РАСКОЛ В РЯДАХ НБП

 

Интервью с Максимом Журкиным, председателем Национал-Большевистского Фронта / Москва)


Алексей Стасенко, «Каскад» (газета из Балтимора, США)(
http://www.kackad.com/articl)

Максим Журкин, комиссар НБФ по вопросам идеологии. Состоял в НБП Э. Лимонова с 1998 года. В 2000 году участвовал в акции по захвату собора св. Петра в Риге. Был осужден латвийским судом по статье «терроризм» на 15 лет. Под давлением России был передан для отбывания наказания на родину, где был пересужден со статьи «терроризм» на «хулиганство». В 2003 году вышел на свободу. Сразу же возглавил самарское отделение НБП. В 2005 году был избран в Политсовет НБП. В ходе дальнейшего развития партии выявились непримиримые идеологические расхождения с руководством. Ушел в оппозицию Лимонову, в связи с чем был исключен из НБП.


В 2006 году был одним из инициаторов организации Национал-Большевистского Фронта (НБФ) и его союза с Международным Евразийским Движением.


- На каком этапе возник раскол в рядах НБП? Кто являлся инициатором конфликта? Как реагировал Эдуард Лимонов на существование внутренней оппозиции? Является появление НБФ свидетельством наличия системного кризиса во всем национал-большевистском движении РФ?


Миша КАсьянов и ПЕдичка Лимонов - Тенденции к расколу в НБП впервые остро обнаружились весной 2005 года – после серии статей Лимонова, где он заявил, что целью НБП является борьба за свободы, парламентаризм и права человека, – что фактически дезавуировало национал-большевизм, как идеологию, для НБП. Ведь, собственно, все эти ценности (за которые предлагает бороться Лимонов) являются полной антитезой идеологии национал-большевизма.


Редакция идеологии Э. Лимоновым и его ближайшим окружением шла параллельно с изменением кадрового состава партии – «выживанием» из организации людей более раннего этапа её истории, которые пришли в партию под влиянием прежних лозунгов, и полная подмена идеологии для них была неприемлема. Именно эта попытка сменить ядро организации, избавившись от старого состава, и сдетонировала конфликт, вылившийся в раскол.


Во многом кризис НБП закономерен. Идею революционности и культ тоталитаризма можно было совместить лишь в эпоху правления либералов (Ельцина). При Путине же усилились авторитарные тенденции внутри российской власти. Сложился идеологический парадокс: партия, которая призывала к установлению диктатуры, по мере её складывания в стране должна выбрать – либо бороться с ней под лозунгом свободы (и, соответственно, ожидая поддержки Запада) – это означает отказ от идеологии. Либо поддерживать авторитарные тенденции внутри власти – выступать против влияния западных стран, но снять идею революционной борьбы с ныне существующим режимом. Эта дилемма и привела к кризису, следствием которого явился раскол.


- Как НБФ себя позиционирует в среде левых радикалов? Останется ли НБФ маргинальным проектом оппортунистов от национал-большевизма? Можно ли сегодня говорить о конкуренции между НБФ и НБП?


- Для национал-большевизма не принципиально различие «правый» - «левый» в политике. Суть нашей идеологии – противостояние западной цивилизации и, соответственно, как правые, так и левые бывают ориентированы на Запад (европейскую и американскую цивилизацию и культуру), так и против них. Те, кто против – наши союзники. При этом не важно, правые они или левые.


Мы считаем, что НБП Лимонова повернулась лицом к западной цивилизации и её ценностям (демократия, свобода, права человека) и, соответственно, попала для нас в стан врагов. Принципиальный аспект в том, что мы не воспринимаем НБП конкурентами. Это враждебное течение, лишь по недоразумению сохраняющее название «национал-большевистская». Наша победа будет заключаться в том, что Лимонов откажется от названия «национал-большевистская партия» и назовет свое течение по-другому, что положит конец историческому и идеологическому недоразумению, которое представляет из себя НБП сейчас.


- Что может произойти с национал-большевистским движением в случае ухода Эдуарда Лимонова? Кто является наиболее преданным соратником Лимонова?


- Возможный уход Лимонова с политической сцены будет фатален для его последователей. После отказа от идеологии национал-большевизма фигура лидера – это единственное, что скрепляет пестрый состав НБП. Уход его из политики – конец его движения.


Наиболее преданным соратником Лимонова является Владимир Ильич  Линдерман (Абель). Именно он – один из активнейших сторонников отказа НБП от идеологии национал-большевизма, «второй человек в партии, после Лимонова» и главный «дирижер» кадровой политики.


- На митингах «Другой России» Каспаров, Лимонов и Касьянов выдвинули тезис о необходимости консолидации левого и правого крыла оппозиции для борьбы с «антидемократическим» режимом Путина. Не кажется ли вам странным, что демократизация России планируется осуществить силами национал-социалистов и национал-большевиков?


- В России понятие правого и левого смешаны и не выражают ничего. Есть две силы – власть и радикальная оппозиция. Но если в начале власть была прозападной (эпоха Ельцина), а оппозиция – антизападной (евразийской), то сейчас понятия сместились. Власть все более и более входит в конфликт и трения с западными демократиями, а оппозиция же, наоборот, ищет поддержки в Европе и Америке.


- Существует ли вероятность выдвижения г-на Касьянова в качестве единого кандидата от блока объединенной оппозиции на предстоящих президентских выборах? Как вы оцениваете его шансы в борьбе за президентское кресло?


- Касьянов будет выдвигаться в президенты, но не сможет объединить вокруг себя всю оппозицию, а только наименее популярную часть её. Шансы на победу у него невелики.


- На многих сайтах оппозиции баннеры НБП соседствуют с баннерами «Лиги за легализацию марихуаны» и гомосексуальной общины «
GeyRussia». Является ли это совпадением? Что связывает национал-большевизм с гомосексуализмом и легализацией легких наркотиков? Что есть «свобода» для национал-большевика?


- Отказавшись от идеологии национал-большевизма, НБП скатилась фактически на позиции радикального анархизма. Поэтому многие левые движения (в том числе выступающие за свободу секс-меньшинств и легализацию легких наркотиков) стали воспринимать НБП «своими» и более лояльно к ней относиться.


Свобода для национал-большевика – это понятие духовное. В этом мире невозможна ни физическая, ни экономическая, ни политическая свобода. Духовная же свобода резче всего проявляется в условиях абсолютного тоталитаризма. Поэтому тоталитарный строй – наиболее политически подходящая форма для существования национал-большевика.

(На главную страницу)

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru