ИМПЕРИЯ ЧЕТЫРЕХ СТОРОН СВЕТА

 

       Идеал традиционного общества – империя суши (теллулократия).  Это гигантское континентальное государство, стремящееся в процессе своего максимального расширения включить в орбиту влияния всю известную ему ойкумену. Тоталитарные империи ХХ века – это последние масштабные исторические воплощения подобных типов общества. Но их прототип лежит гораздо глубже – он прослеживается сквозь всю историю, вплоть до древнейших государств Египта, Месопотамии, Китая и Индии.  

       Давно замечено, что у всех империй суши, несмотря на колоссальные различия их культур и исторических путей, есть какие-то схожие фундаментальные черты. Казалось бы, что может быть общего между государствами Шумера и Аккада, средневековой Византией, Советским Союзом и Империей инков в Южной Америке? Тем не менее, связь между ними есть – все это теллулократии (государства суши) по социально-экономической структуре и восточные деспотии по типу политического устройства. Везде внутри данных социумов мы можем наблюдать наличие одного и того же структурного каркаса – из схожих экономических, политических и идеологических принципов, которые неизменно дублируются сквозь эпохи и континенты во всех классических империях. Причем степень выраженности этих принципов может быть разной, но весь их набор неизменно присутствует в любой полноценной теллулократии.

 

       Попробуем вычленить эти фундаментальные принципы.

           I.      Принцип экономико-географический.

Каждая империя имеет экономико-географическое ядро, выступающее в качестве прочного фундамента всего государства. Как правило, оно состоит из какой-либо густонаселенной географической зоны, или синтеза двух зон (лес-степь, предгорья-долины, степь-речная долина). Именно объединение под одной властью этого экономико-географического ядра создает предпосылки для экономического скачка, выливающегося затем во внешнюю экспансию. Но в дальнейшем, в процессе расширения государства, к нему зачастую присоединяются территории, уже экономически и географически к ядру мало привязанные.

  

       II.      Принцип этнический

Империя, как правило – это пестрый конгломерат разных этносов, с абсолютно разным уровнем развития материальной культуры, антропологическим и религиозным разнообразием. Но для неё характерно наличие стержневого государствообразующего этноса, который может существовать в двух видах: как генератор имперской культуры (культурообразующий) или как правящий. Зачастую эти два понятия совпадают, но могут на время и расходиться. Допустим, очень многие империи создавались относительно немногочисленными этносами завоевателей, которые затем постепенно ассимилировались под влиянием культурообразующего этноса.

 

   III.      Принцип административный

Всякое континентальное государство сочетает в себе этническое и географическое разнообразие с тягой к жесткой административной унификации. И, соответственно, ей присуще наличие разветвленного бюрократического аппарата, который стремится расширить своё влияние практически на все сферы жизни общества. Особенно велика в этом процессе роль столицы, которая в любой классической империи выполняет множество ключевых функций – административного и культового центра, транспортного узла. Также каждой имперской столице присущ свой неповторимый культурный стиль, который насаждается затем во всех провинциальных центрах государства. Зачастую все вышеперечисленные функции сосредотачиваются в рамках одного города, но порой функции культового и административного центра могут выполнять два разных города.

 

    IV.      Принцип социально-классовый

Для теллулократии (империи суши) характерна жесткая кастовая либо сословная стратификация общества с военно-бюрократической верхушкой во главе и привилегированным положением жречества.

 

        V.      Принцип имперского масштаба

Это воплощение в жизнь государством имперского типа различных грандиозных проектов – масштабных завоеваний и циклопических строек культового, хозяйственного либо оборонительного назначения (храмов, усыпальниц, дворцов, дорог, каналов, военных укреплений) требующих мобилизации и управления большими массами населения.

 

    VI.      Принцип социализации

Стремление общества подобного типа к огосударствлению экономики и преобладанию коллективных форм собственности над частными. Виды их могут быть разными – государственная, храмовая, общинная, кланово-родовая. В более древних обществах подобного типа само понятие частной собственности было неизвестно.

 

VII.      Принцип идеократии

Стремление в государстве-империи к введению или созданию какого-либо единого общечеловеческого культа либо философии поверх религиозных, этнических и культурных различий своих подданных. А также тенденция к обожествлению правителя данного государства, как главной сакральной фигуры этого культа или философии.

 

У империи суши (теллулократии) есть свой антипод – империя моря (талассократия). Но принципы, заложенные в этот тип государства и их конкретное историческое воплощение – это отдельная тема для исследования. Наша задача – проследить на конкретном историческом примере наличие всех вышеперечисленных признаков в какой-либо классической сухопутной империи. Для этого лучше всего исследовать наиболее ранний исторический пример – империю, сложившуюся в результате социальной эволюции первобытных народов в какой-либо замкнутой географической зоне без культурного влияния других цивилизаций. То есть продукт чистого социального эксперимента – от самых ранних форм классообразования до структуры самого высшего типа  - империи, идеократии и восточной деспотии.

 

 

Существовал ли в истории пример подобного общества, развившегося в полной изоляции от других человеческих культур? Один из ярких примеров – это государство инков Тауантинсуйю   – «империя четырех сторон света», располагавшееся в Южной Америке и погибшее в XVI веке в результате вторжения испанских колонизаторов (конкистадоров). Данная цивилизация вызрела в географической полосе, простирающейся с севера на юг между тихоокеанским побережьем и горным хребтом Анд. Её можно назвать самой развитой из всех архаичных и самой архаичной из всех развитых. Инки  не умели обрабатывать железо, не знали колеса, а из животных приручили только горную ламу. Но это единственная из индейских культур, которая доросла до создания регулярной армии, совершенной административной системы и централизованного управления экономикой.

На примере государства инков мы можем проследить соблюдение всех выше

перечисленных принципов в основе любой имперской государственности, пусть даже самой архаичной.

 

 

I. Принцип экономико-географический.

Климатические районы возникновения перуанской цивилизации индейцев чрезвычайно разнообразны. Это «пуна» - тундро­-степь андских высокогорий и «парама» - альпийские луга, которые, по мере опускания с гор, заменяются плодородными долинами и котловинами. Крупнейшая из этих котловин – долина озера Титикака  - колыбель андской цивилизации. Нижние горные отроги, примыкающие непосредственно к океану, засушливы и пустынны, но в местах, где реки стекают с вершин, образуются благоприятные для жизни оазисы. Именно объединив под единой властью горные долины с прибрежными оазисами инки создали экономическую базу для возникновения империи.

Отличия их государства от древнейших цивилизаций Евразии только в том, что если те представляли собой культурный очаг, окруженный варварской периферией, то в Андах районы развитой цивилизации чередовались с регионами, заселенными племенами, находившимися еще в стадии первобытности.

 

II. Принцип этнический

Инкская цивилизация возникла не на пустом месте. Как любой другой империи, ей предшествовала цепочка более древних культур, достижения которых она позаимствовала (древнейшие культуры уари и тиуанако). Эти протогосударства исчезли из истории вследствие плохо изученных социальных потрясений. Археология фиксирует следы пожаров и разрушений на развалинах многих из их городов.

В целом этническая и культурная карта Южной Америки отличалась всегда крайней пестротой – множеством племён с разнообразием языков и диалектов. Завоеваниям инков предшествовал длительный период войн «всех против всех», когда племена ютились к вершинам гор для удобства обороны и строили укрепленные поселения. В местах селений того периода археологи находят множество свидетельств людоедства. В эти безжалостные времена вожди племен делали себе кубки из человеческих черепов и набивали чучела врагов соломой.  Инки своими завоеваниями прекратили бесконечные кровавые распри, сыграв этим самым крайне положительную роль в истории Южной Америки.

Эпоха завоеваний инков началась с 1438 года – победой над вторгшимся к ним в долину Куско племенным союзом чанка. Враг был отброшен, а затем большей частью истреблен. Закалившись в войне, инки перешли к дальнейшим завоеваниям, но уже не для истребления своего врага, а с целью его подчинения. От грабежа завоеватели постепенно перешли к планомерной эксплуатации покоренных земель.

Таким образом империя, как правило, несет миротворческую функцию, спасая народы и племена от взаимного истребления.

 

III. Принцип административный

Инки, подобно китайцам и жителям других величайших империй, воспринимали своё государство общемировым. Области, не входившие в него, считались лишь временно незавоёванными – куда еще не дотянулась рука империи. Либо это были настолько дикие и непригодные для цивилизации территории (например,амазонская сельва),  что завоевывать их не было никакого смысла.

Идеологическим оправданием мировой экспансии была концепция «четырех суйю» - то есть административного деления мирового государства на области, ориентированные по четырем сторонам света (Тауантинсуйю – «империя четырех сторон света»).

В центре пересечения «суйю» - границ четырех областей – инки возвели ритуальную столицу – Вилькас, которая считалась главным культовым и официальным центром империи, а не город  Куско, выполнявший функции подлинной столицы.

Таким образом, расходящиеся из центра линии (символ абсолютной экспансии) обозначали основную идеологическую доктрину индейской империи. Эта концепция лежала в основе административного деления всего государства.

Инки вошли в историю, как творцы совершенной административно-хозяйственной системы. Апогей её могущества -  правление Великого Инки Уайна Капака, который, в отличие от своего предшественника  Тупака Юпанки – великого завоевателя – был преимущественно талантливым администратором.

Основой инкской провинциальной администрации были «курака» - племенные вожди, которые стали выполнять в империи роль наместников и чиновников. То есть империя в поддержании своей власти на местах сделала свою ставку (как это часто бывает) на родовую аристократию. Сыновей племенных вождей забирали в столицу. Там они проходили обучение, впитывали более развитую имперскую культуру и составляли затем преданный государству класс чиновников.

В управлении же массами инки практиковали жесткий иерархичный принцип на основе десятичной системы. Две самые низшие ступени должностей – управление пятью и десятью домохозяйствами – не были наследственными, их занимали простые общинники.

Сотня («почака»), тысяча («уранга») и десять тысяч домохозяйств («хуну») подчинялись родам местных курака, хотя по воле Инки администратором мог быть и любой выдвиженец.  

Главная административная единица империи – «дамани» (долина) совпадала с природно-ландшафтными границами крупных областей, но обязательно делилась на несколько частей. В каждой число домохозяйств должно было соответствовать (хуну) – десятью тысячам домохозяйств. Деление это соблюдалось даже поверх этнических рубежей местных племен.

 

  IV. Социально-классовый принцип.

Подобно другим империям суши, государство инков было сословным: в нём четко осуществлялось разделение населения на знать и народные массы. Знать делилась на две категории: столичная (инки) и провинциальная (курака). Первая - непосредственно потомки инкского первопредка Манко Капака – составляли элиту империи и получали назначения на высшие посты в администрации и армии. Вторые - потомки покоренных племенных вождей.

Таким образом, правящий класс империи - инки – являлся одновременно и этносом. То есть, подобно другим древним государствам, здесь осуществлялся принцип священной царской крови, когда только принадлежность к правящему роду давала право на высшую власть. Как отличительный знак, инки носили золотые диски в ушах. Сам император – Великий Инка – для населения империи был живым богом. Внутри же своего царского рода он считался лишь первым среди равных и должен был править с учетом мнений и традиций всего рода инков.

Провинциальная знать (курака) – покоряя народы, инки казнили и отстраняли от власти лишь оказывавших им сопротивление вождей. Те же, кто подчинялись им, сохраняли всю полноту власти и, более того, опираясь на протекторат империи, становились менее зависимыми от поддержки своих соплеменников, получали доступ к распространению предметов роскоши – тканей кумби (из шерсти лам), золотых  и бронзовых изделий  - и постепенно превращались в замкнутое сословие имперских чиновников.

Из этой же категории инков и курака складывалась культовая (жреческая) прослойка, которая в империи была очень мощна. Храмовый сектор экономики по масштабам соперничал с государственным. Жрецы зачастую вмешивались в борьбу за власть в государстве, поддерживая того или иного кандидата на престол.

Основная же масса населения страны (крестьяне-общинники разных племен) обязаны были нести многочисленные повинности в пользу государства (Инки), храмов и местной администрации (курака). Специфика эксплуатации империи инков в том, что в пользу государства отчуждался не произведенный продукт, а рабочее время (мита) – что-то вроде барщины. Большую часть времени крестьяне обрабатывали поля, принадлежавшие государству и храму.  Поразительно, но эта система эксплуатации более всего напоминает колхозный строй в СССР.

В Тауантинсуйю было несколько категорий населения, полностью исключенных из общинного сектора – сословия, появившиеся только в империи.

1). Янакона – лично зависимые, но не от государства, а от отдельных знатных родов либо храмов работники (не государственные, а корпоративные «крепостные»). Зачастую эта категория пополнялась за счет военнопленных и мятежников. Женщины в эту категорию (аклья) отбирались из состава общинников для работы в храмовых ткацких мастерских. Хотя положение этого сословия близко к крепостным, многие из янакона продвигались до высших постов в империи или могли стать управляющими мастерских.

2). Камаёк – сословие непосредственно зависимых от государства высококвалифицированных ремесленников, толкователей узелкового письма (кипу), почтовых бегунов (чацки) и других редких специалистов, состоявших на полном государственном довольствии.

3). Митмак – переселенцы. Подобно всем тоталитарным империям, инкам была свойственна политика переселения народов для освоения новых территорий или мятежные племена переводились на новое место жительства. С помощью них  порой организовывали большие государственные хозяйства (некое подобие совхозов). Некоторые крупные и плодородные долины полностью очищались от местного населения и заселялись митмак – для создания крупных государственных хозяйств, выращивающих продовольствие для нужд армии.

 

V. Принцип социализации

Практически все империи древности не знали такого понятия, как частная собственность. Видов собственности могло быть множество – родовая, общинная, храмовая, государственная – но всё это так или иначе было собственностью корпоративной.

У инков было большое разнообразие всех этих видов. Можно выделить наиболее крупные сектора экономики – земля Инки (государственная собственность), земля Солнца (храмовая собственность). Они охватывали 2/3 обрабатываемых земель.

Кроме этого, существовала еще и корпоративная собственность – владения курака (местной знати), и панака (государственные земли, передававшиеся родственникам умершего императора, когда на престол вступал новый).

Выращенный на государственных полях урожай свозился на общественные склады – под контроль гос. чиновников. Данные склады представляли собой, как правило, высокие каменные башни, где, помимо продовольствия, хранилась и ремесленная продукция, взимаемая как оброк, с населения.  Например: ткани, сосуды и другие изделия. Продукция эта распределялась в целях содержания армии, чиновников и мобилизованных на строительные работы крестьян. С этих складов также поддерживались неимущие – вдовы, сироты, инвалиды.  Социальная помощь была нормой в обществе древних индейцев.

Все имущество подлежало строгому учету и контролю с помощью узелкового письма (кипу). Подобное тотальное администрирование экономики парадоксально напоминает социалистические методы хозяйствования, практиковавшиеся много позже в СССР. Схожие структурная направленность экономической деятельности присуща всем древнейшим деспотиям: Египта, Китая, Месопотамии и др.

 

 

Видимо, подобная социально-экономическая система имеет какой-то общий архетип, связанный непосредственно с традиционными культурами и древнейшими формами государства. Таким образом то, что называется социализмом, имеет свой прототип в глубокой древности.

У инков схожи с социалистической практикой были даже обычаи ритуализации труда. В Тауантинсуйю труд был священной обязанностью. Сам император распахивал золотым плугом в полях первую борозду. Коллективные работы государство инков организовывало, как народные праздники (что-то типа субботников) – с ритуальным пением, танцами, пиршеством и угощением в конце работы. Можно с уверенностью утверждать, что эта архаичная культура вовсе не была кровожадным монстром, высасывающим из подданных все соки. Вряд ли это можно назвать гуманизмом, но ни в войне, ни в эксплуатации государство индейцев не было жестоко.

Настоящая империя всегда великодушна.

 

VI. Принцип имперского масштаба.

Система экономики, существовавшая в Тауантинсуйю, позволяла мобилизовать и содержать значительные массы людей – не только для армейской службы, но и для крупного строительства. Подобно всем древним империям, основой этих работ была отнюдь  не эксплуатация рабов, а массовая мобилизация крестьян-общинников. У инков это называлось «мита» - ежегодная обязанность каждой сельской общины выставлять определенное количество людей на государственные работы. В период этих работ труженики находились на государственном довольствии.

Имея большой и постоянный резерв рабочей силы, инки возвели немало циклопических сооружений из обтесанных каменных блоков. Наряду с культовыми объектами (храмы, дворцы) было сооружено немало хозяйственных объектов – совершенные горные дороги, выбитые в ущельях Анд; огромные подвесные мосты над горными реками; громадные склады продовольствия и оборонительные линии против диких племен Амазонки.  Подобные масштабные сооружения общегосударственного значения – один из классических признаков любой имперской государственности.

 

VII. Принцип идеократии.

Источников о религии инков крайне мало. Тут в значительной степени постарались католические миссионеры, истребившие почти все культурное наследие, связанное с язычеством. Но, несмотря на это, попытаемся выяснить, была ли у инков какая-либо тенденция к созданию общеимперского культа, обязательным элементом которого, как правило, является обожествление верховного правителя государства. 

Мы уже отметили, что в создании империи  инков была заложена определенная идеология – «Тауантинсуйю» переводится, как «государство четырех сторон света», то есть «всемирное». Инки целенаправленно строили мировую империю. Подобная тенденция должна была найти свое отражение и в религии.

Пантеон индейцев Анд был примерно таков: Виракоча – бог-творец, Инти - солнце, Ильяпа – гром. Это главные божества инков. У других народов они позаимствовали богов: Почакмак, Кон, Танапа. Их функции во многом совпадали с богами инков. Главное женское божество – Килья (Луна) и множество других богов существовало в пантеоне индейцев Анд.   

В отличае от Виракочи - удаленного и абстрактного творца Вселенной, главным богом инков и, соответственно, стержнем их имперского культа, был Инти – Солнце. Корикампа  (золотой дом) – главный храм – имел  десятки тысяч служителей и крестьян. Род инков считался прямым потомством Солнца, поэтому поклонение Великому Инке  и его предкам стало общегосударственным культом. У знатных родов индейцев есть обычай поклонения предкам, связанный с мумификацией. Инки сделали поклонение своим предкам обязательным для всех жителей всего государства. Мумии умерших императоров выносились во время общегосударственных религиозных процессий, либо следовали в ритуальных носилках вслед за победоносными войсками.  

 

Идеологическое единство империи подчеркивал и ритуал великого  жертвоприношения – капак хуча – проводившийся раз в четыре года. Богам приносили юношей и девушек без физических недостатков. В ходе жертвоприношения в Вилькасе - ритуальной столице инков, обряд происходил у алтарей, расположенных по линиям сэкэ – расходившимся от центра невидимым осям мирового государства.  Этот обряд должен был скреплять империю, связывать её периферию с духовным центром.

Необходимо отметить, что, хотя у инков и были человеческие жертвоприношения, масштаб их был гораздо меньше, чем у ацтеков Северной Америки. Человеческие жертвы в религии инков скорее исключение, чем правило.   

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении можно сделать вывод, что Тауантинсуйю – государство инков - наиболее архаичный, но классический прототип теллулократии – империи суши. Это наиболее чистый, не замутненный внешними влияниями архетип восточной деспотии, идеократии и традиционного общества в частности.  И именно поэтому в данном социуме наиболее резко выделяются все те черты, которые присущи всем классическим империям в истории от начала истории государств до последней величайшей империи суши – СССР.

Все это – многочисленные редакции какого-то общего идеала, который на протяжении веков пытается воплотить в жизнь человечество. Возможно, подобная империя хранит в себе память о каком-то «золотом веке»,  или идеал этот имеет своим истоком потусторонний мир. Но так или иначе, на протяжении всей истории идеи о справедливом государстве, счастливом труде, красивых обрядах и ритуалах, жизни  в гармонии со Вселенной  - все это не раз пыталось возродить человечество, порою утопая в реках  крови.

Этот идеал не умер и сейчас. Подобно Фениксу, он может возрождаться сквозь века, потому что никогда не иссякнет желание человека построить сказочный мир на земле.

Национал-большевизм есть последнее теоретическое воплощение этой мечты. С исчезновением этой идеологии данный идеал может вновь скрыться на века.     

 

Максим Журкин

(На главную страницу)

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru