ФИНСКАЯ ВОЙНА


Не луна Оссиана светила на них,
И щюцкора значок на мундире
Говорил, что стоим мы у сосен живых
В мертвом финском полуночном мире…

Н.Тихонов, "Саволакский егерь"

Советско-финская война         (…) 107 лет Финляндия принадлежала Российской Империи. "Русские" императоры Романовы - от Александра I до Николая II - лебезили перед финнами: отсутствие крепостного права, финский сейм (парламент), освобождение от налогов в имперскую казну и свобода от воинской повинности, другие поблажки… Вполне естественно, что финны русских за это презирали. Вот шведов - тех, да! - они уважали. Шведы владели финнами 500 лет, с 13 века, и с европейской аккуратностью регулярно макали своих подданных чухонскими мордами в дерьмо. Как же не уважать! Знаменитый Карл XII вёл свои войны преимущественно финским пушечным мясом и за недолгие годы своего правления сократил поголовье взрослого мужского населения в Финляндии в несколько раз.

За век под русским "владычеством" Финляндия откормилась и разбогатела, и в годы первой мировой войны почти не скрывала своих прогерманских симпатий. Революцию 1917 г. в Финляндии поддержали в основном русские солдаты и матросы (линкоры Балтийского флота базировались в Гельсингфорсе, нынешних Хельсинки - столице "самостийной" Финляндии). В 1918 г. их разгромили финские буржуи при поддержке немецких частей. 16 тысяч "красных" в том же году расстреляли, почти 100 тысяч загнали в концентрационные лагеря (неслабые цифры для страны с населением в 2,5 миллиона). В следующем 1919 г. финские егеря активно участвовали в интервенции и походе Юденича на Петроград. Их разбили… В 1921-22 гг. на территории нашей Карелии шла первая "зимняя война", когда лыжные отряды чекистов и партизан громили финские банды. Все последующие годы "мирного сосуществования" до 1939 г., финские политические партии, вольготно рассевшиеся в парламенте-сейме, одновременно жались от страха перед Великим Восточным Соседом и провозглашали "территориальные претензии" на Карелию, а особо откаченные, типа т.н. "лапаусской группы" (что-то вроде аграрной кулацкой партии) претендовали также на… Ленинградскую область, Кольский полуостров и часть нашего севера, вплоть до Урала! Впрочем, всё это было только в бредовых снах и горячечных речах финских националов в местном парламенте. Открыто заявить свои "претензии" финны не решались и ограничивались помощью западным разведкам и антисоветским организациям в их деятельности против Советского Союза.

Что такое Финляндия в СССР хорошо знали. И тем "историкам", которые утверждают о неспособности и неготовности советской армии и руководства, об их тупости и незнании противника в финской войне 1939-40 гг., советую посмотреть справочник "Иностранные Армии и Флоты" для начсостава РККА, 1928 года издания. (Справочник интересен и сам по себе; из него можно узнать, что солдат японской императорской армии кормили рисом с черносливом, а две трети солдат монгольской армии болели сифилисом… ) Невероятно, но на первом месте в справочнике помещена именно Финляндия, точнее финская армия. И за 11 лет до войны советские военные аналитики поразительно точно предсказали ход войны, сильные стороны финских вооруженных сил и стратегию финской обороны.

Единственным и естественным "потенциальным противником" финны считали Союз ССР, наследника Российской Империи. В случае войны финны были готовы вести активную оборону в надежде на скорую помощь и вмешательство Запада, благо врагов у России на западе всегда с избытком. Активной обороне - диверсионным полупартизанским действиям с опорой на сильно укрепленные железобетонные узлы сопротивления - способствовала вся природа Финляндии: свыше 100.000 озер, соединенных протоками, болота и густые леса. Использовать относительно крупные силы и тяжелую технику можно было только на Карельском перешейке - 100-километровой горловине между Финским заливом и Ладожским озером. Этот перешеек и был перерезан укреплениями знаменитой "Линии Маннергейма", чьи передовые позиции находились в 30 километрах от Ленинграда.

К своей войне финская армия была готова. Военспецы РККА отмечали отличную индивидуальную подготовку финских солдат и младших офицеров, особо выделяя снайперов и стрелков-лыжников. Был еще и "Щюцкор" - добровольное полувоенное формирование, готовившее финнов к военной службе и партизанской войне.

Хорошо представлял ситуацию в Финляндии и сам Сталин. 7 апреля 1938 г. в Кремль прибыл вызванный из Хельсинки руководитель советской резидентуры в Финляндии - агентурный псевдоним "Кин". Сталин расспрашивал "Кина" о ситуации в "его" стране. "Сосед невелик, но границы его с нами уже протянулись более чем на тысячу километров", - заметил вождь. Когда "Кин" сказал, что финский флот имеет всего два крейсера - "Ильмаринен" и "Вяйнемойнен", Сталин, повернувшись к присутствовавшим Молотову и Ворошилову, пояснил товарищам: "О, это из древнего финского эпоса "Калевала". (Интересно, смогут ли "товарищи" Ельцин и, допустим, Черномырдин даже выговорить это слово - Калевала, па-анимаешь?…) После отделения прибалтийских "государств" и Финляндии от нашей страны, на протяжении 20-х и 30-х годов Петроград-Ленинград (вторая столица) был приграничным городом, открытым и незащищенным от нападения с Запада. По сути, весь северо-запад страны, как и в наши дни, находился под постоянной угрозой. Карликовые армии "соседей" были лишь авангардом для тех сил, которые могли в любой момент появиться из Европы. Достаточно вспомнить, как хозяйничал на Балтике английский флот в 1919 г.

К концу 30-х крайне невыгодное стратегическое расположение наших северо-западных границ грозило еще большей опасностью. Западные страны оправились от ужасов первой мировой войны. Британия - огромная колониальная империя, вполне серьезно, как ныне США, претендовала на мировое господство (самый мощный военный флот в мире!). Не отставала и Франция (сильнейшая сухопутная армия в Европе - так тогда считали!). Из пепла версальского мира уже поднимался гитлеровский третий рейх…

Прибалтика и Финляндия представляли собой огромный и удобный плацдарм для возможной агрессии против СССР. Особенно, со стороны Финляндии… С территории этой страны можно было легко обстреливать Ленинград из тяжелых орудий. Сеть её военных аэродромов близ границ СССР была способна принять в 10 раз больше самолетов, чем насчитывалось в ВВС Финляндии. Принадлежащие финнам острова в одноименном Финском заливе, в случае необходимости, легко и надежно блокировали Кронштадт и советский балтийский флот. С территории Финляндии было не сложно перерезать железную дорогу, соединявшую Ленинград и Мурманск (и тогда - конец нашему Северу!)

Систему финских аэродромов создавали немецкие специалисты, береговую оборону Финляндии планировала комиссия английских военных экспертов, укрепления на линии Маннергейма строили французы и бельгийцы, крупнейшие знатоки фортификации в Европе… Сталин и руководство Красной Армии действовали вполне традиционно. В результате сталинской политики, к 1941 г. мы получили в Балтийском регионе, почти точную копию оборонительных позиций русской армии и флота в 1914 г. Стремясь к активной роли в Европе и мире, Сталин старался надежно прикрыть Ленинград, ключ ко всему русскому Северо-Западу. Но прежде, чем отодвинуть на 200 километров наши западные балтийские границы, от Кронштадта до Ханко и Моонзунда, прошло два года напряженной внешней политики, на грани мирового конфликта, и три месяца кровавой зимней войны…

Еще в 1938 г., Советский Союз предложил Финляндии оборонительный договор. Финны отказались. В 1939-м им предложили обмен территориями - нам участки Карельского перешейка, несколько островов в Финском заливе и Баренцевом море, финнам - вдвое большая территория в советской Карелии. Финны не пошли и на это - в случае чего, Англия с Францией обещали им помощь. Одновременно финский генералитет все плотнее общался с германским генштабом. (Маленькая, но гордая страна, да?! Вашу мать…)

Сентябрь 1939 г., начиналась вторая мировая. Медлить было нельзя. Кто знает, как будут развиваться события? "Видимо, нам с Финляндией придется воевать", - заметил Сталин на совещании в Кремле. Еще шли переговоры (официальные и секретные, параллельно), но обе стороны уже готовились к близкой войне. 13 октября в Финляндии началась мобилизация и развертывание войск вдоль советской границы. С нашей стороны тайная мобилизация шла в Ленинградском военном округе…

Большинство финских военных и политиков смотрели на приближающуюся войну со странным оптимизмом, доходящим до идиотизма. Было запланировано… наступление на территорию советской Карелии. Основания для такой самонадеянности были. СССР вынужден держать крупные силы на Дальнем Востоке, где совсем недавно закончились боевые действия против японцев у Халхин-Гола. Еще более крупная группировка находилась на бывших польских землях в Западной Белоруссии и Украине, а также на территории Прибалтики, как противовес германской военной машине, только что сокрушившей не самую слабую польскую армию. Без этих сил недавно подписанный "пакт Молотова-Риббентропа" остался бы ненужной бумагой. Таким образом, СССР мог использовать против Финляндии лишь меньшую часть своих войск. Сосредоточению крупных сил препятствовала и местность вдоль советско-финской границы (почти полное отсутствие дорог и населенных пунктов).

Невысоко финны оценивали и боеспособность Красной Армии. Всеобщую воинскую повинность в СССР ввели только 1 сентября 1939 г., - большая часть войск было обучена ещё очень слабо. Не на высоте, по мнению финнов, как и всех прочих западных аналитиков, был и командный состав РККА, ослабленный "репрессиями"…

Советское наступление финны ждали не ранее весны 1940 г. Наступать зимой в северных широтах, по их мнению, мог только сумасшедший. К весне финны планировали хорошо подготовиться, заручиться военной и технической поддержкой Запада и… разгромив сосредоточенные против них части РККА перейти в наступление. Захвату Карелии, по замыслу финнов, должно было способствовать недовольство части советского населения коллективизацией и суровыми условиями жизни в СССР.

Интересно, что такой оптимизм политиков и военных Финляндии не разделял только главнокомандующий финской армией, потомок шведских дворян и бывший генерал-лейтенант русской царской армии Карл Густав Эмиль Маннергейм… Поводом к финской войне послужил инцидент у деревушки Майнила на Карельском перешейке, где 26 ноября 1939 г. подвергся артиллерийскому обстрелу отряд 70-й стрелковой дивизии Красной Армии. Начиная с конца 80-ых гг. "демократические" авторы слишком рьяно расписывают это событие, как провокацию наших спецслужб, чтобы им можно было верить… Подобные обстрелы не раз случались на протяжении 20-х и 30-х гг. Да и ряд финских историков признают, что роковые выстрелы в ноябре 1939-го прозвучали с их стороны. 28 ноября 1939 г. нарком иностранных дел Молотов сообщил о денонсации советско-финского договора о ненападении, 29 ноября - прекращены дипломатические отношения с Финляндией, 30 ноября наши войска перешли финскую границу.

Наступление Красной Армии началось в самое неподходящее время - накануне зимы, и в самом неподходящем направлении - в лоб развернутой финской армии, опиравшейся на мощные укрепления и труднопроходимую местность. Не удивляйтесь… но это лишь подтверждает государственную мудрость товарища Сталина!

Накануне наступления нарком НКВД Лаврентий Берия и нарком ВМФ адмирал Николай Кузнецов предложили план молниеносного захвата Финляндии. Мощный и стремительный морской десант на открытое финское побережье Ботнического залива (между Швецией и Финляндией) вывел бы советские войска прямиком к крупнейшим финским городам, почти не прикрытым сухопутными войсками финнов, засевшими далеко на советско-финской границе. (Аналогичную операцию провел Гитлер в апреле 1940-го при захвате Норвегии).

Сталин отверг этот совершенно верный с чисто военной точки зрения план. Такой молниеносный и бескровный захват Финляндии немедленно привел бы к длительной и кровопролитной мировой войне, с самым сомнительным исходом…

Активные действия русского флота на Балтике, непосредственно у берегов Швеции, взорвали бы хрупкий нейтралитет скандинавских стран (когда-то галеры Петра I уже спалили пригороды Стокгольма…). Сами по себе, Швеция с Норвегией не были опасными противниками, но были в состоянии пропустить через свои территориальные воды в Балтику сверхмощный в то время британский флот, а за ним и англо-французские экспедиционные корпуса. Так уже было в 1919 г., и Сталин это хорошо помнил. Так было и раньше, в прошлом XIX веке, во время Крымской войны… Как в таких условиях поведет себя гитлеровская Германия, имевшая очень тесные экономические и политические связи со Швецией (как, впрочем, и с Финляндией) было неизвестно. Тогда, осенью 1939-го, было лишь хорошо видно, что Англия с Францией и их противник Германия, находясь формально в состоянии войны, воевать совсем не спешат. И англо-французские политики сделают все возможное, чтобы развернуть "вермахт" на Восток… Итак, Красная Армия пошла в лоб на финские укрепления, через заснеженные леса и болота Карелии, подальше от европейских столиц. Сталин сознательно избрал самый тяжелый и кровопролитный путь. Единственно верный в тех условиях!

От Баренцева моря до Финского залива четыре армии Ленинградского военного округа, под командованием командарма 2-го ранга Мерецкова, перешли в наступление. В начале декабря 1939 г. морская пехота захватила принадлежавшие финнам многочисленные острова в Финском заливе. Одновременно, на Севере наши части заняли порт Петсамо (древнюю русскую Печенгу) и вышли к границам Норвегии, закрыв Финляндии выход в Баренцево море. Труднее шли операции на континенте, где сама природа противостояла нашим армиям. В течение месяца семь дивизий 9-й и 8-й армий, не встречая открытого сопротивления, продвигались в глубь финской территории. Дорог фактически не было, глубина снежного покрова достигала двух метров, в отдельные дни, к утру, температура воздуха опускалась до -45. Войска теряли бойцов от обморожения, танки и техника намертво застывали в снегу…

Финское командование, подтянуло резервы и с началом нового 1940 г. перешло в контрнаступление. Мобильные отряды отлично подготовленных лыжников, в белых маскхалатах, щедро снабженные автоматическим оружием, перерезали коммуникации русских войск. 5 января в лесах к северу от Ладожского озера была окружена 18-я Ярославская стрелковая дивизия. 55 дней в снегу на страшном морозе длилась агония окруженных. Только 29 февраля остатки дивизии - около 1000 истощенных обмороженных бойцов, прорвав кольцо финских частей, вышли из окружения. Но знамя дивизии спасти не удалось, оно стало финским трофеем… По законам войны, героически дравшаяся дивизия была расформирована. Оставшиеся в живых немногочисленные офицеры, собравшись вместе сразу после выхода из окружения, предпочли застрелиться. (Командарма Мерецкова, провалившего с большими потерями наступление, в это время уже пиздили ногами в подвалах НКВД; вскоре он осознал ошибки, Сталин его реабилитировал и будущий маршал хорошо воевал в Великую Отечественную). При выходе из окружения свыше сотни тяжелораненых бойцов Ярославской дивизии были оставлены в наспех сооруженных землянках. Землянки с ранеными финны сожгли. Тех, кто сумел выбраться, после жестоких пыток убили. (Мы им этого не забудем и не простим!) Осознав невозможность дальнейшего наступления сквозь леса и бездорожье центральной Финляндии, советское командование перенесло основную тяжесть удара на Карельский перешеек, против брони и бетона линии Маннергейма…

К середине декабря, прорвав полосу обеспечения, через лесные завалы, противотанковые рвы и минные поля, под обстрелом снайперов-"кукушек", отражая ночные налеты финских егерей, к главной оборонительной полосе линии Маннергейма вышли части Красной Армии. Начался первый штурм.

Линия Маннергейма представляла собой систему из 356 железобетонных фортов и 2425 деревоземляных дотов, надежно прикрытую проволочными заграждениями, надолбами, минами, а также многочисленными озерами, незамерзающими зимой болотами и реками. Бетонные укрепления строились финнами в два этапа. Все укрепления были тщательно замаскированы. Над дотами целые леса. Маскировке способствовал и обильный снег. Глубокие амбразуры гасили вспышки пламени стреляющих орудий и пулеметов, искажали звуки выстрелов, так что многие укрепления невозможно было обнаружить даже с близкого расстояния. Ясная и морозная погода, стоявшая почти всю ту роковую зиму на Карельском перешейке, наоборот, позволяла финским стрелкам отлично разглядеть наступавшие русские войска.

Спрятанные за надежным бетоном, отогревшиеся в теплых подземных казармах, финны почти безнаказанно расстреливали наступавшую по глубокому снегу русскую пехоту, ночью они совершали столь же безнаказанные налеты на застывшие в снегу обессиленные русские полки. Ножами снимали охранение, жгли "молотовскими коктейлями" русские танки, расстреливали наших вооруженных трехлинейками солдат беглым огнем пистолетов-пулеметов "суоми"… Бесплодные атаки почти невидимых финских укреплений продолжались до конца декабря 1939-го. Доты атаковала пехота и многочисленные легкие танки. Пехота отсекалась пулеметным огнем финских дотов. Наши танки, без поддержки пехотинцев, справиться с дотами не могли. Их смелые, порой безумные рейды вглубь финской обороны не приносили результатов. Даже выстрелы в упор танковых орудий не могли пробить бронезаслонки в амбразурах финских укреплений. Чтобы спасти наступающую пехоту танкисты порой затыкали амбразуры корпусами своих машин, подставляя себя под губительный огонь соседних дотов…

Прорвавшиеся в финский тыл русские танки уничтожались бутылками с горючей смесью. Именно тогда это эффективное оружие финны впервые и прозвали "молотовским коктейлем" (в "честь" нашего наркома иностранных дел Молотова, столь ненавистного "самостийным" финнам). Сама местность на Карельском перешейке была "противотанковой". Любой лес, сквозь который должны были прорываться наши танки, необходимо было предварительно обстрелять шрапнелью, чтобы… сбить снег с веток. Иначе он просто залепил бы смотровые щели, и ослепшие машины стали бы легкой добычей финнов. Танки рвали траки на гранитных валунах, невидимых под снегом, проваливались в болота и озера, замаскированные снежной пеленой. Бои на Карельском перешейке шли в каких-то фантастически нечеловеческих условиях. Бойцы-пехотинцы, спящие прямо в снегу, отчаянно завидующие танкистам, которые отогревались под брезентом над работающим танковым двигателем. Двигатели не выключали - раз заглушишь и больше не заведешь… Мороз. А ведь были танковые экипажи, которые выбирались из провалившихся под лед машин, и после ледяной воды, по пояс в снегу, при 40-градусном морозе, под финским огнем пробирались к своим…

23 декабря 1939 г. финны, обрадованные русскими неудачами, на 30-километровом участке бросили в контрнаступление шесть дивизий. В тот же день их наступление с треском провалилось. К новому 1940-му году прекратили атаки и наши войска. Русская армия стала планомерно готовиться к прорыву. Командующим был назначен участник гражданской войны (комдив одной из дивизий 1-й Конной) Семен Тимошенко, человек с бритым черепом и железной хваткой. Поражает, с какой скоростью, всего за месяц, армия буквально преобразилась. С корнем и кровью, в ходе изнурительных позиционных полубоев и диких морозов из армии выдрали привычки и стереотипы мирного времени. Поменяли тактику. Пехота теперь наступала фантастическим образом - бойцы боком ползли двумя цепочками по глубоким колеям, которые прокладывал в снегу шедший впереди танк. Танкистам запретили давать задний ход… Поменялось обмундирование. Вместо кирзовых сапог - валенки. Вместо шинелей - овчинные полушубки. Суконный шлем-буденновку, не спасавший от 40-градусного мороза, заменили шапкой-ушанкой. А ведь этой "одежды" в штатном обмундировании Красной Армии до начала 1940-го просто не было. Все это пригодилось зимой 1941-го… Поменяли даже рацион бойцов. В Ленинграде тут же организовали производство полуфабрикатов быстрого приготовления, специально для зимних условий. Тогда для бойцов ввели и знаменитые 100 "наркомовских" (наркома Ворошилова) грамм водки. В тылу спешно прокладывались дополнительные железные и шоссейные дороги, строили точные копии финских укрепрайонов, где проводили учения войск. Из студентов-добровольцев формировали лыжные батальоны. Студенты, которые сейчас поголовно косят от армии, тогда - 60 лет назад - добровольно шли в ударный спецназ, где им давали лыжи, белые маскхалаты, самозарядные винтовки Токарева или пистолеты-пулеметы Дегтярева.

В те дни на подступах к финским укреплениям наши бойцы пели немудреные слова на мотив знаменитого "кочегара":

Раскинулись ели широко, В снегу, как в халатах стоят. Засел на опушке глубоко В земле белофинский отряд…

С началом февраля 1940 г. наши авиация и артиллерия стали усиленно громить финские укрепления. 4 февраля бойцы 100-й стрелковой дивизии, той самой, которая в Великую Отечественную станет 1-й гвардейской, уничтожили первый железобетонный финский дот. Доты уничтожались так: ночью к доту на прямую наводку вытаскивали 203-мм гаубицу, для маскировки выкрашенную в белый цвет. Это нарушало все каноны классической тактики - такие орудия должны были располагаться за 8-10 км от линии фронта. Бойцы за особую мощь прозвали гаубицы "лесорубами". Гаубицу маскировали где-нибудь в лесу между деревьями. На рассвете тяжелый танк проламывал просеку от орудия к доту и сваливал в сторону. Тут же расчет гаубицы открывал беглый огонь… Нужно было успеть уничтожить дот, пока огонь снайперов и соседних укреплений не выбил орудийный расчет. Для уничтожения сверхмощных финских дотов требовалось выпустить до сотни снарядов! Наловчившиеся мастера к концу февраля 1940 г. делали это двумя десятками выстрелов. После обстрела тяжелыми снарядами в упор финский гарнизон, спрятавшийся в подземном убежище, воевать уже не мог - выжившие слепли, глохли и порой сходили с ума…

17 февраля 1940 г. финны начали отход. Линия Маннергейма была прорвана. Русская армия свершила уникальную в истории войн операцию. Ни одна армия мира не была способна на подобное чудо. Весной 1940-го немцы обошли знаменитую французскую линию Мажино. Летом 1941-го войска Гитлера застревали там, где встречали наши долговременные укрепления, некоторые из русских дотов они сумели взять только с применением химического оружия(!). А ведь, повторяю, это происходило летом, наши доты не составляли сплошной системы укреплений (их можно было без труда окружить) и не были прикрыты полевыми войсками. Русская Красная Армия, фактически, за две недели штурмом взяла сплошную систему мощнейших в Европе долговременных укреплений, которую невозможно было обойти, прикрытую хорошо подготовленными полевыми войсками, и все это зимой - в условиях 30-40-градусных морозов!

Успехи армий Сталина вызвали немалый переполох на Западе. Советский Союз был исключен из Лиги Наций (идиотской предшественницы похабной ООН) под предлогом бомбардировок мирных финских городов. В Хельсинки за все четыре месяца "бомбардировок" погибло 97 человек (девяносто семь, повторяю, финнов). Американцы убили в Югославии тысячи сербов, но что-то из ООН никто их не гонит…

Финнам потекло западное оружие. Появились и добровольцы из Европы и США. На стороне финнов с нами сражались 12.000 шведов. Франция, которой как самостоятельному государству оставалось существовать лишь несколько месяцев (до гитлеровского наступления), вполне серьезно к марту 1940-го готовила 150-тысячный экспедиционный корпус в Финляндию, для войны с Россией. Придурки! Более хитрые англичане перебрасывали тяжелые бомбардировщики на свои аэродромы в северном Ираке, чтобы бомбить русские нефтепромыслы в Баку (тогда - единственный источник нефти в СССР).

Сталин не доставил англо-французам такого удовольствия и закончил "зимнюю войну" финальным аккордом - русские войска взяли Выборг, город присоединенный к Империи еще Петром I. Выборг представлял собой тыловой рубеж укреплений линии Маннергейма. Финны взорвали дамбы многочисленных окрестных озер, и нашим солдатам пришлось наступать по колено, а то и по пояс в ледяной, еще не успевшей замерзнуть воде.

Советские командиры провели решительный и крайне дерзкий маневр, обойдя Выборгский укрепрайон по льду Финского и Выборгского заливов. Это был уже третий "ледовый поход" русской армии в Финляндии. Впервые этим путем прошли гренадёры Петра I в 1710 г., потом, во время последней русско-шведской войны 1809 г. - солдаты Багратиона. Теперь обход осуществляла 70-я ордена Ленина стрелковая дивизия под командованием комдива Михаила Кирпоноса (погибнет в бою с немцами при выходе из окружения в сентябре 1941-го…) По льду прошла не только пехота, но и танки, и тяжелые гаубицы, которые протащили на волокушах, связанных из срубленных солдатами деревьев. Танки не могли выбраться на скалистое побережье. Они по льду подходили вплотную к финским укреплениям и открывали беглый огонь, спрятавшаяся за танками пехота бросалась в атаку на скалы и в рукопашном бою захватывала позиции финнов…

Финляндия уже не могла сопротивляться, но и Сталин не хотел втягивать СССР раньше времени в мировую войну, которую с удовольствием развязали бы против нас англичане с французами, а за ними и немцы. 12 марта 1940 г. уже отплыли в Скандинавию первые транспорты англо-французского экспедиционного корпуса. Но в тот же день в Москве финская делегация подписала мирный договор на советских условиях.

С 12 часов дня 13 марта 1940 г. советские и финские войска прекращали огонь. С утра 13 марта пока не наступило время перемирия наши войска провели последние атаки в центре Выборга, загнав остатки вражеских войск в городские подвалы… После наступления перемирия противники обменялись парламентёрами и даже подарками. Финские офицеры с восторгом принимали бутылки русской водки (из тех самых "наркомовских грамм"). "Зимняя война" закончилась.

Приближалась война, которую в Финляндии называют "летней". В июле 1941-го финны, пользуясь успехами "вермахта", начали своё наступление на территорию Советской Карелии. Отход наших частей из Петрозаводска прикрывал сводный полк НКВД, полностью погибший в бою на улицах города (это к вопросу о заградотрядах…). Вот тут и проявились итоги "зимней войны". Без сомнения, в случае сохранения прежних границ образца 1939-го мы не смогли бы удержать Ленинград, да и весь наш Северо-Запад, включая Кольский полуостров, что в итоге ставило под вопрос всю судьбу Отечественной войны. Считающаяся неудачной "зимняя война" обеспечила нашу победу в 1945-ом. Штурм Берлина начался со штурма финских дотов… Надо помнить - именно финны обеспечивали с севера блокаду Ленинграда, значит половина из 900 тысяч погибших ленинградцев - на совести "цивилизованных" чухонцев. В 1942 г. психически нездоровый лидер финнов маршал Маннергейм, бывший генерал Российской империи шведского происхождения и старый любитель русской кухни, отмечая свое 75-летие, закатил на торжественном обеде истерику по поводу не того соуса, поданного к рыбным пирожкам. Эта "комедия" происходила на территории оккупированной Карелии в нескольких десятках километров от голодающего Ленинграда… Всё (!) русское население Карелии было объявлено "гражданскими пленными" и загнано в концентрационные лагеря. До этого не дошли даже немцы! Для правильного отношения к Финляндии полезно почитать изданный в 1944 г. сборник документов "О злодеяниях и зверствах финско-фашистких захватчиков". Сухой канцелярский язык описывает садистскую фантазию финнов, которой могли бы позавидовать самые отпетые "полевые командиры" чеченцев. Всё, что делали последние годы чеченские бандиты, делала во время войны финская регулярная армия, только в гораздо больших масштабах. Фактически, Финляндия вела открытый и планомерный геноцид русских, что является преступлением без сроков давности.

В 1944 г. Сталин, чтобы сократить фронт великой войны на тысячу верст, позволил Финляндии заключить с нами сепаратный мир. Предварительно, для воспитания, наша авиация основательно (не то, что в "зимнюю войну") разбомбила Хельсинки. Кстати, на Карельском фронте воевали батальоны трофейной техники и порой финнов били "тигры" с белыми серпами и молотами на башенной броне.

Финнам, волей случая, удалось избежать послевоенного наказания. Никто не вспоминает, что Финляндия, проводившая истребление русских, с точки зрения международного права до сих пор является преступным государством. Но мы вспомним. Финны нам задолжали миллионы жизней…

Вий, Лимонка №178 - 179

(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU