ОТЗЫВ НА КНИГУ «ИСЛАМСКАЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ИНИЦИАТИВА В 20 ВЕКЕ»

Игнатьев Андрей

Игнатьев Андрей Недавно я ознакомился со сборником «Исламская интеллектуальная инициатива в 20 веке», изданным под общей редакцией Гейдара Джемаля. Сборник показался мне весьма интересным, особенно на фоне белесых и невыразительных текстов, написанных представителями официальных российских мусульманских кругов. Но некоторые моменты вызвали сильное желание вступить в дискуссию. Это, прежде всего, враждебное отношение к «попам» и «жрецам», которое проходит через всю книгу. Неприязнь к социальной иерархии выливается в отрицание государства вообще, государство объявляется тагутом, а государственническая идеология – ширком. Надо отметить, что Гейдар Джемаль с точки зрения европейской политологии является левым, его упрекали, что он смешивает джамааты с Советами, и в целом его политические взгляды можно охарактеризовать как «исламский анархизм». Он полагает, что наличие сословия «жрецов» характерно для языческих обществ, а авраамические религии, в том числе и Ислам, представляют собой революцию, направленную против этого сословия. Более того, Джемаль, выступая с позиций эгалитаризма, считает, что и в современном буржуазном обществе главенствуют некие «жрецы». Еще более яро с эгалитарных позиций выступает ученица Джемаля Анастасия Ежова.

Мой подход в целом совершенно отличен от подхода Гейдара Джемаля. Для него важна некая мертвящая схема или доктрина, при помощи которой он хочет все заморозить, мне же интересен живой исторический процесс со всеми его конфликтами и противоречиями. Кроме того, я хочу отметить, что авраамические религии с самого начала не отрицали институт жречества и государство. Игнатьев АндрейУже у древних евреев были жрецы – левиты. И иудейские пророки выступали не против государственности и царской власти как таковой. Осуждая произвол и преступления отдельных царей, пророки всегда отстаивали необходимость основанной на справедливости и верности единому Богу государственности, особенно царства Давидидов, многие правители которого активно способствовали утверждению единобожия. Далее, Джемаль утверждает, что пророк Мухаммед основал не государство, а джамаат (самоуправляющуюся общину). Но первоначальная община Мухаммеда вряд ли может быть идеалом для современных мусульман . Дело в том, что мусульманская умма тогда только находилась в процессе становления, важнейшие институты отсутствовали (например, шариатский суд), а арабские племена Аравийского полуострова едва выходили из первобытного строя. Лично я вообще никогда не понимал людей, которые увлекаются племенами, лишенными зрелых форм государственности и культуры, вроде древних славян, пруссов или индейцев Америки. С моей точки зрения, эти этносы находятся вообще вне Истории, и могут сыграть в ней роль, только соприкоснувшись с историческими, государственными народами. В основном такие контакты носят негативный характер: варварские народы опустошают территорию цивилизованного государства. И лишь обретя свою государственность, они могут сыграть положительную роль. Арабские племена, например, существовали задолго до пророка Мухаммеда. Но кому они были интересны, какое место в историческом процессе они занимали? Полный ноль. И лишь с приходом пророка Мухаммеда, заложившего основы исламского халифата, арабы, бывшие в нем первоначально доминирующей силой, смогли сказать свое слово в истории. Но пророк Мухаммед успел только дать первый толчок, и далее развитие исламского государства шло в тесной связке с формированием Ислама как религии (кстати, социально-политическое движение, основанное Мухаммедом, К. Маркс назвал мусульманской революцией, а Ф. Энгельс – религиозной революцией Мухаммеда). Стандартный текст Корана был издан только при халифе Османе. Канонический облик мечети окончательно сложился лишь во время правления династии Омейядов (661 – 750), тогда же арабский язык стал утверждаться в качестве государственного языка халифата, была выработана единая экономическая и военная политика, заложены основы гражданского права. Второй важнейший источник мусульманской традиции и права, сунна, сформировалась только в 9 веке, и самым авторитетным из сборников хадисов считается «Ас-сахих» аль-Бухари, жившего в 810 – 870 годах.

Но временем расцвета исламской цивилизации стала эпоха Аббасидов (750 – 1258). Это время наивысших достижений в таких сферах, как математика, астрономия, медицина, поэзия, архитектура. Получило свое развитие и государственное право. Самым авторитетным трудом по суннитскому государственному праву, где теория халифата изложена в наиболее законченном виде, считалось сочинение законоведа шафиитской школы аль-Маварди «Ал-ахкам ас-султанийа» («Законы правления» или «Законы султанские»). Тогда же возникает сословие факихов, знатоков богословия и права, то есть столь ненавистных Джемалю «жрецов». Факихи занимались изучением и толкованием священной книги – Корана. Подлинным Коран у мусульман считается только Коран в оригинале, на арабском языке, делать же переводы в средневековье вообще считалось делом греховным. Поэтому о какой «принципиальной эгалитарности Корана» (с. 145) может идти речь, если носители и знатоки арабского языка уже обладают важнейшим преимуществом по отношению к людям, арабским языком не владеющим? Иное дело – христиане, у них Библия в переводе столь же священна, как и Библия в оригинале. А поскольку после образования огромной мусульманской империи – халифата среди мусульман стали, естественно, преобладать неарабы, и возникла настоятельная необходимость в факихах. Главой факихов стал считаться халиф, который теперь являл собой символ религиозной власти. Он находился в изоляции от придворных и от своих родственников, считаясь представителем божественного порядка и «тенью Аллаха на земле». Эта была вершины пирамиды, а у ее подножия находись многочисленные рабы. Узаконивание рабства шариатом является лучшим аргументом против попыток протащить левачество (все эти тезисы об «отмене эксплуатации человека человеком») в Ислам и выдать его за Ислам.

История показывает, что развитие любого общества связано с усложнением его структуры. Так что вряд ли бы был возможно то, что Адам Мец назвал «мусульманским ренессансом», если бы мусульманская община не развивалась, не усложнялась, не структурировалась, в оставалась в своем первоначальном виде. Идеальный джамаат же Гейдара Джемаля это нечто предельно антиисторическое, скучное, невыразительное и полностью бесплодное в культурном отношении. Кстати, в истории Ислама были попытки воплощения уравнительно и безгосударственного идеала, но они заканчивались тем, что все возвращалось на круги своя. Так, возникшие в 15 веке шиитские сейидские общины Мазендарана и Гиляна, построенные первоначально на эгалитарной основе, превратились в обычные мелкие феодальные княжества. Так поток жизни снес плотину противоречащих природе построений. Здесь также уместно провести следующую параллель. Православная и католическая церковь, которые можно бесконечно обвинять в отходе от традиций и норм первоначального христианства, внесли огромный вклад в исторический процесс и породили богатейшую культуру (здесь и литература, и архитектура, и живопись). А что произвели на свет адвентисты седьмого дня и свидетели Иеговы с их эгалитаризмом и навязчивой идеей возвратиться в первый век христианской эры? Какие подвиги и свершения, должные быть запечатленные на страницах учебников, числятся за последователями этих сект?

Нравится ли это кому-то или нет, но высокая культура всегда возникает в обществах с жестким сословно-кастовым делением и создается она прежде всего правящей элитой. Высочайшие достижения культуры появились в обществах отнюдь не демократических, не либеральных и не эгалитарных. В Европе была аристократия – в Европе была культура. В США же никогда не было аристократии, поэтому там и не было высокой культуры. Америка – это страна интернационального плебейства. Эта страна голого техницизма, поэтому она славна прежде всего своими изобретателями, начиная с Франклина.

Конечно, в иерархически обществах не только аристократы или представители духовного сословия, но и выходцы из других слоев тоже могут выступать в качестве творцов, но все они ориентируются на вкусы элиты. Кроме того, некоторые слои способны к культурному творчеству, а некоторые нет. Вот рабочие совершенны к нему не способны. Много ли вы знаете поэтов и художников, вышедших из рабочей среды? Культурно бесплодны также буржуазия и чиновничество. Трудно представить себе банкира, пишущего на досуге стихи или сочиняющего музыку. А вот крестьянам присуще творческое начало, чему видимо способствует их образ жизни в тесном общении с природой. Крестьянских поэтов много: назовем хотя бы Есенина, Клюева, Рубцова. Были еще в советское время и писатели-«деревенщики». Вообще в Советской России была вначале попытка создать некую принципиально новую, пролетарскую культуру, но в итоге получался такой маразм, что эту попытку пришлось оставить. В итоге, как парадокс, вся культура «рабоче-крестьянского государства» основывалась на дворянско-разночинской культуре 19 века. Пушкин был признан первым русским поэтом в 30-е годы. И это принесло свои плоды. Советскому периоду, конечно, далеко до 19 – начала 20 вв. («золотой» и «серебряный» века русской поэзии), но даже произведения советского масскульта намного выше по своему уровню убогости масскульта современной России – порождения криминально-олигархического режима, когда и уголовный жаргон сам стал неотъемлимой частью речи «дорогих россиян». Многие советские фильмы люди с удовольствием смотрят и спустя десятилетия. Современные же российские фильмы забывают на следующий год после их выпуска.

Интересно, что для Советского государства в первое время его существования было характерно даже в какой-то мере сословно-кастовое деление. На самом верху были бывшие профессиональные революционеры, игравшие роль жрецов, во главе с обожествляемым верховным правителем – сначала Ленином, этим культовым первопредком советского человечества, а затем Сталиным, «отцом народов». Ни один Романов в 19 веке не мог казнить и миловать по своему усмотрению так, как это делал Иосиф Сталин. С другой стороны, например, колхозники даже не имели паспортов и были своего рода людьми второго сорта. До 1936 года, когда была принята новая конституция, полагалось, чтобы на республиканском съезде советов один делегат представлял 25 тысяч городских избирателей (прежде всего рабочих) - и 125 тысяч сельских. При этом избирательный закон был построен так, что городские советы имели право посылать от себя непосредственно делегатов на различные съезды советов, начиная от уездных и губернских и кончая съездами самого Союза. Сельские же советы были лишены права выбирать от себя делегатов непосредственно. Депутаты от крестьян могли пройти в высшие республиканские съезды только в том случае, если они избраны на губернские или уездные съезды советов. Хотя выборы и были чистой формальностью, но все же показательно! Еще ниже, на положении низшего слоя, находились «враги народа», влачившие жалкое существование в лагерях ГУЛАГа и воздвигавшие огромные, циклопические сооружения. Все это заставляет думать ни о «светлом будущем» с его всеобщим благосостоянием и уравниванием, о чем мечтали Маркс или Герцен, а больше напоминает великие, загадочные и совершенно «антидемократические» цивилизации Древнего Египта или Месопотамии.

Но то, что в советской цивилизации было скрыто толстой пеленой официального гуманистического всеуравнительства, правые режимы Европы декларировали открыто и искренне. Так, Муссолини заявлял, что «неравенство неизбежно, благотворно, и благодетельно для людей». А Гитлер в личных беседах говорил ему буквально следующее: «Я пользуюсь идеей нации по соображениям текущего момента. Но я знаю временную ценность этой идеи. Придет день, когда даже у нас, в Германии, мало останется от того, что мы называем национализмом. Над всем миром встанет всеобщее содружество хозяев и господ... Следует не устранять неравенство между людьми, но усугубить его, поставив непроницаемые барьеры. Какой вид примет будущий социальный строй, я вам скажу, камрад. Будет класс господ и толпа разных членов партии, размещенных строго иерархически. Под ними – анонимная масса, низшие навсегда. Еще ниже – класс побежденных иностранцев, современные рабы. Над всем этим встанет новая аристократия... Но все эти планы не должны быть известны рядовым членам партии». Интересно отметить, что в обществе будущего, нарисованном Дж. Оруэллом в его знаменитом романе «1984» эта сословность выражена еще больше, чем в ССССР и Третьем Рейхе. Заметим, что в тоталитарных государствах 20 века все слои подвергались контролю и идеологической обработке, в придуманной же Оруэллом Океании дело обстоит несколько иначе. Здесь все население разделено на три сословия: 1). внутренние члены партии – 2 % от всего населения, 2). внешние члены партии – 13 % (о роли этих частей Оруэлл заметил: «если внутреннюю уподобить мозгу государства, то внешнюю можно назвать руками». Очень напоминает древнеиндийский миф о сотворении варн из тела космического первочеловека пуруши: брахманы происходят из его уст, а кшатрии – из рук), 3). пролы (сокр. от «пролетарии») – 85 %. Если поведение двух высших, партийных сословий должно соответствовать строгим нормам (включая и сферу интимных отношений), то пролы, хотя и подвергаются и эксплуатации, но в целом предоставлены сами себе и живут, как хотят. «Пролы и животные свободны», - гласит партийный учебник. При этом между обоими частями партии грань не была непроницаема, и в ту и в другую принимали после экзамена в 16 лет, пролетариям же «дорога в партию была практически закрыта».

В заключении мне хотелось остановиться на пропагандируемой Гейдаром Джемалем в том числе и сборнике «Исламская интеллектуальная инициатива в 20 веке», точке зрения, что в современном мире сохраняется традиционная социальная структура. Вопреки мнению Гейдара Джемаля, современным миром управляют ни какие-то «жрецы», а Его Величество Западный Обыватель. Социальное расслоение сейчас имеет чисто денежную, количественную природу. В качественном же, культурном отношении верхи абсолютно тождественны низам. Пресловутые «новые русские» говорят на таком же языке, слушают ту же попсу и смотрят тот же футбол, что и жители бараков в каком-нибудь вымирающем поселке. И те, и другие столь же отвратительны.

И в том, чтобы загнать этот двуногий скот в стойло, и состоит задача подлинной Революции.

(На главную страницу)

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU