НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИЗМ КАК ИДЕОЛОГИЗИРОВАННОЕ ЯЗЫЧЕСТВО

Игумен Вениамин (Новик)
  
Источник: http://religion.russ.ru/society/20011019-novik.html


  НБП  Идеи национал-большевизма вроде бы не очень популярны, да и какие идеи у нас вообще популярны? "Дружить" против кого-то? Плохо, в общем, у нас с идеями. Живем, в основном, чувствами. Чувств же в национал-большевизме много, но доминанта проста: "нас - русский народ - сильно обидели, мы должны взять реванш и показать всем им". Западу, конечно. Но всякое действие все же требует теоретического обоснования. Религия для реванша не подходит - там про смирение и вселенскую любовь говорится. А вот большевизм с его вседозволенностью - в самый раз будет. Но все же, несмотря на всю их непопулярность, писания нацбольшевиков (газеты "Лимонка", "Завтра", журнал "Элементы" и др.; в различительные оттенки не вдаюсь) обладают, на мой взгляд, особой опасностью для общественного сознания, т.к. в них открыто проповедуется человеконенавистническая идеология, смакуется и эстетизируется смерть.

В основе политической философии национал-большевизма лежит незатейливая биологическая модель: "есть тело, есть голова, которая должна управлять телом; голова должна быть, вообще-то, умной". Модель эта древняя, языческая, ее даже апостол Павел использует, сравнивая Церковь с организмом (1Кор. 12, 12-27). Вот и все вкратце.

Эта модель экстраполируется на общество, которое тоже рассматривается как большой живой организм. Управлять обществом, конечно, должны умные, духовные, укорененные в родной почве люди (в ведической традиции - брахманы). Очевидно, что эта модель - тоталитарно-патерналистского типа. Это напоминает политический проект Платона (править должны философы).

Но почему-то ни Платон, ни нацболы не задумываются над очень простым технологическим вопросом: с помощью каких политических процедур к власти приходят лучшие? Нацболы такой вопрос вообще не ставят, т.к. они себя возвели в ранг лучших, а остальное для них - дело решимости и политической воли. Для нацболов есть только цель, а средства - несущественны. Опять же в животном мире вожаков никто не выбирает, они сами естественно захватывают власть. Отсюда - органически-патологическая любовь нацболов к физкультуре, оружию, силе. Нацболы должны просто захватить власть, восстановить подлинную социально-духовную иерархию, т.е. совершить "консервативную революцию". Суть ее в том, что "каждый сверчок должен знать свой шесток", иначе говоря сидеть в своем сословии. Сверхзадача - это построение уже не "светлого будущего" коммунизма, а "государства Правды" (почти по Оруэллу). В целом, предлагаемая система напоминает коммунизм с "добавлением" Бога, т.е. псевдотеократию.

Эта простая модель далее расцвечивается "духовностью", борьбой за высокую нравственность, обещанием порядка и даже свободой, которая в этой детерминистской модели и вовсе не при чем. Свобода, как и религия, здесь играет роль лишь "вкусовой добавки" и не более того. Это видно из лютой ненависти нацболизма к либерализму, отстаивающему свободу человеческой личности. Запад с его либерализмом объявляется "царством тьмы". (Кстати говоря, в России начинают появляться книжки в духе холодной войны, в которых Запад объявляется "шайтаном", т.е. политическим сатаной.)

Сходство русских нацболов с германскими нацсоцами очевидно.

  НБП  Интересно отношение нацболизма к религии. Если тут есть какая религия, так это язычество. Но язычество не простое, а с политической доктриной империализма. Это очень характерная черта нацболизма, т.к. дух империи всегда языческий. Нацболы из тактических соображений обычно не выступают открыто против христианства, которое им (с его юродством) как убежденным "силовикам" глубоко чуждо. Ведь христианство на первое место ставит не силу, а правду ("Бог не силе, а в правде" - Ал. Невский).

Особую роль в нацболизме играет "почва", т.е. мифологема Евразии. Здесь сказывается тяга нацболов к Востоку, а точнее говоря: к восточному деспотизму, мистически связанному со статикой континентальной психологии.

Родственные нацболизму идеологии: евразийство, геополитика.

Есть в этих направлениях и мессианское измерение: Дух Евразии (он же - Русский Дух) титанически объявляется "Осью Истории или Духовной осью Земли". Все остальные (неевразийцы, т.е. "западники") хлестко объявляются деградирующими вырожденцами. Реанимируется древняя мифологема противостояния континентов, борьбы "света с тьмою". Всякое западное благополучие объявляется изменой какому-то великому делу.

Данная модель в той же степени неверна, в какой доходчива для обыденного сознания. Основной порок данной модели в том, что одна группа людей (нацболов) должна присвоить себе, по сути дела, божественные функции тотального управления. Слепые рвутся в вожди слепых. (Христианство учит, что все люди частично слепы, т.к. все повреждены первородным грехом.) Много раз в истории это бывало и всегда плохо заканчивалось, но сила всегда ворожит и манит (особенно неискушенную молодежь). Мифологема империи, "легенда о великом инквизиторе" оживает в неискушенных умах, склонных к "органической социологии", вновь и вновь.

Могут спросить: а какая альтернатива нацболизму, что можно ему противопоставить? А именно столь ненавистный нацболизму либерализм! Более того: если воспринимать богоданную людям свободу всерьез, то ничего другого и не остается! Вся суть либерализма, его, так сказать, эзотерика, содержится в нарочито организованной области неопределенности, месте для проявления свободы человека и Бога. Это, прежде всего, - свобода вероисповедания и другие свободы (права человека). Человек свободен, прежде всего, в выборе мировоззрения, в том числе и религии, и в выражении его вовне. Без этой свободы человека вообще нет, а есть или раб или робот. В экономике в этой области действует "невидимая рука рынка" (А. Смит). Но нацболизм не верит в чудо самоорганизации общества, для него зло всегда сильнее добра. В этом главная языческая тайна нацболизма.

Могут спросить: но где гарантия, что человек не злоупотребит свободой? Гарантий таких нет, кроме образа и подобия Бога в человеке. Есть, конечно, опасность морального разложения при соблюдении внешнего порядка, но при либеральном режиме жесткие границы внешней свободе все же поставлены. Первородный грех существует и при либерализме, который ограничивает его проявления, не претендуя, как нацболизм, на его полное искоренение.

Если оценить по любому социально значимому критерию уровень жизни в странах либеральной демократии, то можно увидеть, что если действует промысл Божий, то именно в этих странах (в США, например, празднуют "День благодарения"). Тоталитарные же режимы ведут, в конечном итоге, к еще большему хаосу и тесно с ним связанному террору.

Можно сказать, что либеральная демократия, у которой нет мессианских глобалистских претензий - это политическая синица в руке, которая в любом случае не даст умереть с голоду. Политический же журавль тоталитаризма бывает хорош на короткое время (войны, например), но он может самоубийственно сорваться в штопор в любой момент, увлекая за собой в "котлован" всю страну.

Если использовать биологическую аналогию, то либерально-демократический режим можно уподобить организму, голова которого не претендует на полный контроль над телом и над собой. Здесь методологически оставляется место Богу (благодати), власть которого, как вездесущего, рассредоточивается "по местам". Становится возможным относительное самоуправление. "Но оставляется место и дьяволу", - могут сказать. Да, это так, но опыт показывает, что дьявол - "князь мира сего" - намного больше проявляется в тоталитарных режимах, где обычные грешные люди берут на себя божественные функции.

Имеет нацболизм и свою эзотерику. Это - некрофилия, выраженная на социальном уровне. И. Шафаревич в своей работе "Социализм как явление мировой истории" убедительно показал, что скрытой психологической мотивировкой социализма и коммунизма, делающей эти течения "вкусными" для их сторонников, является любовь к смерти ("Котлован" А. Платонова можно рассматривать как метафору общей могилы). Откуда берется "инстинкт смерти" (З. Фрейд, Э. Фромм), почему он по-разному представлен в массовом сознании, - этого И. Шафаревич не рассматривает. На первом этапе исследования достаточно того, что этот фактор удалось обнаружить.

  НБП  Нацболизм - это предельная форма коммунистической идеологии с соответствующей предельной формой некрофилии. В этом наличии пессимизма хорошо видна языческая природа нацболизма. Ведь известно, что язычество, несмотря на все его дионисийство, глубоко пессимистично. Могут спросить: а как же тяга к физкультуре, характерная для нацболов (как и для нацистов)? Наличие этих двух, казалось бы взаимоисключающих, тенденций действительно непросто. Но оно объясняется предельной формой язычества, которой и является нацболизм. Во-первых, в язычестве очень ценится сила как таковая: "сильный всегда прав, победителей не судят", "есть одно право - право силы". А с другой стороны, язычеству, несмотря на все его дионисийские беснования, как уже говорилось, свойственен глубокий пессимизм. Тяга к физкультуре, таким образом, есть компенсаторная реакция, чтобы совсем не пропасть.

А. Дугин пишет в своем эссе "Смерти звонкая песнь" (газета "Завтра", #32(349), август, 2000): "Мир - это большое пространство умирания... Смерть - архитектор жизни... Смерть смеется, она веселее, чем вы думаете. Ее истинный цвет - желтый, у нее каштановые ногти и большая вилка в сахарном кулачке". Нацболы не случайно совсем не интересуются уровнем благосостояния населения. Ни в одной стране мира коммунизм не привел к благополучию граждан, тем более не приведет к нему нацболизм, но это, как и никакие другие факты, не убеждает нацболов. Они ненавидят любое благополучие, т.к. избрали смерть.

 

Комментарий НБ-Портала: Статья была написана в 2001 году. Современные лимонОВЦЫ преподобному отцу  Вениамину очень даже, наверно, нравятся. Они дохлые   и физкультурой не занимаются, и просто зациклены на льготах, пенсиях и прочей  демагогии для убогих, одним словом, любители социальной халявы, которые в свое время погубили Древний Рим. Недаром Лимонов недавно сказал, что его сторонники – это «радикальные социалисты»:http://grani.ru/Politics/Russia/Parties/m.135614.html , т. е. радикальные халявщики  в духе лозунга незабвенного Полиграф Полиграфыча Шарикова «Все отнять и поделить», тусующиеся с бабками.  Но настоящим национал-большевикам,  адептам Красоты и Силы, не по пути с бабками ни с церковными, ни с зюгановскими. Бабкам мы выдадим льготный проезд на кладбище истории.      

 

 

(Назад) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru