КСТАТИ, О ФАШИЗМЕ…

Максим Журкин

Понятие фашизма сейчас стало избитым штампом, как обозначение всего негативного в политике. Либеральная оппозиция обвиняет нынешнюю власть в авторитарности и «фашистских» поползновениях (в свертывании демократии). Власть утверждает, что основную опасность для демократии в стране представляет деятельность «фашистских» организаций, рвущихся к власти.

Что же это за «пугало» - фашизм? И почему каждая из сторон старается приклеить к своему политическому противнику этот «ярлычок»?

Изначально фашизм возник в Италии, где его лидер Бенитто Муссолини, после первой мировой войны, стал утверждать, что власть в стране должна принадлежать тем людям, которые защищали её в окопах. Партия Муссолини была построена по военному принципу и проповедовала революцию, т. е. насильственный захват власти и смену господствующего класса.

В культурном плане для фашистов был характерен «вождизм», эстетизация войны, борьбы и власти. Такие элементы, как расизм, антисемитизм были привнесены в фашистское движение позже.

Теперь проанализируем то, как понимают термин «фашизм» разные политические группы, борющиеся сейчас за власть. Здесь встречаются взаимоисключающие понятия. В основном версий две.

Первая – фашизм – это идея расового, национального или религиозного превосходства одной группы людей над другой. И, соответственно, притеснение последней по принципу какого-либо отличия.

Вторая версия, более широкая – фашизмом можно назвать все политические формы анти-демократии в любых проявлениях.

Эти два определения на самом деле сильно не совпадают. Например, некоторые режимы в прошлом или сейчас притеснявшие какие-либо национальные или религиозные меньшинства, являлись по политическому устройству – демократиями (ЮАР, Израиль, Латвия). Авторитарные же режимы, зачастую, не делали различия в религиозной либо национальной принадлежности своих подданных.

Более того, второе определение настолько шире первого, что его практически исключает, потому что в него легко вписываются некоторые движения, считающиеся антифашистскими (например, коммунизм).

Ситуация в наше время усложняется еще и тем, что течения национальные либо религиозные всё сильнее смешиваются с классовыми. Происходит полный переворот в традиционных классовых мирооценках. Если в предыдущие исторические периоды правая консервативная и националистическая идеология была в основном уделом правящих слоев, а левые идеи исповедовали угнетенные классы, то сейчас ситуация изменилась.

Космополитическая элита разных стран всё более оперирует левой фразеологией (права человека, свобода, гуманизм, демократия). Правые же, национал - консервативные идеи, всё больше берутся на вооружение представителями низших слоев общества. Преимущественно в авангарде политики масс выступает мелкая буржуазия – самая политически активная прослойка современного общества. Таким образом, когда власть борется с «фашизмом», партиями и группами фашистского толка, здесь на самом деле сокрыта классовая борьба. Это означает, что правящая элита пытается подавить стремление к власти низших слоёв, в основном беспокойной и активной мелкобуржуазной массы.

Та же, в свою очередь, группируется в централизованные авторитарные организации, которые можно классифицировать, как фашистские, как по первому, так и по второму признаку.

В этой борьбе власть порой использует своего рода организации-дубляжи, той же классовой природы и структуры, что и оппозиционные формирования. Но эти силы выполняют «охранительную» функцию – защита режима снизу в обмен на перспективу получить кусочек власти «за верную службу». По сути, эти структуры являются другой формой - попыткой представителей мелкой буржуазии пробраться поближе к власти.

Наиболее ярким типом организации-«охранителя» является кремлёвское движение «НАШИ». Данная организация декларирует свою антифашистскую сущность, приверженность демократии, но структурирована она, как самое настоящее авторитарная военизированное и вождистское формирование (то есть в версии оппозиции – фашистское).

Наиболее точным слепком оппозиции, рвущейся к власти, является главный враг «Наших» - НБП Лимонова. Данная организация тоже, несмотря на то, что вычистила из своих лозунгов весь национализм, заменив его на либерализм и демократию, тем не менее оставила в наследство от своего «фашистского» прошлого предельно централизованную вождистскую, почти сектантскую структуру. То есть НБП Лимонова является почти полной идейной и структурной копией «Наших», но с другого политического фланга борьбы.

Таким образом, знаменателем будущего политического развития России будет тотальная битва «фашизмов» Ловким манипулятором этого процесса будет космополитическая элита (используя один «фашизм» против другого), заставляя одну мелкую буржуазию дубасить другую в борьбе за власть, которую в конечном итоге не получит ни одна из сторон.

В этом контексте интересно то место, которое могут занять отколовшиеся от Лимонова группы в данном раскладе политических сил. Возвращение к классическому НБП образца 1990-х годов невозможно – сменилась эпоха. Идеи революционности и тоталитарности можно было совместить в одной организации, когда у власти стояли либералы – эпоха Ельцина.

В то время, когда власть начала эволюционировать в сторону авторитаризма, у организации осталось два пути.

Первый – откинуть правую составляющую и стать типично левым, революционным движением (по этому пути пошел Лимонов).

Второй – попытаться найти контакт с властью на основе поддержки её авторитарной и централистской политики, при этом тщательно маскируя свою радикальную антисистемную составляющую (по этому пути пошел Дугин).

Первый вариант требует ликвидации национал-большевизма, как идеологии, что и сделал Лимонов. Второй – его существенной модификации и мимикрии, но при сохранении некоторых основополагающих принципов.

Есть еще и третий, предельно тупиковый путь – превращение будущего НБП в узкое этно - национальное движение, по образцу классических правых партий. В этом случае НБП рискует попасть в наиболее невыгодную и одиозную категорию «фашизма» - по первому признаку, на основе идей расового и национального превосходства. Это означает жесткую оппозицию власти, но без надежды на какой-либо политический успех. Чисто нацистское движение не имеет никаких шансов продвинуться к власти. К тому же это тоже требует отхода от идеологии – точнее, вульгаризации на уровень тривиального узко-этнического национализма.

Какой путь изберет национал-большевизм для своего выживания? Логика событий сама определит формы развития. Новая НБП обречена быть полной антитезой движению Лимонова, от которого она откололась. Однако без существенных модификаций здесь не обойтись. Если НБП Лимонова построена по жесткому вождистскому принципу, то противоположностью ей станет сетевая гибкая децентрализованная структура. Вождизм невозможен хотя бы потому, что среди отколовшихся лидеров нет ни одного, который сильно выделялся бы над остальными масштабом своей личности. Это будет вынужденное равенство.

Если НБП Лимонова занимает жесткую непримиримую позицию по отношению к нынешнему Российскому государству, вплоть до поддержки оранжевой революции и требований независимости Чечне, «Новая НБП» в некоторых вопросах неизбежно будет поддерживать власть. Например, в борьбе с оранжевыми и в курсе на сохранение единства РФ любой ценой, даже путем войны.

Некоторый подвох заключается в том, что если НБП Лимонова вычистила из своего арсенала лозунгов правые и националистические тезисы и заменила их на либерализм и демократию, то по закону противовеса, мы должны будем вернуться к ним до степени крайности.

Резко с этим не соглашусь. Национал-большевизму изначально был чужд расизм и антисемитизм. Главным было противостояние Западу во всех его проявлениях, то есть борьба с враждебной цивилизацией на всех фронтах её проникновения: в политике, экономике, культуре. То есть национал-большевизм можно смело отнести к антидемократическому движению, но никак не к фашистскому, в этническом понимании этого термина.

Ведь конечная цель национал-большевистской революции гораздо глубже, чем может показаться на первый взгляд. Это возвращение мира в эпоху Нового Средневековья - империй цивилизаций, где правит духовно-военная аристократия, существует сословное деление общества, а в центре жизни общества находится тотальная надчеловеческая идеология.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru