*КООПЕРАТИВ НИШТЯК*

МАГИЧЕСКИЕ РЁБРА МЕРЛИНА - СЕМЬ СОСТОЯНИЙ СОЗНАНИЯ - ОБЫКНОВЕННЫЙ ЦИНИЗМ - ДИСКОГРАФИЯ

 

КООПЕРАТИВ НИШТЯК

“Магические Рёбра Мерлина”

Ур-Реалист

URCD 010

 

1. Осень - 3:25

2. Рай - 3:24

3. Брокэн хэксэ - 2:37

4. Танго епископа - 2:13

5. Берендеи - 3:09

6. Персы # - 2:28

7. Без тебя # - 3:10

8. Серафим - 2:30

9. Прокруст # - 2:58

10. Аравия # - 2:03

11. Вечность # - 4:04

 

Рыбьяков Кирилл Юрьевич - вокал, гитара, чернокнижье.

Сан Саныч Андрюшкин - барабаны, бас, слайд и прочие гитары, рояль, клавикорды, вибрафон, маримба, перкуссия, бэк-вокал, подлинно-фулдупский маразм, крабомесие.

Жевтун Игорь Владимирович # - гитара, пьяное буйство.

Сарпалетония - красота и вдохновение.

Снегопа - Он же Прокруст, он же Китаец,

он же Прораб, он же Апогенс - сгинул в болотах Ишима

 

“Семь состояний сознания”  

 

12. Конец - 1:41

13. Тельман - 1:36

14. Плохие новости - 2:01

15. Пара-бара-бум - 2:08

16. Сквозняк - 1:17

17. Бамбук - 7:24

18. Джимми ослиная шкура - 2:29

19. Шрайбикус - 1:59

20. Рахиль - 3:02

21. Гроза Малевича - 4:23

22. День - 2:24

23. Бернштейн - 3:21

 

Карл Фишер - вокал, гитара

Граф Алехандро Андрюшкини - барабаны, бас, гитара и всё остальное.

 

общее время 66:16

 

Все песни - Р. Кирилл

Аранжировки - Кооператив Ништяк.

Звук - Епископ, Кюрваль.

 

Студия Неотвратимого Армагеддона

КН рекордз, 1998, г. Тюмень

 

СЕКРЕТНЫЕ РЕБРА МЕРЛИНА МЭНСОНА

 

"Кооператив Ништяк" когда-то играл панк. Сейчас это вспоминается с трудом, но в 1980-х и начале 1990-х Кооператив играл быструю, тяжелую музыку; по сути, гораздо более адекватную английскому панку 1970-х, чем его сибирской разновидности. Социальная тема была исчерпана "русским роком" еще в 1980-е, православная и патриотическая экзистенция Инструкции по Выживанию была ей же и задействована на полную катушку; основатель Кооператива Кирилл Рыбьяков выбрал стратегию экзистенциального эскапизма - песни о сатанистах, фашистах, Освенциме и белом блюзе доктора Геббельса; средневековые замки, гоблины и оживленные трупы.

"Кооператив" - последняя из легендарных групп сибирского панка, чего-то до сих пор записывающая и выпускающая; и надо полагать, что рыбьяковские белые блюзы и брауншухеры - оказались куда продуктивнее и малиновой девочки, и пауков в банке.

 

А произошло это так. К 1993-му, Кооператив выработал свой собственный звук, идеально узнаваемый и запоминающийся - тягучий, тяжелый, жесткий, замедленный панк на грани хардкора и металла. В этой музыкальной идиоме записав штук 5-10 альбомов и выпустив их на кассетах на "Колоколе" и "Хобгоблине" в 1995-97, Кооператив не только насытил рынок, но и исчерпал под корень свою, с таким старанием отработанную стилистику. Сие явление неудачно сочеталось с полной и абсолютной коммерческой провальностью кооперативного продукта. Дело дошло до того, что привезенные на Хор и Хобгоблин в 1998 мастера Кооператива - так там и лежали без движения года то ли два то ли три.

 

В числе этих альбомов были "Семь состояний сознания" - запись, положившая начала революционному изменению звука и самого смысла Кооператива Ништяк. Группа была и раньше не чужда звукового эксперимента и психоделически-джазовых экзерсисов в духе пинк-флойда и софт-машин; тому свидетелем 20-минутная композиция Винтер, записанная чуть ли не в 1992-м в уникальной стилистике, смешавшей чуть ли не поровну амбиент и панк. При всем при том, звук определялся инструментарием: барабаны-панк-ритм-гитара, игравших, разумеется, панк - в том (достаточно широком) смысле, в котором это слово понимал Кооператив.

 

К 1998-му, финансовый крах кооперативной деятельности достиг апогея; на протяжении 1996-98 Кооператив дал от силы 1-2 концерта, из которых памятное выступление на Русском Прорыве в поддержку Зюганова было последним вообще выступлением группы перед большой аудиторией; и последним, видимо, оплаченным концертом за всю историю группы. Силой обстоятельств, Кооператив стал чисто студийным коллективом. Группа уже давно воспринималась как проект двух людей - Кирилла Рыбьякова (песни, вокал, чернокнижье) и Саши Андрюшкина (все остальное); и вот, к 1998-му году, Кооператив освободился от посторонних музыкантов почти целиком (на двух последних альбома группы - "В Мертвецкой" (2000) и "Обыкновенный Цинизм" (2001) - вообще на всех инструментах играли Рыбьяков и Андрюшкин).

 

Ибо посторонние музыканты пили, буйствовали, манкировали репетициями, и питали сомнительные амбиции в отношении собственных проектов в модном жанре гитарного брит-попа, которые несправедливо похвалили в дурацком журнале Fuzz; а А.А.Андрюшкин солист в оркестре и закончил консерваторию.

 

В отношении "Семи состояний сознания", эффект, произведенный студийной продукцией, был в хорошем смысле - убийственным. Оригинал записи был заключен в чугунный сейф хобгоблина Мити Волынского, закрыт на ключ, ключ был таинственным образом уничтожен и запись была и остается недоступна; и сие, задним числом, совершенно неудивительно. В "Семи состояниях сознания" можно найти все те же элементы, что в раннем Кооперативе - длинные атональные психоделические эксперименты, протяжные мелодичные романсы, быстрый панк, немецкие романсы, оркестр и мрачный сатанический квази-металл; но при этом "Семь состояний сознания" соотносятся с предшествовавшим ему кооперативным продуктом примерно как птица гриф соотносится с бипланом-кукурузником. "Семь состояний сознания" - один из наиболее странных и неожиданных альбомов Кооператива; сочетание быстрого панка в духе "Разбойного Нападения на Необитаемый Остров" (первые пять песен), арт-роковой психоделии "Бамбука", металл-готического гимна "Бернштейн" и гитарного лаунджа "Грозы Малевича" и "Дня" - ничего более безумного и захватывающего в нашей музыке, кажется, нет и не было.

 

Стихи Рыбьякова (одного из лучших поэтов России) блистают всеми красками спонтанности; традиционные для Кооператива мотивы (искусство, магия, Апокалипсис, фашизм) светятся здесь сиянием - ослепительным и потусторонним. Нет на альбоме счастливой расслабленности изи-листенинга, какая встречается местами в "Памяти Дика" и "В Мертвецкой" - "Семь состояний сознания" целеустремлен и безнадежно, суицидально трагичен. На сцене безумный Малевич, больная бубонной чумой Хозяйка Медной Горы, бамбуковый дед со сталинской трубкой в зубах и Вечная Женственность - фройляйн Бернштейн, в хищной липкой крови и черных подвязках.

 

...Так смейся, фройляйн Бернштейн, над разбитой любовью своей

Свастика входит в небо, выжигая слепых червей

В дело пойдёт гранит, в дело пойдёт земля,

Смейся, фройляйн Бернштейн, любовь свою хороня...

 

МАГИЧЕСКИЕ РЕБРА МЕРЛИНА

 

Согласно легенде, название "Магических ребер Мерлина" происходит от группы Мэрилин Мэнсон. Рассказывается, что знакомая девочка из Тюмени съездила в Москву, а вернувшись, рассказала всем про новую модную в столице группу - Мерлин Мэнсон. И что якобы начальник этой группы Мерлин лег в больницу, чтобы ему ампутировали ребра, которые мешали ему сосать себе х*й. Ничего другого про Мерлина в Тюмени известно не было, но этой истории хватило Кооперативу, чтобы назвать свой очередной альбом в честь Мерлина и его ребер.

На обложке альбома изображен Мерлин работы Бердсли, действительно в таком скрюченном положении, как будто он то ли собирается сосать себе х*й то ли уже. Бердсли, надо сказать, тоже был не без сексуальных отклонений.

 

Чуть ли не в 1996-м, в общем страшно давно, на кассете были выпущены "Тени старых клоунов", являвшие собой нечто страшно тяжелое и металлическое; чего именно - сейчас уже непросто узнать, ибо на кассетах Колокола была опубликована какая-то непонятная мешанина, то ли из-за дефектов мастера, то ли из-за плохой аппаратуры. Но и оригинал этого дела был по слухам не особо хорош; освоив на "Памяти Дика" и "Семи состояниях сознания" новое, прозрачное и легкое звучание - Кооператив перезаписал "Тени старых клоунов", назвав результат в честь ампутированных ребер американского аутофелланта.

 

В той же степени, в которой "Семь состояний сознания" причудливы, спонтанны и мелодраматичны - "Магические Ребра Мерлина" ровны, выверены и при всей их динамике - до утомительности однородны. На второй половине альбома, гитару берет Игорь Владимирович Жевтун, но гитара, похороненная в глубине микса, звучит так же ровно и легко, как раньше. Если и говорится, что Кооператив играет изи-листенинг, то "Магические Ребра Мерлина" - первый и последний альбом, где эта тенденция перешла из потенции в актуальность - по выверенности и кристальной чистоте перкуссии и клавишных аранжировок, "Магические Ребра Мерлина" дадут фору любому коммерческому проекту. Конечно, до "формата" им как до Альфы Центавра; но при всем при том, при сопоставлении с дионисийскими "Семью состояниями сознания". "Ребра" составляют впечатление поистине апполоническое. Ни ненависти, ни трагедии - онемение, утрата, усталость, усталость и боль.

 

...А ненависти не хватит, чтоб в ужасе лопнула кожа.

На составные боли рассыпалась ведьмина пряжа...

 

Давай разукрасим небо

Давай разукрасим небо

Давай разукрасим небо

чугунными карандашами.

 

Удивительный, необычный, кристально-чистый, печальный альбом.

 

ОБЫКНОВЕННЫЙ ЦИНИЗМ

 

...И так вышло, что Кооператив Ништяк в 2001 году записал лучший альбом за свою историю...

 

КООПЕРАТИВ НИШТЯК

Обыкновенный Цинизм

Ур-Реалист

URCD 017

Студия реального великого деланья

КНрекордз 2001

г. Тюмень

 

1. Шесть - 2:14

2. Летучий корабль - 3:00

3. Подземное -1:20

4. Черный цирк лилипутов -1:48

5. Архитохель - 4:39

6. Геологическая Алхимия - 2:24

7. Тоска по Родине - 2:29

8. Арманеншафт - 1:39

9. Метафизическая археология - 2:41

10. Падение Саши Соколова - 3:35

11. Великое Деланье - 4:46

12. Тень Бафомета - 2:26

13. Эзотерическая психология - 2:27

14. Лунная тинктура - 1:18

15. Месса - 2:43

16. Дроссельмейер - 3:16

17. Деланье в черном - 3:27

18. Деланье в белом - 3:56

 

Гвидо фон Лист - маримба, вибрафон

Йорг Ланц фон Либенфельс - бас, контрабас

Рудольф фон Зеботтендорф - клавикорды

Герберт Рейхштайн - лютня, виола де гамба

Карл Мария Виллигут - гитары

Александро де ла Морте - барабаны

Карл Фишер фон Рыбертрупп - вокал

Иннокентий Смоктуновский - жалейка

 

КН выражает благодарность:

Элистеру Кроули, Дирину и Дуалину, Тому Губбе, Джеральду Бруссо

Гарднеру, Ричарду Кавендишу, Маргарет Мюррел, Ди Ди Хоуму,

Артуру Мейкену, Макгрегору Матерсу, Альбертусу Магнусу,

Джону Хомэни, сэру Фрэнсису Дашвуду, Энтони Ла Вею, Джейн Хорн,

всем чернокнижникам, ведьмам и колдунам, пентаграммам, трискелионам

и свастикам.

 

НАС СПОНСИРУЕТ ДЬЯВОЛ

 

Предупреждение -

Не рекомендуется человечеству, ибо оно не играет в эти игры.

 

Запись октябрь 2000 - февраль 2001

сведение 17-18 февраля 2001

 

Магия была основной темой Кооператива Ништяк на протяжении всей истории его существования; но ни разу еще и форма и содержание цельного альбома не определялись магической работой. "Обыкновенный Цинизм" - развернутая метафора для Великого Делания; тем более захватывающая, чем ближе приближается к Великому Деланию работа Кооператива; а на этом альбоме, Кооператив приближается к Великому Деланию предельно близко.

Набор музыкальных приемов позднейшего Кооператива - психоделия, джаз, гитарный изи-листенинг - усугубился поистине маниакальной, мелодраматической, дионисийской подачей и концентрированной метафизикой текста. На смену успокоенности и печальной, едкой самоуглубленности "В Мертвецкой" пришел безнадежный бунт магического сознания - если первопричина нашего мира есть Слово, то это именно то самое слово, с которым имеют дело авторы "Обыкновенного Цинизма". Удачной метафорой для альбома послужила бы картина Эшера, изображающая руку, которая высунувшись из холста прорисовывает манжеты руке, которая высунувшись из холста прорисовывает ей манжеты. "Обыкновенный Цинизм" посвящен миру, созданному Словом; но сам альбом этот - не объект, но субъект Творения.

 

Там, где солипсист делает один шаг, маг делает двадцать; магия это пожизненный марш-бросок - в направлении, заданном глупой припрыжкой солипсиста. Солипсист не верит в златоверхую Трою - а маг знает, что воплощенный Илион сотворен воображением безумного Шлимана.

 

...Начитавшись абсурдных басен, Шлиман заступом в землю вник,

От его проявившихся башен содрогается материк,

Астронавты буравят небо, а по небу плывут гробы,

Устремившись мечтою следом в их летучесть вольемся мы

 

В этом можно видеть великий парадокс; магия без телесного воплощения - плывущий в небе повапленный гроб, которому никогда не задеть и не проявить ни Трои, ни даже содомского страшного болота. На страже сатанинских экранов-алтарей Современности - жрецы, онтологическая полиция Спектакля; и в липких сетях кинескопа бьется маг Фауст, террорист по имени Ослиный Нос.

 

Не Магия функция Создания, но Создание - одна из функций Магии:

 

И если бы черт не смотрел с картин,

Что творил бесноватый Веласкес,

И если б Гермес не хрустел в ночи,

Грызя деревянный арахис,

И если б в своих сумасшедших стишках

О нас промолчал Вергилий,

То мы бы так и не проявились

В этом проклятом мире...

 

Всемогущество мага - Баха или черта - останавливает планеты и сводит с пьедестала надменных богинь. Магическое делание инвертирует миф об Актеоне. В новом Эоне хищного ребенка Гора, не прекрасный юноша Актеон, но проявленная магом холодная Диана - жертва безжалостных эфирных псов.

 

...Она ждала поэта, а не Баха,

Но с хрустом треснул ожиданий купол,

Когда циничная свиная ряха

Всплыла в тарелке черепахового супа.

 

Доходит мир до ручки или дальше,

Скрипя зубами движется Диана,

Совсем осатанев в мажорах маршей,

Колотит Бах по клавишам органа...

 

Но великая свадьба розенкрейцера Христиана - не нарушена, а только отложена. В безумии алхимической любви Леонардо растекается мокрой пеной по асфальту Нирваны, инвертируя тем самым миф о рождении Афродиты. Буйные волхвы разрушают тонкий мир, совлекая покрывала лицемерия и лжи; теологи находят в кустах обугленную тушку метафизического Абсолюта. На опустевших дорогах охотятся злые марсиане; завершивший Великую Работу Кюрваль - радостно и неторопливо отправляется глядеть на желтые, веселые, весенние черепа.

 ДИСКОГРАФИЯ

 

 1984 - "Кооператив Ништяк имени Алистера Кроули"

 1986 - "Кожаное дерево"

 1988 - "Пудинг с изюмом"

 1988 - "Черное солнце или черный ВИА"

 1989 - "Тюмень-сити"

 1989 - "Разбойное нападение на необитаемый остров" *

 1990 - "Черная месса или фан-клуб Фредди Крюгера"

 1990 - "Винтер"

 1991 - "Зигфрид"

 1991 - "Зомби" (live)

 1992 - "Готика / Библиотека беспокойного присутствия"

 1992 - "Мутабор" *

 1992 - "Золовьи унд зольдатен" (live)

 1992 - "Сделай сам умелыми руками" *

 1993 - "Венок на бледный лоб Диониса" К

 1994 - "Аномалии и извращения" М+К

 1995 - "Музыка для одиноких нацисток или волшебная сила искусства" Х+К

 1996 - "Тени старых клоунов" К

 1996 - "Менуэты порно графа" Х

 1997 - "Памяти Дика" К

 1997 - "10 лет беспробудного пьянства" (3 LP) Х

 1997 - "Посмотрим на ночную сторону естественных наук" Х

 1998 - "Семь состояний сознания" *

 1998 - "Магические ребра Мерлина" *

 1999 - "25 Джонов Леннонов" *

 2000 - "В мертвецкой" *

 2001 - "Обыкновенный цинизм" *

 

* - CD Ур-Реалист

М - LP Мизантроп

К - кассеты, Колокол

Х - кассеты, Хобгоблин

 

Номера по каталогу Ур-Реалиста:

 

URCD 003 - "25 Джонов Леннонов" + "Сделай сам умелыми руками" (1999)

URCD 008 - "В мертвецкой" (2000)

URCD 010 - "Магические ребра Мерлина" + "Семь состояний сознания" (2000)

URCD 017 - "Обыкновенный цинизм" (2001)

 

URLCD 001 - "Мутабор" + "Разбойное нападение на необитаемый остров" 2000

(Ur-Realist limeted edition - 99 numbered copies)

 

ИСТОЧНИК:

Easy listening for the hard of hearing

(лёгкая музыка для немного оглохших)

Выпуск 25 (16 октября 2001)

 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru