Итак, здесь нечего более улучшать. Если бы это только еще могло бы возможно, то представляли бы ценность не детские крики «ура» на мнимо военных шествиях, а единственно и только упорная, молчаливая и самоотверженная работа в подземелье, которая начинается с самого малого, как это делал Фридрих Вильгельм I. Но так как  невозможно приложить руки к этому государству, то остается только следующее: уйти в себя, чтобы из глубин собственного сердца поднять наверх уверенность, веру в будущее немецкого народа, без чего не будет начата новая работа (…)».

Мы подводим итог: разрушение либерального капиталистического порядка не идет сейчас в полном разгаре, но оно еще предстоит. В период же перед этим коллапсом всякая созидательная работа и любое участие в политической жизни бесполезны. Немецкое бытие подвластно влиянию западного христианского материализма и поэтому поражение озападненной кайзеровской империи в мировой войне является неизбежным. Республика это продолжение вильгельмовского государства в другой оболочке и точно также она обречена на гибель.

30 января 1927 года Хильшер продолжил эту тему в статье «Другой путь»: «Если угнетенный народ хочет стать свободным, то он должен сделать это двояким путем: во-первых, внутренне он должен стать единым, а во-вторых, раскрыть свое дарование в области искусства политики… Для раскрытия дарования в сфере искусства политики нам не хватает средства». В качестве главного врага выступали не угнетенные азиатские народы, а «носители европейской цивилизации»… Но мы стремимся к тому, чтобы мы могли добиться свободы, то есть возможность самостоятельного приложения наших собственных сил, не вступая в резкую конфронтацию с Европой… Отсюда предлагается направить развитие всех наших способностей на другой путь, чье прохождение равным образом неизбежно и необходимо, на окончательное единение немецкого духа». Возвещается мефистофелевская ловкость в сокрытии глубочайших основ и заднего фона». В этой борьбе все средства позволены, пока не нарушается верность самому себе. «Очевидно, безопасность внутренней основы предлагает такой образ действия, без которого вряд ли можно обойтись». Духовная борьба относится ни к возможной непроницаемости действия, а к многообразию чужеродных влияний. Единственно найдя основу в собственной воле, можно воздвигнуть мир нового духа, души, стремящийся к могуществу. «Это и есть цель. Путь к ней ведет через суровое и жестокое самовоспитание каждого отдельного человека. Он ведет через единодушное исповедание веры, которой предавались поэты – авторы древних сказаний, Экхарт, Лютер, Гете и Ницше. Он ведет через организацию того воспитания на основе этой веры ради пестования рода, который един в жертвенном служении немецкой вере и поэтому и только поэтому призван к творчеству в сфере искусства властвовать, для чего настоящее не годится вследствие как отсутствия внешней воли, так и нехватки внутренней веры».

13 февраля 1927 года вышла статья «Фаустовская душа»: «Душевная принадлежность к германству является основным переживанием немца. Последней великой попыткой критически и осознанно рассмотреть это основное переживание стало учение Шпенглера о фаустовской культуре. Фаустовская культура это суть немецкой души. Шпенглер видит ее глубокой полночью подымающейся из бесконечно потерянной Валгаллы в мистических глубинах, видит ее в бесконечных битвах, равнодушной к смерти, обнажающей меч, башни готических соборов хотят штурмовать небеса, лютеровское  крестьянское упрямство бьется внутри, в безграничном звучит нордическая музыка лесов, в нежнейших и блаженнейших  мелодиях скрывая свое безмерное одиночество или выражая его в буре и грозе, из нужды, нищеты и крови поднимается пруссачество, и когда за Фаустом следует Заратустра, вагнеровские тромбоны потрясают мир и пруссак Бисмарк поднимает корону из Рейна. За тем следует катастрофа и по-новому начинается старая борьба (…) У истоков легенд находятся немецкая воля к власти и немецкая внутренняя сущность, которые неразрывно связаны… Фридрих Ницше, последний великий носитель немецкой сущности, учил о воли к власти, и таким образом заново пробудил древнюю мудрость, которая начиная с времен богов, времен Зигфрида и Хагена возвещает немецкую мораль. Когда вновь начнут учить нашей внутренней сути, чтобы следовать ей, когда немецкая воля к власти не будет более одинокой, тогда, только тогда, наверное, прекратится немецкий раздор, а немецкая человечность найдет свое завершение и в своем совершенстве он отыщет дорогу к тому вечному источнику, из которого она и берет начало».

Это представление о фаустовской душе наглядно представлено в статье «Старые боги». Легенды, сказки и германо-кельтская мифология образуют родную среду немецкой души. Хильшер делает акцент на борьбе как принципе существования. «Это только немец способен понять, как можно наносить друг другу глубочайшие раны и при этом сохранять лучшую дружбу. Так как немец в своей сути сам таков: разорванный на сотни и тысячи частей, он представляет собой поле брани всех добрых и злых духов, являя из раскола в своей душе гордость и высшее единство, которое смеялось над всем серьезным и над всеми безднами удерживало одинокую и светозарную вершину, наполняющую своим сиянием все глубины… Борьба это «нет», а совершенство это «да». Рождение «да» из «нет», совершенство в борьбе, вот это гимн старых богов. Это гимн, который возвещали все великие носители немецкой внутренней сущности. Когда Экхарт учил о пылающей душе, в которой все же царит молчаливый и безмятежный покой, когда Лютер в деяниях и через деяния Сатаны видел осуществление божьего всемогущества, когда Гете пережил все порывы и всю борьбу как вечный покой, заключенный в Боге, когда, наконец, ницшеанский мир воли к власти, этот мир вечного самостановления и вечного саморазрушения как бесконечного возвращения к себе самому, имел добрую волю, то это была только все та же старая песня» (нордической мифологии). «Так борьба становится самоцелью, и сохранить верность в этой борьбе является самым ценным. И нет ничего больше. Вот ради этой борьбы и есть внутренняя сущность, так как она дает силу для этой борьбы. Это совсем другая верность, чем знают наши современники. Это верность, которая всем жертвует: клятвами, честью, собственной кровью; верность, которая знает, что только в борьбе ее собственное предназначение и осуществление».

Жизнь народов зависит от четырех времен года. Хильшер прибегает к многочисленным аллегориям цикла вегетации дерева. Немцы находятся в настоящее время на стадии «зимы», вызванной «вещизмом», материализмом западной цивилизации. Возникновение материализма Хильшер относит ко временам ренессанса, берущего начало из раннего капитализма. Человек не хочет более быть связанным, но вопреки своей природе он хочет зависеть только от себя самого. Религия, народ, традиция и культура уступают дорогу индивидуализму. У людей есть выбор, принесет ли зима «возвращение или смерть, по нашему выбору и по милости богов».

«Если бы кто-то захотел изменить холод на поверхности, тот бы потерпел неудачу в качестве духа тепла. Равным образом это зависит ни от корней, ни от зимних семян и ни от людей. Напротив, этот холод предопределен для нас». Каждая зима прячет росток весны, что не в последнюю очередь символизируется солнцестоянием.

«У источника должна утихнуть буря, у корней беда должна уйти прочь. И у источника, и у корней должно быть заново обретено счастье». Рейх еще недостаточно силен, чтобы мочь процветать на поверхности земли. Он сокрыт внутри своих приверженцев, нового типа человека, и не имеет зримого образа. Внутренняя сущность и воля к власти связаны друг с другом.

Речь идет сегодня не о спасении старого тела Запада, а о создании нового. Социальное происхождение и интересы подземных жителей не имеют значения. И каждый хочет в соответствии с образцами избрать себе героя».

Продолжение следует

Рихард Шапке, пер. с немецкого Андрея Игнатьева


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100