Данная статья В. Минина – главы Санкт-Петербургского Православного Опричного  Братства Чёрной Сотни – отражает радикальный православно-монархический взгляд на философию Орденского (иначе – Опричного) Сопротивления. Казалось бы, какое отношение этот небезынтересный материал имеет к Национал-Большевизму – во многом противоречивой и уникальной идеологии органичного «синтеза» правого и левого? Тем не менее, для Движения Национал-Большевиков он представляет немалую ценность, поскольку в нём  довольно успешно (естественно, что с позиций «Православия, Самодержавия и Народности») рассматривается и анализируется идея Русского Ордена – «передового отряда» Русской Консервативной Революции против современного мiра Антихриста.

Русский православный философ И. А. Ильин писал: «Итак, спасение России - в воспитании и укреплении русского национального рыцарства… Рыцарский дух; рыцарская дисциплина; рыцарское единение; рыцарская борьба». Он же совершенно справедливо заметил, что в будущем очагами русской национально-духовной силы станут «патриотически-орденские организации религиозного и светского характера». Нельзя не согласиться с тем, что это утверждение столь же верно и по отношению к истинным, не «подростково-стихийным» и «богемным», Национал-Большевикам – Кшатриям, Труженикам и Зодчим Последней Империи. За кем будущее? За неуравновешенными «оранжевыми» анархо-коммунистами, готовыми, не раздумывая, с «фанатичным блеском» в глазах принести в жертву «мировому Молоху» свою Родину «во имя» деструктивного суррогата, «громко» именуемого «другая Россия», либо за Русским Национальным Рыцарством – суровыми и бесстрашными людьми Духа и Воли, опирающимися на непоколебимые ценности Веры, Чести и Традиции? Погибельному хаосу разрушения и забвения мы противопоставляем сплочённое Воинство Духа, исполняющее Миссию  Удерживающего, Миссию Меча и Молитвы!

«И держа в руце своей десней седьм звезд и из уст Его меч обоюду остр изшестрен исходяй» (Откр. 1, 16)

РЕДАКЦИЯ РАЗДЕЛА «ОРДЕН ЖЕЛЕЗНОЙ КОРОНЫ»

 

Вячеслав МИНИН

 

ИДЕЯ ОРДЕНСКОГО БРАТСТВА

 

Сейчас множатся попытки создания новой русской и, как вариант, российской идеологии. Спектр достаточно широк: от либеральной рыночной модели западного образца до империо-модернизма.

Идет моделирование новых социально-экономических и парарелигиозных мифов. Делается попытка формирования новой буржуазной нации, названной в рабочем порядке "новой русской". Для традиционной духовной культуры реализация этих мифов чревата гибелью.

В работе "Святая Русь в путях России" религиозный философ А. В. Карташев предостерегал: "Не было еще в истории примера, чтобы народ, создавший свою культуру на почве одного вдохновения, одного идеала… переменил этот идеал и начал творить столь же успешную новую тему. Нет. Народы в свою органическую эпоху воплощают свой дух только в одну свойственную им форму и, так сказать, обречены пережить свой исторический век в ней, ее развивая, обогащая, видоизменяя, но не заменяя ее и не изменяя. Измена ей - культурное самоубийство или этническая старость, обесценивание народа".

Приходится признать: истинный русский духовный и национально-государственный идеал не находит отклика в душах подавляющего большинства наших современников. Они его не знают и не желают знать. В чем причина? В чем корни кризиса восприятия священного широкими массами? Количество национально мыслящих людей у нас ничтожно.

Мы уже почти потеряли осмысленную связь между прошлым и будущим некогда Великой России. Мы пугливо отшатываемся от идеи воссоздания Святой Руси! От идеала, стремление к которому и является единственным оправданием нашего национального бытия перед судом истории!

Так возникает первый вопрос: за что зацепиться, где островки твердой почвы посреди этого болота?

Может быть, это политические партии?

Однако они формируются не обязательно из лучших представителей общества. За политическим интересами всегда стоят интересы экономические. Импульсом к созданию партии могут служить кристально чистые идеи, но они закономерно замутняются тем грязным финансовым потоком, в который обязана встраиваться структура. Обязана, чтобы удовлетворять все возрастающие потребности своей верхушки и успешно участвовать в коммерческом предприятии под названием "демократические выборы".

Удивительно ли, что сейчас мы не имеем ни одной серьезной и честной русской партии?

Несмотря на разнообразие вывесок, современный мир партий сводится к балагану марионеток на службе паразитарных финансовых, реже промышленных кругов и группировок. Но даже если бы существовали партии и движения иного рода, они не нашли бы никакого отклика в лишенной исторических корней и зрелой политической воли народной массы. Она реагирует лишь на тех, кто бессовестно сулит золотой дождь материальных благ, льгот и гарантий. Если же заставлять вибрировать не только эти струны, то большинство можно задеть за живое лишь в плоскости страстей и темных глубин подсознательного, объективно лишенных стабильности и созидательной направляющей. Именно на этих струнах играют сегодня фабриканты мифов, демагоги-реформаторы. Однако, потенциал энтузиазма, возбуждаемого таким образом, бесследно и быстро исчезает. Требуется подпитка все новыми мифологемами. Никакое коллективное движение, опирающееся на подобные силы, не способно существовать долго. Не способно, если оно лишено того глубинного изменения, с которым нас связывают священные символы.

Атомизированный человек становится лицом к лицу с новым феноменом - "коллективизацией" посредством машин и, что самое страшное, информационных потоков! Национальное самосознание русских почти полностью вытеснено на периферию их сознания, перегруженного телевизионной псевдоактуальностью. Люди озабоченно переживают (или пережевывают) огромный поток информации, злободневность и истинность которой они не могу знать.

Поток этих, зачастую бессвязных, сведение служит набором условных рефлекторных сигналов. Человека "включают" на страх или негодование, или на гнев, играя на самых сильных и примитивных страстях. Потребителю же информации совершено искренне кажется, что он узнает "новости". Более того, обывателю внушается его сопричастность со всем происходящим. При этом, он не осознает своей прямой подключенности к источнику социокодирования, к системе, где он приравнен к биороботу, к биологическому атому. Потерявший духовную и национальную основу человек представляет собой более чем слабое подобие личности.

Второй вопрос: где должны сосредоточиться аккумуляторы национального самосознания? Где должна формироваться реальная картина мира? Это особенно важно в условиях, когда средства массовой информации становятся филиалами банков, а "аналитические центры" сидят в кармане таких господ, как Дж. Сорос.

Массы нуждаются в личности, способной изменить правила политической игры или отменить эту игру вовсе.

Многое будет зависеть от того, насколько еще не утрачен государственный инстинкт и политическая воля у лучшей части граждан, пребывающих в атомарном, распыленном виде.

Третий вопрос: в какое состояние это движение потенциального цвета нации должно прийти, чтобы выдвинуть национального лидера? Того, кто способен в силу своих индивидуальных качеств донести священные символы (в обычном состоянии общества они мертвы для широких масс) до максимального числа соотечественников.

Мы должны избавиться от иллюзий стихийного почвеннического демократизма и попыток заклинаний "соборности" оживить массы людей. Важнее, чтобы те немногие, кто жив для Русской Идеи, нашли друг друга. В этом взаимном поиске многое будет зависеть от сердечной предрасположенности по отношению друг к другу русских православных христиан, вместе собравшихся для соборной молитвы в храме или в другом достопамятном для каждого русского месте, сообща участвующих в многочисленных патриотических, культурно-просветительских и других общественных мероприятиях. Немало будет зависеть также и от наглядных символов, от того самого первого шага братского общения, когда православный знак на груди или даже простой национальный значок на борту пиджака уже может стать поводом для продуктивного контакта между двумя или несколькими православными славянами. Святой символ способен кристаллизовать отдельные атомы передовой части Русского Народа в новую аристократию для жертвенного служения. Она волевым усилием вернет себе Русский Дом и откроет его всем ищущим. Наше соборное движение будет иметь передовой характер. Предстоит кропотливая "штучная" работа, где каждый новый надежный член братства дороже помпезного многотысячного форума, который кажется грандиозным лишь в момент его проведения. Подход таков: и один в поле воин, если он по-русски скроен.

"Передовой" отряд хранит и идеологически оформляет в соответствии с историческим временем священные основы национального бытия, ценностные и мировоззренческие ориентиры общества, обуславливает идентичность преемственности идеалов и поколений. "Передовой отряд" православного русского народа определяет национально-государственное, культурное и цивилизационное лицо этноса. Он живо связан с самим народом, но не сводим лишь к выражению народной культуры на более интеллектуальном уровне. Передовая часть народа - самогенератор идей, волевой творец культуры.

Увы. Сегодня русский народ не имеет своего передового отряда. Есть замечательные священники. Есть люди-маяки русской культуры, художники, писатели. Есть храбрые русские офицеры. А передового отряда нет. Нет Черной Сотни Русского Народа, той самой, которая молитвенными трудами преп. Сергия Радонежского рождена была в Священной брани на Куликовом поле, той самой, которая под предводительством великих патриотов - Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского - прошла боевым строем от Волги до Москвы, той самой, которая благословленная Св. Иоанном Кронштадским,

добровольно взошла со своим Благоверным Царем-мучеником на вершину Русской Голгофы и, умирая, до последнего осталась верной ему. Это и был во все времена Передовой отряд лучших мужей России.

Задачу воспитания таких личностей поставили перед русским обществом его лучшие представители - философы "серебряного" века. Блестящий мыслитель К. Н. Леонтьев и автор теоретического труда "Монархическая государственность" Л. А. Тихомиров одними из первых сформулировали: необходимо создать духовные ордена.

Тихомиров писал: "Конечно, тут дело касалось не какого-нибудь Иезуитского Ордена, а мысли наши бродили вот над чем. Борьба за наши идеалы встречает организационное противодействие враждебных партий. Мы же являемся разрозненными. Правительственная поддержка скорее вредна, тем более, что власть, как государственная, так и церковная, - не дает свободы действия и навязывает свои казенные рамки, которые сами по себе стесняют всякое личное соображение… Необходимо поэтому образовать особое Общество, которое бы поддерживало людей нашего образа мыслей повсюду - в печати, на службе, в частной деятельности, всюду выдвигая более способных и энергичных. Очень важное и трудное условие составляет то, чтобы Общество было неведомым для противников, а следовательно, ему приходится и вообще быть тайным…"

Действительно, активная борьба против России должна иметь адекватный ответ. Причем ответ в той плоскости, которая недоступна государственным учреждениям, именуемым "спецслужбами". Мы должны повсеместно создавать православные братства по типу и подобию Опричнины, если хотите - Опричнины Царя Небесного. Вот что писал о неиспользованных возможностях в великой битве с подрывными силами один из наиболее ярких представителей русской эмиграции историк Б. Башилов: "В этой борьбе победить должны были представители того лагеря, в ряды которого вольется большинство жертвенно настроенной молодежи… Если бы в исковерканной духовным подражательством Европе России, сторонниками самобытного развития удалось бы создать Орден Борцов за Святую Русь и вовлечь в ряды его большинство политически активной и идеалистически настроенной молодежи.

Этот орден, конечно не должен был бы носить столь высокопарное название, высокопарность вообще не в русском духе, он мог бы носить какое угодно название, но он должен был бы стать подлинным национально-консервативным строем…"

К. Н. Леонтьев в письме И. И. Фуделю также писал: "Знаете что? Я знал одну великую игуменью (из дворян), она два года тому назад (в 1888 году) умерла всего сорока трех лет. Она говорила: "Нам нужны новые монашеские ордена, которые могли бы больше влиять в мире"". Русский философ И. А. Ильин делал вывод: "Итак, спасение России - в воспитании и укреплении русского национального рыцарства… Рыцарский дух; рыцарская дисциплина; рыцарское единение; рыцарская борьба". Он же писал, что очагами русской национально-духовной силы станут в будущем "патриотически-орденские организации религиозного и светского характера".

Итак, передовая часть народа будет формироваться в орденских организациях, православных братствах. Безусловно, они смогут возникнуть и в среде еще хаотического казачества, в рядах русской армии, веками воспитывающей рыцарей воли и духа в любых условиях, при любых режимах власти. Ильин считал, что спасителями России, носителями ее древнеправославного духа станут монах и воин, люди духа и воли. Россия более двух третей своей истории провела в войнах. Глубинное подсознание нации, ее архетипы находят выражение в ее символике. От национального герба до детских игр - все проникнуто воинскими знаками. Икона XVI века "Церковь воинствующая", изображающая ангельское воинство в одном строю с православными витязями, являет собой зримое выражение духовной основы бранной жизни русского человека.

Нынешний развал армии, поругание воинской чести, доблести, принесли неожиданные, но закономерные плоды. Молодежь, не желающая идти в армию, охотно пополняет бандитские формирования, где ношение оружия, строгая дисциплина и иерархия являют собой не что иное, как криминальную подмену армейских структур. Эксплуатируя подсознательную тягу к героической жизни, полной воинской атрибутики, группировки усиленно используют и символизм "братских" псевдорелигиозных отношений. Отсюда самоидентификация - братва, братки. Только повышение статуса офицера приведет к оттоку молодежи из криминальных структур, создаст канал притока новых поколений в армию. Без ее возрождения - как великой и

уважаемой - мы не сможем возродить Россию, не сможем воспитать мужчин - мужчин, а не бандитов.

Необходимо новое дворянство. Кровная аристократия в парижах являет, в большинстве своем, жалкое зрелище. На теплых диванах западного комфорта - и телесного, и душевного - из крови испарилось все русское. Покупка дворянских титулов богатеями в России (в частности, Джуной) или выстраивание иерархии в зависимости от толщины кошелька еще более смешны.

Однако становится не до смеха, когда понимаешь, что эта пародийная аристократия может стать опорой еще более пародийному трону. Известные нам силы весьма настойчиво продвигают в цари Гогу Гогенцоллерна или "государя" Николая II, а ведь речь идет о роли "удерживающего" в современном мире! Впрочем, мистическая подоплека и конспирология этих попыток - разговор отдельный.

Как аристократия родилась изначально? Бояре (в бою ярые), например, из лучших дружинников. Дворяне - из лучших служилых людей - опричников, при царском дворе Иоанна Васильевича (Грозного).

Старая аристократия выросла из идеи служения - Богу, Царю, Державе. Точно так же должна сложиться новая аристократия. Одним из инструментов ее создания станут структуры орденского типа.

Более века назад старец Глинской пустыни Порфирий писал: "Со временем падет вера в России. Блеск земной славы ослепит разум, слова истины будут в поношении, но за веру восстанут из народа неизвестные миру и восстановят попранное".

Необходим отбор лучших. Государственные структуры, организованные по прямо обратному принципу, сделать этого не могут. То же самое касается и партий.

Партии, пресмыкаясь перед капиталом, ищут долларов. Орденам не нужны огромные деньги, они не играют по чужим правилам.

Партии жалким образом приманивают в свои ряды. Ордена отбирают лучших, тех, кем движут идеальные мотивации.

Партии участвуют в выборах. Ордена выбирают сами - лидера, способного пропустить священные идеи через себя и оживить их для широких масс.

Партии распадаются и деградируют. Незримые светильники орденов будут разгораться!

В заключение этого разговора мне хотелось бы обратить внимание вот на какое обстоятельство. При организации духовных и общественно-политических структур патриотам России следует обязательно помнить, что здесь нет нужды придумывать и изобретать что-то новое, не имеющее аналогов в тысячелетней истории Святой Руси. В России изначально всегда имелось своё исконное, подлинно русское, национальное, испытанное веками и благословенное многими великими подвижниками и отцами Церкви.

Таковой, к примеру, во все времена являлась Черная Сотня Русского Народа, духовным ядром которой воистину явилась Святая Опричнина благоверного Царя Иоанна IV.

И не нужно смущаться чёрного цвета, который, без сомнения, здесь символизирует Православие, монашество, а, значит, символизирует духовную брань.

 

Источник: «ПРАВОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ»

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru