Роман НЕУМОЕВ (ИНСТРУКЦИЯ ПО ВЫЖИВАНИЮ)  

 

*Избранные тексты*   

 

ВОЙНА

 

Как над бедною землей полыхал тревожный дым -

Отпевал лиловый вой тех, кто умер молодым.             

Да молчал зеленый лес безутешною листвой,              

Да пребуду до небес невеселый, но живой.               

 

Снайперски точно нас делит рассвет,                    

Да готов приговор, да прощения нет,                    

Да беснуются вербы и чернеет весна,                    

Это мир исполняет свой долг - он зовется Война.         

 

Белый огонь                                 

Песня, угодная небу                         

Пусть будет Война!                          

 

Поколение любви в невеселых бубенцах,

Плыл кораблик по крови в ожидании Конца.

Да на белых островах, скорби подлое лицо -

Оставлял на время прах мертвецов.

 

Снайперски точно нас делит рассвет,

Да готов приговор, да прощения нет,

Да беснуются вербы и чернеет весна -

Это мир исполняет свой долг - он зовется Война!

 

Белый огонь

Песня, угодная небу

Пусть будет война!

Если угодно веселому небу, пусть будет.

 

СУИЦИД

 

Каждый день все дальше, чья-то боль все лучше,         

Новый мир все старше, каждый шаг все пуще      

Вслед земному долу всадник усмехнулся,         

Чтоб дойти до дома, надобно проснуться.        

 

А у малиновой девочки                       

Взгляд откровенный, как сталь клинка...        

Непрерывный суицид у меня,                  

Непрерывный суицид у меня,

Непрерывный суицид.

 

От тяжелой доли холодеют лица,

От земной юдоли до святой водицы,

С мира по идее - мертвому землицы

Молоту Христову не остановиться,

 

А у малиновой девочки

Взгляд откровенный, как сталь клинка...

Непрерывный суицид у меня,

Непрерывный суицид у меня,

Непрерывный суицид.

 

Из горящих окон прыгают наружу

Раненые звери с добрыми глазами.

Детвора смеется, в детских лицах ужас -

До смерти смеется, но не умирает.

 

А у малиновой девочки

Взгляд откровенный, как сталь клинка...

Непрерывный суицид у меня,

Непрерывный суицид у меня,

Непрерывный суицид.

 

РОДИНА СМЕРТЬ

 

Кто быстрее - тот и прав,

Кто чернее - тот и жив,

Кто остался - тот и свят -

Неужели так и надо, так и будем жить?

 

Бесполезно, как любить и не делать боль,

Безнадежно, как пытаться не делать зла,

Вспоминая постепенно себя во сне,

Пробуждая в воспоминаньях...

 

Смерть - много места для тех, кто мёртв,

Смерть - много места для тех, кто жив.

Это место встречи тех, кто бродил

Босиком по алмазной ржи.

Это Родина смерть,

Родина Смерть.

 

Что не до смерти - то ложь,

Кто не знает - будет жив,

Кто узнает - в спину нож,

Неужели так и надо, так и будем жить?

 

Бесполезно, как любить и не делать боль,

Безнадежно, как пытаться не делать зла,

Вспоминая постепенно себя во сне,

Пробуждая в воспоминаньях...

 

Смерть - много места для тех, кто мёртв,

Смерть - много места для тех, кто жив.

Это место встречи тех, кто бродил босиком по алмазной ржи.

Это место встречи тех, кто бродил босиком по алмазной ржи,

Это Родина смерть.

Родина Смерть.

Смерть.

 

КРАСНЫЙ СМЕХ

 

Покидая свое тело, как пожарище в смертном бою,           

Как тональность, настигая уходящую веру свою,             

Покрывая площадями одинокую гордость в гранит,            

Разворачивая знамя неприступных сердец и границ.          

 

Цивилизация построила июль, на жёлтых пальцах чёрная смола,    

И близко осень, и на асфальте мёртвая пчела...            

И металлически не плачет дом, хотя в нем вешаются столько лет, 

Непобедимо сострадают все, и продолжает падать чёрный снег.    

 

Жалко первого слова, жалко плачущих глаз,

Жалко снова и снова, жалко слова "приказ",

Жалко в ядерном небе потайную звезду,

Жалко первого снега, даже если в аду.

 

Красный смех гуляет по стране!

Красный смех гуляет по стране!

 

За снегами, за полями, за грехом беззащитных стихов,

За алмазными воротами безумных идей и штыков.

За немыми площадями всех бойцов за нетленную плоть,

От нелепого кошмара, от обиды и боли назло -

 

Цивилизация построила июль - на жёлтых пальцах чёрная смола,

И близко осень, и на асфальте мёртвая пчела...

И металлический не плачет дом, хотя в нем вешаются столько лет,

Непобедимо сострадают все, и продолжает падать чёрный снег.

 

Жалко первого слова, жалко плачущих глаз,

Жалко снова и снова, жалко слова "приказ",

Жалко в ядерном небе потайную звезду,

Жалко первого снега, даже если в аду.

 

Красный смех гуляет по стране!

Красный смех гуляет по стране!

 

ВИНА

 

По горам, по полям, по стихам, по морям, по долам, по полям,   

По степи, по сырому ковру ковыля,                      

По степной, невесомой, несбыточной мгле                

Я иду, я живой - я один на Земле.                       

 

Мир веселый и счастливый,      

Мир земной и настоящий,        

Мир нелепый и красивый,        

Теплый, милый и блестящий      

Мир губит вина.                

 

Через дни и века, далеко, далеко, далеко, далеко -

Незнакомый покой за военной рекой.

Тают льдистым стеклом в тишине города,

Как февраль за окном, унося навсегда

 

Мир веселый и счастливый,

Мир земной и настоящий,

Мир нелепый и красивый,

Теплый, милый и блестящий

Мир губит вина.

 

Мы жили, мы жили когда-то,

Мы пели, мы пели: "Надежда".

Но в поле земные закаты

Рождали смертельную нежность -

Мир губит вина.

 

СТАЯ ВОРОНОВ

 

Говорила мне звезда про любовь

Да про острый серп, что сердцу беда,

Да про белый неземной огонек,

Да про выбор мой, что был навсегда.

 

Ох, не виновен я, я участвовал в войне, я был телом для штыка,

О - да не легче мне, если тает в синем небе затаенная река,

Да напомнит мне о снеге из иного далека,

Стая воронов, стая воронов - тучка черная.

Стая воронов, стая воронов - тучка черная.

О - невиновен я, о - да не легче мне.

 

Говорила мне звезда про войну,

Да про черный луч, что сердце кольнет,

Да про бедную родную страну -

Что к победам за ненастьем грядет.

 

О, не виновен я, я участвовал в войне, я был телом для штыка,

Ох, да не легче мне, если тает в синем небе затаенная река,

Да напомнит мне о снеге из иного далека,

Стая воронов, стая воронов - тучка черная.

Стая воронов, стая воронов - тучка черная.

Ох, невиновен я, о - да не легче мне.

 

СЕВЕРНАЯ СТРАНА

 

Детство было, а черт с ним, с детством.

Детство страдало изобилием сладостей.

Реализованным правом каждого -

Прямо из детства в лабиринты заводов.

 

Кубический метр чистого воздуха,

Своеобразная поэзия лозунгов,

Квадратные дюймы общей жилплощади

Плечом к плечу в бесконечную очередь.

 

О, моя Северная страна

моя Северная страна.

 

От болезной слепой убежденности

До иммунитета необходимости

Год за годом вперед, без прошлого,

Утешаясь долгом и ложью.

 

Магический пепел любовного голода,

Зимой - атрофия застывшего города,

Как закоченелые пальцы у горла -

Печальные лица плацкартных вагонов.

 

О, моя Северная страна

моя Северная страна.

 

В этой стране не принято плакать.

Здесь каждый день выпускается столько

Войной закаленного сталепроката,

Что Сталиных хватит надолго.

 

Квадратные дыры тюремных коридоров,

Железные двери военных кордонов,

Кровавая пена столетних раздоров,

Литые круги перекошенных ртов.

 

О, моя Северная страна

моя Северная страна.

 

СПИ ЛЮБИМАЯ

 

Спи, любимая, в сердце голубой тишины,

Возле сломанной дверцы незакрытой страны,

Нарисованной тайно на живом полотне

Позабытом случайно в незапамятном сне.

 

О, светел Бог, ты любимая не плачь,

О, видит Бог, что время встречи нам назначено.

 

Если б снова разлили по земле нас дожди,

Мы б опять позабыли, что сбылось впереди,

Не забудем лишь синие горизонты вдали,

Не забудем в России умереть от любви.

 

О, светел Бог, ты любимая не плачь,

О, видит Бог, что время встречи нам назначено.

 

Ведь видит Бог,

И слышен вздох

И время встречи нам назначено в безумной вышине,

На коронованном ветру

В одной загадочной стране,

В высоком Господа миру.

 

ОСЕННИЙ ДРАЙВ

 

Темнеет в семь - в воздухе дым,

Жизнь становится точной как страсть.

Глубоководные ночи, прозрачные дни -

Как пружину тебя распрямляет холодный осенний драйв.

 

Darling, я не был дома ровно девять с половиной недель,

Darling, я не забыл щемящий запах твоих волос.

Я уж не верил, что снова усну среди твоих блестящих огней,

Милый берег родного дома.

 

Жизнь становится новой как власть,

Мы выживаем, мы не верим, мы ведем непрерывный бой.

Ты помнишь, darling, нам весело было знать,

Что есть сотни тысяч людей, у коих сотни тысяч причин,

Чтоб быть недовольным тобой.

 

Darling, я не был дома ровно девять с половиной недель,

Darling, я не забыл цветущий запах твоих волос.

Я уж не верил, что снова усну среди твоих блестящих огней,

Милый берег родного дома.

 

ВЕРА

 

Ярко вишневый зной,

Звезды в бедствии,

Над голубой Москвой

Бредит детством,

Страхом пустых углов

В домах старинных,

Да кашлем сухих стволов -

В живую спину.

 

Из потайных высот

Смердящим, грозящим клином

Дробясь, полетит в песок -

И дрожь по спинам,

Да с воем из черных дыр,

По всей планете,

Остатки былой звезды

Разносит ветер.

 

Встань заколдованный, встань заколдованный воин - затаенный огонь,

Взгляд твой закованный в вечную тайну - и белый поднебесный огонь.

Из чистого зарева нежного пламени Божьей веры,

Взгляд белокаменный - все, что осталось от веры.

От Веры.

 

Вера была жива,

Умна, красива,

А, значит, пришлось узнать

Ей насилие.

Долог был крестный ход

По подвалам,

Где ждут, что когда придет

К ним усталым.

 

Вера течет рекой

По скользким камням,

Сухой ледяной рукой -

По твердым ставням,

В мечтах пожилой любви -

Живым скелетом

Да страхом живой крови

И пистолета.

 

Встань заколдованный, встань заколдованный воин - затаенный огонь,

Взгляд твой закованный в вечную тайну - и белый затаенный огонь.

Из чистого зарева нежного пламени Божьей веры,

Взгляд белокаменный - все, что осталось от веры.

От Веры.

 

В ОКТЯБРЕ

 

В октябре на заре тишину, как струну

Режет острый клинок в небесах сонных

Словно плач всех живых белых душ белый вихрь

Пролетал в вышине и пронзил Солнце.

 

Что им плач, что им смерть, что им мрак, что им твердь -

Только жар белых крыльев кипит в звездах.

Каждый мир, каждый миг разрывает их крик

И живой небосвод кровянит воздух

 

И зовет тот полет на серебряный взлет

Всех, кто голос веселого сердца услышит,

Отвергая мольбу, обгоняя судьбу,

Вырывая из мертвенных тел души.

 

Белым ветром наполнился день,

Белым светом поля замело, замело,

Безмятежно смеялся Октябрь-Соловей

Нам назло.

 

Да, их мало - живых, кто как медленный вихрь

Возвращает сердца одному Богу.

Он сердцами храним, он живой, он любим -

И они не живут на Земле много.

 

Белым ветром наполнился день,

Белым светом поля замело, замело,

Безмятежно смеялся Октябрь-Соловей

Нам назло!

 

ЖАЛОСТЬ

 

Счастье дороже жизни, мысль быстрее сердца,

Сердце важнее смысла, смысл в руках у смерти -

Все это так. Все это здесь. Все это есть,

Но напоследок ты не будь жесток,

Великий Пурпурный Свет,

 

Всех мертвых пожалей, теплый ветер,

Всех гордых пожалей, теплый вечер,

Всех влюбленных пожалей, Свет Предвечный,

А на утро улетай - к Живому Солнцу.

 

Солнце горит, мечтая, небо зовет в дорогу -

Эта святая тайна снится во имя Бога.

Все это так. Все это здесь. Все это есть,

Но напоследок ты не будь жесток,

Великий Пурпурный Свет,

 

Всех мертвых пожалей, теплый ветер,

Всех гордых пожалей, теплый вечер,

Всех влюбленных пожалей, Свет Предвечный,

А на утро улетай - к Живому Солнцу.

 

СМЕРТИ НЕТ

 

Надежда помнит поименно

Всех сердец тревожный ряд -

До тех загадочных времен,

Когда весь мир вернет назад

Струны натянутой закон,

Что зазвенит из-под небес,

И рухнет золоченый трон

Под недоступною страной

Волшебных мест.

 

И голубые небеса

Наполнит вдруг тяжелый вой,

И в ослепительных сердцах

Взойдет испуг, что ты живой,

И Белый Воин на коне

Начнет трубить в победный рог,

Изыдет солнце в вышине,

И темень грянет на порог

И удивит...

 

Магнитофон поет во сне,

И тонкий голос до небес:

"Спаси, Христос, мы на войне,

И здесь идет тотальный бой

Всех против всех..." И смерти нет.

И голубые небеса поют в ответ: "Смерти нет!"

В ослепительных сердцах

Поют живые небеса

Смерти нет.

 

И будет сниться долгий сон

Всем, кто был должен, но не стал.

И грозный миг, и грозный трон

Взойдут на должный пьедестал,

И под железною рукой

Все, кто был в силах, но не смог,

Найдут бессмысленный покой

И беспокойный ветерок -

Лишившись ног.

 

И поименная метель

Пройдет с Востока на Восток,

И жалость будет мукой тем,

Кто оказался одинок,

И будет жаждой зависть к тем,

Кто был на белом корабле,

Что, как сверкающий венок,

Плывет безбрежно по Земле -

К иным жесток.

 

Магнитофон поет во сне,

И тонкий голос до небес:

"Спаси, Христос, мы на войне,

И здесь идет тотальный бой

Всех против всех..." И смерти нет.

И голубые небеса поют в ответ: "Смерти нет!"

В ослепительных сердцах

Поют живые небеса

Смерти нет.

 

СОВЕСТЬ

 

Птица СОВЕСТЬ невидима, как война,

Когда виден лишь взрывов протяжный звон,

Но под взглядами строгими, как любая законная власть,

Поневоле признаешь, что есть она.

 

Заколдованное время, неразгаданная участь -

Тех, кто с совестью расстался, ожидает бесконечность,

Ожидает также тех, кто Птицу СОВЕСТЬ знает в сердце

Утешенье только в том, что ждут нас разные дороги

В Пустоте.

 

По неведомому полю, по изведанному горю,

По невиданным тропинкам, по придуманным картинкам -

В Пустоте.

 

А когда полоснут меня, словно боль,

Крылья Времени, точные, как Рассвет,

Распахнутся, как Мир,

Да как солнечный крест - в вышине над тобой,

И душа запоет: Я ХОЧУ НА СВЕТ,

ОТПУСТИТЕ МЕНЯ, Я ХОЧУ НА СВЕТ!

 

Заколдованное время, неразгаданная участь -

Тех, кто с совестью расстался, ожидает бесконечность,

Ожидает также тех, кто Птицу СОВЕСТЬ знает в сердце

Утешенье только в том, что ждут нас разные дороги

В Пустоте.

 

По неведомому полю, по изведанному горю,

По невиданным тропинкам, по придуманным картинкам -

В Пустоте.

 

По серебряному бору, по бескрайнему простору -

Мимо солнечной погони, словно капля по ладони.

В Пустоте.

 

Мимо берега крутого, мимо города большого,

Мимо солнечного света, мимо цели, мимо крова

Мимо взорванной дубравы, мимо счастья, мимо славы,

Мимо сорванного ветра, мимо обгоревшей ветки.

В Пустоте, в Пустоте...

 

От земли до половицы, от смятенья до страницы,

От страницы до покоя, над туманною рекою,

От страницы до покоя, от загадочного слова...

 

БЕЛЫЙ СВЕТ

 

Ночь прошла, мрак редел. Мир менял кожу.

Как мертвец, за предел я прошел. Что же?

Предо мной в облаках океан Света,

Мимо Бог впопыхах, в тишине ветра,

 

Н увижу ль его? На глазах слезы

Но пароль Он споет: "Полюби грозы!

В них Моя благодать, в них покой силы!

Все могу тебе дать - полюби, милый!"

 

Где увидел ты смерть? Дождь пройдет - снова Свет,

Из Небес по Земле бьют лучи Слова:

"Навсегда станет льдом

Тот, кто сам - лед, тот, кто верил во льды,

Будто бы в этот год не был мир голубым?!"

БЕЛЫЙ СВЕТ! БЕЛЫЙ СВЕТ голубых молний!

Как Слеза, как Ответ - сам собой полный.

 

Официальный сайт ИНСТРУКЦИИ ПО ВЫЖИВАНИЮ

http://www.neumoev.ru/

 

 

 

 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru