НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИЗМ МЕРТВ, А МЫ ЕЩЕ НЕТ

Апрель 2006 г.

Национал-большевизм. Что это за понятие и где его истоки? Какой набор идей он подразумевает под собой? Где основные вехи его истории? Есть ли у этой идеологии будущее? Попробуем разобраться.

Начнем с аксиом. Я думаю, все согласятся, что национал-большевизм в России – это политическое выражение философии евразийства. Тот, кто утверждает что-либо другое, либо врет сознательно, либо просто не развит настолько, что не понимает того, о чем судит. Национал-большевизм – это идеология имперского национализма (союз народов под эгидой русской цивилизации). Это роднит национал-большевизм с национал-социализмом, лишенным вульгарной расистской составляющей.

Конечная цель национал-большевизма – создание великой континентальной империи на основе социалистического уклада экономики.

Главный враг национал-большевизма – Запад и его цивилизация: культура, ценности и образ жизни. НБ-идеология – это антизападность – антиглобализм во всём, кроме техники и современного производства (модернизация без вестернизации). Единственный элемент, который существенно отличает данную идеологию от прочих правых партий – это термин «большевизм». Но здесь «большевизм» понимается прежде всего, как метод. То есть приход к власти путём создания разветвленной организации, постепенное овладение сознанием масс и в момент кризиса в стране – захват власти путём революционного переворота.

Вот набор изначальных идеологем, которые не изменишь и не выкинешь, потому что изъятие хотя бы одного фундаментального принципа меняет суть всего. И движение, лишенное какой-либо из этих составляющих, национал-большевизмом назвать никак нельзя.

Парадокс заключается в том, что в России сейчас нет ни одной политической организации, которая воплощала бы в себе эти идеи. Партия Лимонова, которая носит название НБП, кроме наименования, не имеет с данной идеологией ничего общего. И даже более того, всё сильнее впитывает в себя идеи, национал-большевизму противоположные и враждебные.

Хаос идей достиг в партии Лимонова такого масштаба, что даже две первые идеологические «скрипки» организации поют с абсолютно разных тонов. Взгляды Линдермана (Абеля), который является сейчас главным идеологом партии, можно классифицировать, как воинствующий анархизм. То есть – борьба с государством и его институтами под черным флагом инфернального разрушения. «Все, что уродливо и несправедливо в этом обществе, должно сгореть в огне и быть разрушено» - вот философия Абеля в своем крайнем выражении. А поскольку несправедливость в этом мире до конца не истребима, то следует разрушить весь мир.

В такой постановке проблемы само Зло и борьба с ним становятся неотличимы. Подобные взгляды содержат в себе чистое метафизическое отрицание (культ разрушения), оправдываемое борьбою с преходящим злом этого мира.

Данный набор идей роднит филосовско-мировоззренческую «начинку» лимоновской НБП со взглядами на мир некоторых гностических средневековых сект (катаров, богумилов, альбигойцев), которые проповедовали примерно такие же взгляды, но в религиозной оболочке.

Взгляды Лимонова – проще. Сейчас это почти классический либерал-гуманизм, только в экстравагантной культурной оболочке. Если суммировать идеи, которые транслировал Э. Лимонов за последний год в своих публицистических статьях, то получается примерно вторая реинкарнация А. Д Сахарова.

«Необходимо гражданское общество и соблюдение прав человека», «Война в Чечне – это плохо», «Гражданам нужны политические свободы и социальные гарантии» - это примерный идейный набор жиденькой позитивистской социал-демократии.

Столь большая разница в мировоззрении двух лидеров даже наводит на мысль о некоем сговоре, то есть, в данном случае, мы имеем дело действительно с сектантской системой раздвоенного сознания. Взгляды Э. Лимонова представляют собой внешнюю доктрину организации – для формирования в глазах общественности благопристойного имиджа своего течения. Линдерман же озвучивает «внутреннее» учение для адептов и посвященных. Возможно, именно поэтому Лимонов столь часто повторяет, что нацболам его «телеги» читать не надо, они написаны не для них.

Линдерман же всё более и более в своих произведениях тяготеет к некоей религиозности – инфернальной вере, жертвенности, мученичеству. Здесь политическое мировоззрение вытесняется уже чем-то иррациональным, духовидческим. Это тем более любопытно, потому что с точки зрения характеристики личности самого В. Линдермана, он известен более, как человек сугубо практический, деловой – материалист и прагматик.

Но национал-большевизм не мёртв до конца. Его идеи, как когда-то давно, до появления организации с подобным названием, разлиты среди разных политических течений и групп. Например, партия «Родина» по сумме своих взглядов несёт на себе значительный оттенок национал-большевизма.

Сильный национал-большевистский блок есть в КПРФ. Не секрет, что эта организация мало похожа на европейские ком.партии - её идеологию можно классифицировать скорее, не как марксизм, а как некий «советизм» - советский империализм с отдельными вкраплениями великорусского национализма.

Наиболее близко к национал-большевизму и, более того, имеет с ним прямую генеалогическую связь движение А. Г. Дугина «Евразия», и, соответственно его молодежное крыло – ЕСМ. Но здесь есть всё же некоторые видовые отличия - если национал-большевизм есть политическое выражение философии евразийства (подобно тому, как социал-демократия – политическое выражение марксизма), то создание политической организации непосредственно на базе философии несёт в себе определённую слабость. Подобная организация теряет своё отождествление с право-левой системой политических координат, что затрудняет восприятие её идей массовым сознанием.

Обывателю очень сложно отнести организацию с необычным названием и символами к какому-либо политическому флангу и, соответственно, по принципу аналогии, воспринять её идеи.

Проще говоря, национал-большевизм являет собою расшифровку философии евразийства на язык прикладного политического мышления. Без этой расшифровки восприятие данных идей массами на порядок усложняется.

Таким образом, мы стоим перед сложной дилеммой – что делать, если идеология национал-большевизма существует, есть люди, исповедующие её, но организации, в полной мере выражающей эти взгляды – нет. Вывод правильный – воссоздавать её из обломков, фрагментов и осколков, оставшихся после мутации прежнего НБП в сторону, абсолютно противоположную названию.

Внутри организации Лимонова осталось достаточное количество нацболов, которые состоят там лишь по инерции, либо из групповой солидарности, не веря уже в смысл того, что делают. Нужно вернуть им веру!

Национал-большевизм не мертв! Есть кому поднять упавшее знамя. Необходимо искать союзников среди всех политических сил, так или иначе близких по мировоззрению к нашей идеологии, заручаться в их среде поддержкой людей, схоже с нами мыслящих.

Самый сложный вопрос - это отношение к ныне существующей в России власти. Не надо строить иллюзий – поддержки режима не будет. Новое НБП всё равно будет отнесено в категорию профашистских, экстремистских организаций и в той же мере будет подвергаться преследованиям, что и прежнее НБП. На первых порах развития новую организацию вообще не будут отличать от партии Лимонова.

Но нужно изобрести такую тактику существования и развития партии, чтобы распространять свои идеи и развивать структуру организации, избегая прямого и острого конфликта с властью – тихой сапой.

Трава пробивается сквозь асфальт, цепляется за каждую трещину, впадину и рытвину в грубой поверхности, ища везде выбоины с питательным грунтом. С этим лучше всего сравнить тактику новой НБП. Нужно развивать региональную сеть и увеличивать численность отделений, стараться проникать в общественные организации и органы власти с самого низа. В кадровой работе делать ставку на привлечение в партию патриотически настроенных, преимущественно взрослых людей, состоявшихся личностей, которые могут помочь партии своим опытом, возможностями. Порой даже и не афишируя свою связь с НБП.

Основные задачи на первом этапе, когда оформится какая-либо структура новой организации:

1. Увеличение численности организации и развитие её региональной сети,

2. Пропаганда идей в той форме, которая способна привлечь уже взрослых, адекватных людей,

3. Завоевание себе сторонников в среде гос.структур и общественных организаций патриотического толка,

Какова будет методика работы новой партии, понять очень просто – берём организацию Лимонова и делаем всё наоборот. Если там - ориентация на стихийно бунтующую молодежь без каких-либо прочных идей в голове, то здесь – ставка на слой национально мыслящей интеллигенции, желательно состоявшихся личностей (то есть работа, семья и т. д.) Там – безбашенный вождизм и слепое преклонение перед лидерами, а здесь – коллегиальность, выборность, равенство. Соль лимоновской организации – акции прямого действия – скандальные перфомансы, когда небольшая группа людей (часто жертвуя своей свободой), заставляет напрягаться государственную машину и медиа-эфир. В этом сила, но в то же время и слабость партии Лимонова. Акции дают засветку в СМИ, спонсоров, почти безграничную власть над сотнями душ партийцев. Но это и слабость – ведь именно засчет ориентации организации на постоянное проведение акций партия остаётся малочисленной, преследуется всеми возможными силовыми структурами, имеет пугающую обывателя репутацию и состоит почти исключительно из маргинальной молодежи.

В противовес АПД нужно взять тактику деятельности в массах: делать ставку на участие в народных манифестациях и акциях протеста - для того, чтобы заручиться поддержкой как можно более широкого слоя трудящихся. Отказ от АПД и работа на увеличение численности каждого из отделений облегчит положение и с ментовским прессингом. По опыту работы руководителем отделения могу сделать вывод, что чем меньше людей в «регионалке», тем удобнее органам их контролировать и ставить палки в колеса. Отслеживать организацию, состоящую из 10-15 подростков, очень легко. Когда отделение состоит из 30 человек, задача на порядок усложняется. Организацию в сто человек полностью контролировать «органам» практически невозможно. Особенно если она состоит из уже взрослых людей, которые могут себе позволить нанять адвоката, обладают некоторыми ресурсами, связями и т. д.

Самая главная слабость, можно сказать, «язва» партии Лимонова – это то, что за одиннадцать лет своего существования она так и не смогла опереться на какой-либо социальный слой и являет собою поверхностное, надклассовое объединение небольшой группы протестной интеллигенции и массы маргинальной молодёжи. В пику подобной политике нужно попытаться опереться на какой-либо социальный базис. У партии «Родина» в свое время был хороший лозунг – «Мы движение людей наёмного труда». Но наёмный труд – это чересчур широкое понятие. Новой НБП реальнее будет сузить свой базис, попытаться опереться на людей малооплачиваемого наёмного труда. Это многомиллионная масса – прежде всего бюжетники: врачи, учителя, низы армии и МВД, мелкая бюрократия. Примерно на этом же уровне материального обеспечения находится заводской рабочий класс. Вот тот социальный слой, который готов для восприятия идей национал-большевизма. Потому что именно этот, самый многочисленный класс граждан, сочетает в себе национальное мышление с требованием социальной справедливости – а это и есть национал-большевизм.

Максим Журкин

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru