Русская Национальная Революция несёт в себе холод тотального консерватизма и жар радикального отрицания. И в результате их соития рождается чёткая, совершенная форма, образ, соединяющий многое, порой совершенно несоединимое. Рождается особый, неповторимый стиль, одинаково чуждый как южному революционаризму (атеизм плюс темперамент), так и западному оппортунизму (рационализм плюс теплота). Возникает северный стиль, наиболее приближенный к подвижнической страстности Русских «пророков», «тысяч аввакумов», ожидающих огненное пришествие Господа и правый Суд Его.

К сожалению, современное Национальное движение ещё очень и очень далеко от вершин северного стиля, так как отличается незавершённостью форм.

И в этом плане особенно интересно исследование Александра Елисеева, пытающегося разработать основную концепцию Национал-революционного стиля. В своих статьях он всегда идёт по пути «конструирования» новой Русской идеологии, охватывающей все сферы Национально-культурного Бытия. В данной статье он также делает это, прибегая в данном случае к проекции идеологем на плоскость массового восприятия. Такой метод имеет огромное значение для конкретной Национал-революционной работы, особенно если учесть, что построения Елисеева доходят до читателя через призму «литых», «энергетических» формулировок и научных терминов.

 

Александр ЕЛИСЕЕВ

 

НАЦИОНАЛ-РЕВОЛЮЦИОННЫЙ СТИЛЬ

 

Проблема стиля

 

Национальная революция не может победить без поддержки масс. Это аксиома, не нуждающаяся в доказательствах.

А что может пробудить массы, привлечь их на сторону правых радикалов? Позитивная идеология? Да, бесспорно! Действенная организация, функционирующая в качестве союза соратников? Конечно!

И всё-таки, этого недостаточно. Вернее достаточно, но лишь в том случае, если выработка новой идеологии и создание новой организации будут представлены на суд масс (не только, но в основном) в виде нового, национал-революционного стиля.

Политический стиль представляет собой особую форму организационно-идеологического комплекса, призванную создать в глазах масс некий идеальный образ, работающий в режиме социокодирования. Проще говоря, какие-то черты, присущие определённой группировке, входя в сферу сознания, срабатывают как сигнал – перед наблюдателем вполне определённая политическая сила. До этого в массовом сознании уже сложился стереотип, система которого включает в себя «внешние», «формальные» элементы содержательной системы (идеология плюс организация).

Массы более склонны «схватывать» форму. Именно она способна пробудить их сознание, принести избавление от инерции и подвигнуть к совершению радикального выбора.

Форма очень легко превращается в массовый образ. И чем этот образ ярче, чем больше его соответствие с глубинными чаяниями Нации, тем больше вероятность традиционалистского выбора масс.

Поэтому нам, национал-революционерам, сейчас необходимо работать над созданием своего стиля, который я сейчас попытаюсь представить в виде модели, согласованной с задачей Пробуждения, то есть рождения альтернативного массового Образа, противостоящего реалиям современного мира.

 

Эпатаж

 

Современная политическая жизнь скучна и напоминает плохой спектакль, разыгрываемый посредственными актёрами. Авторитеты нынешнего политического «салона» представляют плеяду серых и невзрачных деятелей, давно приевшихся нам своими рассуждениями о стабилизации.

К сожалению, сегодня радикализм вытеснен на периферию политического пространства и становится уделом плебейских революционеров типа Анпилова.

А между тем, он может принести огромную выгоду. Всем нам хорошо известна фигура Жириновского, великолепно использующего (правда частично) радикальный стиль*.

 

*В данном случае форма не соответствует содержанию.

 

Центральный момент этого стиля – эпатаж, привлекающий внимание масс, пробуждающихся от политической спячки. Во время предвыборной кампании Жириновский просто-напросто встряхнул аудиторию и поднял миллионы избирателей до уровня «интересной политики», превращающей равнодушных в активных граждан страны, получающих удовольствие от осознания своей значимости (пусть даже иллюзорной).

Национал-революционерам надлежит тщательно изучить опыт Жириновского и выбрать особую модель эпатирующего стиля, ибо приобрести «альтернативный имидж», который порой лучше всего объясняет массам необходимость революционного выбора, можно лишь в случае отказа от игры по правилам серого и скучного «салона».

Эпатаж вырывает человека из состояния обыденности, повседневности, а самое главное – наносит решительный удар по Системе, важнейшей и неотъемлемой частью которой стал современный респектабельный политик.

Политические деятели типа Миттерана являются наглядной иллюстрацией индивидуума, полностью интегрированного в Систему. Они легко предсказуемы и склонны к самому откровенному конформизму. Их трудно заподозрить в оригинальности, хотя они и имеют какие-то оригинальные черты, а присущий им стиль всемерно способствует стабилизации Системы, подменяющей жизнь существованием.

Действительно, западная политическая жизнь начисто лишена элемента творчества. Правоцентристские партии, придя к власти, через некоторое время уходят и легко уступают её левоцентристским, которые полностью повторяют их поведение, подчиняющееся законам буржуазной демократии, консервирующей серость и пошлость капитализма. Для того же, чтобы понять, чем «правый центр» отличается от «левого центра», нужно стать профессиональным политологом, разбирающимся в нюансах партийных программ.

Значительная часть западных избирателей просто не интересуется партийной борьбой и предпочитает «голосовать ногами». А подавляющее большинство давно уверилось в том, что ничего не меняется, что «завтра» будет копировать «сегодня», погрязшее в материализме и «усреднённости».

Для жителей капиталистического мира длится вечное «настояшее», скучное и сытое**.

 

**Сытость эта, впрочем, весьма относительна. Не будем забывать, что западное общество является обществом «двух третей». Одна треть живет (по тамошним стандартам) довольно плохо и представляет потенциальный резерв Консервативной революции.

 

Может быть, они и попытались бы подняться над повседневностью, но голос желудка, набитого жратвой, изобилие которой обеспечено благодаря ограблению отсталых стран, побуждает их продолжать жевать всё ту же жвачку (в прямом и переносном смысле).

Собственно, образ жующего бюргера как нельзя лучше характеризует современный Запад – обитель сытых конформистов, презревших страсти минувших времен. В России, однако, буржуазная Система еще не укоренилась. Западной «сытости» нам, не вошедшим в состав «Золотого миллиарда», не видать. Но западная скука уже успела стать визитной карточкой нашего политического «салона», поражающего серостью рыбкиных и шахраев.

В то же время, эту серость очень легко преодолеть. Массы всегда будут нуждаться в необычной Личности, способной изменить «обычные» правила «игры», затеянной скомпрометированными и проворовавшимися политиками. Просто у разных народов воля к появлению подобной Личности выражена по-разному – у одних более, у других – менее.

А в России она выражена более чем где бы то ни было. Её жители настолько устали от старого порядка, что готовы на самые неожиданные поступки. Им надоел застой, ведь со времён брежневского «коммунизма» на самом деле ничего не изменилось. Да, стало хуже, но хуже стала сама старая социокультурная реальность, характеризуемая обилием всё тех же номенклатурных харь.

Поэтому, современный русский обыватель (сознательно или бессознательно) мечтает взорвать это застойное царство и изменить жизнь к лучшему, концентрируя свои идеальные представления в образе некоего нового политика, который «научит гадов как Родину любить».

Зная это, Национал-революционеры обязаны выдвинуть из своей среды Личность, выбирающую стиль, адекватный бессознательным (по большей части) ожиданиям масс, нуждающихся в хорошем шоке, чреватом пробуждением мысли.

Предварительно, конечно же, нужно поработать над созданием данного стиля, помня, что массы отдают предпочтение именно форме.

Набор необычных жестов, импульсивное обращение, смелость и фантазия, здоровая наглость и так далее, как раз и будут являться элементами, необходимыми для очищающего шока и актуализации будущей Национальной элиты, призванной не кем-нибудь, а самой Историей.

 

Героика

 

Будет очень обидно, если Национал-революционеры, выработавшие эпатирующий стиль, не смогут окрасить его в особые, сверхчеловеческие тонa, присущие Личности, преодолевшей повседневность – «человеческое, слишком человеческое».

В этом случае их ожидает участь политиков-популистов, которые могут только приблизиться к власти, используя сиюминутный энтузиазм масс. Надо постоянно иметь в виду, что «необычный» политик-популист рано или поздно разоблачает себя как обыденная фигура современности, напялившая маску радикализма всего лишь в целях маскировки.

Как только рядовой гражданин почувствует, что его кумир является его же копией, только более яркой, то он тут же теряет энтузиазм, ранее бивший потоком. И, вправду, зачем поддерживать своё отражение? Чем оно лучше?

Массы отлично понимают, что смена старых, скучных «просто людей» на «просто людей» новых и интересных не стоит свеч. Прежде всего, потому, что «новые» не оправдывают надежд на «великие перемены», немыслимые без перемены личностного статуса. Массы всегда будут тянуться к натурам героического, сверхчеловеческого склада, и в этом плане весьма интересно следующее высказывание Франческо Нитти: «Обычные люди посредственны, но в глубине души они ненавидят посредственность. Эта ненависть определяет их демократический выбор. Массы выбирают героев».

Концепция толпы и Героя совершенно верна, с той только поправкой, что, выбрав Героя, толпа перестаёт быть толпой и превращается в Нацию, выводящую свой менталитет на сверхчеловеческие уровни. Но для этого в ней должен произойти коренной переворот, невозможный без наличия специального образца – Национал-революционной политической элиты, особо акцентирующей внимание на героическом отношении к жизни.

Национал-революционный стиль должен вобрать и творчески преобразить все уже имеющиеся в нашем распоряжении элементы героической культуры, ареал распространения которой весьма широк – от японских самураев до латиноамериканских герильерос***.

 

*** Безусловно, стержнем нашего героического стиля станет арийская составляющая.

 

Политик-Герой обязан отличаться от конформистских «коллег» жертвенным отношением к собственной жизни, показывая, что ради Нации он готов идти на любые лишения. Ему следует постоянно рисковать, памятуя о словах Фридриха Ницше: «Живи опасно!». Только так он сумеет оправдать ожидания масс, тоскующих по Герою.

Всё логично и подчиняется железному закону Революции. Национал-революционер покидает старую, изъезженную колею и идёт по пути Риска и Преодоления. Его жизнь не похожа на спокойную и сытую жизнь современных политиков, уютно устроившихся в парламентских кабинетах.

Он – неутомимый и упорный борец, «большое Я» которого полностью погружено в суровую и смертоносную стихию Огня. А его стиль подобен костру, разрезающему ночь огненным кинжалом Очищения. Ибо это – огненный стиль самопожертвования, преодоления и риска!

 

Новое Рождение

 

Настоящий Русский традиционалист, укоренённый в Почве, отрицает Настоящее, преодолевшее блеск времен Творения. Он взыскует древней Гипербореи, наполняющей сердца людей великой тоской по Абсолюту.

Современный мир не оставляет нам ни одного объекта, достойного защиты и консервации. Сие порождение инфернальных сфер достойно только Революции, направленной на реставрацию примордиального, ангелического миропорядка – «Золотого Века» («Caтъя-юги»).

За эту реставрацию необходимо бороться, помня о том, что архетипические представления не умерли, а всего лишь «спрятались» в коллективном бессознательном Нации. От нашего сознания их отделяет тонкая пленка современного профанизма, прорвать которую очень легко. Для этого нужно создать идейно-организованный комплекс (содержание) и подать его массам в виде Национал-революционного стиля (формы).

Создатели данного стиля просто обязаны вместить в него древние расовые и национальные координаты, проявляющиеся в нём через особый набор символов, жестов, приёмов обращения, этических «взрывов», кодексов коррекции и так далее. Только в этом случае десакрализованные массы ухватятся за ту «соломинку», которую мы – традиционалисты, протягиваем страдающим и вырождающимся низам.

Уверен, в случае успешного конструирования ответ будет адекватен, ибо массы бессознательно тоскуют по первоначальному «варварству» – освобождающему природу человека и ограничивающему её «всего лишь» древним кодексом Чести. Суровая «варварская простота» (а на самом деле священная цветущая сложность) неизбежно подскажет массам необходимость возврата к кристально ясным суждениям, поднимающим личность человека до уровня Героя. Люди должны снова присягнуть великим силам Победы и Счастья, силам, максимально освобождающим нас от внутреннего «самокопания» и долгих раздумий на тему: «Что нравственно? Что оправдано?».

Нравственно и оправдано то, что на благо нашему Богу и нам – Русским, славянам, арийцам! Пусть сгинут все моралистические, гуманистические «ценности», вытравливающие из нас древнюю мудрость и древнюю ярость!

И рассуждая так, восславим радикальное, тотальное Возрождение, наследующее великим предкам!

Восславим, но задумаемся над одной проблемой. Очевидно, что простое Возрождение, понимаемое как возврат к давно ушедшему, невозможно. Нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Но можно совершить воспроизводство старых реалий на новом уровне.

Для этого требуется «лишь» одно – «оседлать тигра» (выражение Юлиуса Эволы), то есть внедриться (сохраняя самость) во враждебный мир и повернуть течение Инволюции (деградации). Логическая схема этого процесса такова: Древность захватывает Настоящее и прорывается в Будущее, рождаясь заново, а Новое обретает вид забытого Старого и решительно отметает «вторичную» архаику, принадлежащую временам развертывания Деградации. Зло должно быть обращено в Добро. Традиционалист должен стать «модернистом» (разумеется, на низших уровнях) и подчинить себе наибольшее число элементов современного индустриализма.

Хватит плакать о берёзках и лошадках – пришло время воспевать заводы и рабочих! Пришло время изучить всё, что связано с индустриальным обществом и систематизировать сие знание в борьбе с монстром буржуазно-прагматического технократизма.

Ницше советовал возлюбить в своем друге врага. Я советую возлюбить в своем враге друга и, взглянув на нынешний мегаполис, погружённый во тьму разврата, торгашества, полюбить все его коммуникации и узловые точки концентрации, столь удобные для Национал-революционной борьбы.

Я призываю полюбить рабочих, организованность которых поможет нам сокрушить капиталистическую Систему, взрастившую когорты своих же врагов – индустриальных наемников. Я призываю полюбить технику, овладеть ею и преодолеть (но не ликвидировать) её после Победы, вернувшись на высочайший уровень связи с Богом.

Индустриализм должен войти в нашу жизнь, а мы должны войти в него. Но для этого нам неплохо бы внести в наш стиль, наряду с древними, гиперборейскими элементами ещё и элементы современности. Их сочетание необходимо сделать так, чтобы массы увидели явление нового Человека-Героя – древнего воина Гиперборейской Традиции, гордо шагающего по гремящим цехам их мрачных заводов.

Это будет нашим, правым футуризмом, ориентированным на Рождение. И оно уже происходит, трубя в горн дикого охотника, возвещающего приход в наш мир того, что мы когда-то утеряли.

 

Ураган Победы

 

Современные плутократы всех цветов (от розового до голубого) любят повторять одну пошлую, фарисейскую фразу: «Россия исчерпала лимит революций». Они упорно твердят о неизбежности эволюционного, реформистского пути развития, пытаясь, как мне кажется, уверить в этом не других, а... себя.

Посмотрите на этих жирных свиней, ограбивших пол-России. В их глазах вы увидите животный страх перед грядущей Революцией, перед расплатой, ведь они отлично понимают, что Россия исчерпала лимит антинациональных, нигилистических революций, совершённых с целью усугубления вселенской Деградации. А подлинная Революция ещё впереди и она победит как молодость мира, отвергающая современные «ценности», основанные на гуманизме, торгашестве и безбожии.

Эту Революцию готовит наша радикальная молодежь, кующая меч Победы в тиши библиотек и в суматохе уличных выступлений. Завтра будет принадлежать нам, молодым Национал-революционерам, ибо уже сегодня мы готовы обрушиться на Систему со всей яростью Урагана, великого и страшного в мистическом порыве Разрушения.

Так, что не надейтесь, господа-плутократы, наша Правда и наша Воля придут к вам через холодную ярость национал-революционного стиля, меряющего пространства родной страны железной Мерой Справедливости.

 

Слышишь ты, продажная тварь, уродливое дитя современного мира: «Мы идём!»

 

МЫ УЖЕ ПРИШЛИ!

 

Источник: «НАЦИЯ – Журнал Русских Новых Правых», № 1 (1995)

http://www.nationalism.org/rnsp/Nacia/Contents.htm

 

 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru