МИФ О НАСЫЩЕНИИ ВСЕХ СТРАЖДУЩИХ СВОБОДНЫМ РЫНКОМ И ЛИБЕРАЛЬНЫЕ СВОБОДЫ

 

 В голову обывателю прочно вбит либеральный миф о свободном рынке, как великом благе. Рынок де стремится  к тому, что бы всех нас рано или поздно насытить и таким образам осчастливить. Вот только государство и власть ему постоянно мешают. Но мы рискнем сказать, что это совсем не так. Отличие  централизованной экономики от рыночной состоит лишь в том, что государство как бы отступает и дает на откуп часть своих властных функций в частные руки.

  И если раньше всем распределением ведали министерства и ведомства, то сейчас эту роль выполняют корпорации. Хотели ли нас осчастливить министерства?

Почему же всех  нас повально должны насытить корпорации? Тем более что все они в отличие от министерств, которые были наши, в основном  иностранные.

 

Вообще мне очень интересно подумать о том,  откуда вообще этот чудо рынок, призванный осчастливить всех голодранцев взялся в  истории? Это совершенно необходимо что бы развеять миф о свободном рынке как явлении демократическом.. Так из истории хорошо известно, что было время когда никакой демократии не было. А рынок был всегда.  И уж не знаю хорошо это или плохо, но нужно без лукавства признать: рынок всегда ориентировался в первую очередь на удовлетворение запросов власть имущих элит. Что же изменилось принципиально с тех пор? Почему так называемый свободный рынок стал явлением более демократичным, ориентированным на массовое потребление?

Тому, что он так альтруистично устроен был изначально? Что ж пойдите на рынок пусть вам что-нибудь подарят или кредит беспроцентный дадут.  Как бы не так. На рынке, насколько я уже знаю, за так ничего не дают. Вся его современная в той или иной мере социальная ориентированность явилась следствием социальных потрясений и борьбы. В том числе социалистических и марксистских идей и уж никак не благодаря благодетелям ростовщикам.

Это единственное что переориентировало спрос и предложение. Так бы и шились роскошные платья королям, царям и их фаворитам, а мы бы сами ткали себе холсты. Ведь рынок удовлетворяет спрос тех, кто платит. Так что сам по себе рынок механизм консервативный и никакого социального развития этот принцип в себе не несет. Рынок по большому счету  антидемократический и антисоциальный механизм. Это скорее механизм подавления   потребностей большинства, чем их удовлетворение.

Наиболее ярко все это наблюдается на примере нашей колониально зависимой экономики.

 

Корпорации стремятся не к насыщению рынка, а к росту своей значимости. Конкуренция в устоявшихся на данный момент условиях сводится к борьбе за право контроля того или иного сектора деятельности.  Даже более того корпорациям ни в коем случае не выгодно насыщение своего сегмента рынка. Лучше взвинчивать цены, постоянно поддерживая неудовлетворенный спрос, и по возможности стремится к элитарности своего товара или услуг. Единственный сдерживающий фактор – социальный протест или вмешательство государства, которому этот протест потом  расхлебывать.

 Но зло этой системы таится  глубже.

В конце концов она не заинтересована в вовлечении в сферу деятельности так называемых лишних людей. Напротив она заинтересована в том, что бы лишние люди всегда были. Это дает возможность перебирать,  особо не церемониться и опять таки раздувать свою значимость. Мы платим хорошие деньги, оворят они и требуют от человека  рабской покорности. Таких как ты за забором тьма, - вот главный довод либеральных благодетелей, освободителей трудового народа.

Верующие в чудеса рынка рвут и мечут, что бы попасть в число избранных. Здесь только проблема. Что бы из обиженных и выброшенных не собралась   критическая масса.

В стране устанавливается определенный баланс корпораций. И этим все определяется. Как бы они ни росли, это будет не рост благосостояния всего народа, а только рост этих корпораций. Для прорыва необходимы новые виды занятости, которые расширяют сферу деятельности и вовлекают в свою орбиту так называемых лишних людей. А это уже  не рынок, а революция в сложившейся рыночной системе.

В принципе конечно нет ничего страшного в том что каждый  болеет за свою корпорацию, но кто-то должен помнить, что по большому счету корпорация у нас одна – Россия. И что это если не государство?

 

Рост предложения на рынке имеет свои ограничения. Связано это с небезграничными возможностями  природы земли. Я думаю проблема не в том что не позволяют производственные мощности корпорациям наращивать объемы производства. Проблема в покупательном спросе. Корпорации заинтересованы, что бы этот спрос был всегда достаточно высок. Все напряжение связано с тем, что массовый спрос приходится сдерживать.

По сути их роль двояка: с одной стороны трубят о том, что из кожи вон лезут, стараются насытить, но с другой за этим мифом стоит сдерживающая, регулирующая роль финансов.

Задача рынка таким образом создать иллюзию роста благосостояния, роста ВВП так что бы обыватель не заподозрил, что его в очередной раз надувают очередным мифом.

Рынок это хорошо замаскированный мифологически дефицит всего желанного.

 И не случайно, что в этой системе продолжают существовать люди, у которых нет самого необходимого. Рынок в этом не заинтересован. Именно этим людям и приходится нести на себе все издержки этого мифа. Это своего рода рыночные гулаговцы. Им говорят, что  вы обездолены потому, что рынок не насытился. У вас нет жилья, потому что на рынке жилья пока дефицит, но он стремительно развивается. Вот разовьется рынок, появится доступное жилье. Полно те, господа! Да никогда не появится доступного рыночного жилья при такой системе. Сколько бы ни строили. Все дело в принадлежности людей к престижным корпорациям. Они то и будут меж собой распределять это жилье. Но заинтересованы ли эти корпорации в вовлечении в свою орбиту остальных? Нет. Ведь тогда они потеряют свою сверх значимость.

 Но и  это еще не все. Существует люди, принадлежащие к той или иной корпорации, но не разделяющие ее успех. Так наши рабочие строители не могут себе позволить приобрести жилье по рыночным ценам. Но это уже мелочи по сравнению с мировой революцией.

Только протестом снизу и железной организующей волей с верху эту порочную схему можно как-то ломать. Только революция, только созидающий новое, а не существующие игроки рынка способны осуществить социальный прорыв.

Но я не вижу возможности осчастливливания людей материальным образом. Что-то здесь явно не так. Видимо вопрос счастья состоит не в безмерном личном обогащении и заражении этим других. Я не отрицаю существование в мире потребления мелочей, которые могут сделать жизнь человека более комфортной и радостной. Но потребление уже настолько развилось, что испытываешь дискомфорт от его обилия с одной стороны и глупости с другой. Вам предлагают кучу всякого повторяющегося дерьма, но не предлагают что-то по настоящему полезное. Вещи обрастают совершенно ненужными функциями, а то чего хочется все равно нет.  Ведь дорогое не всегда есть лучшее.

 

Как ни крути природа настойчиво требует от нас более ярких форм жизни. Здесь же кажется  всем сильным мира сего выгодно зафиксировать ситуацию навечно. Хозяева агентств недвижимости и инвесторы в  строительство заинтересованы в том, что бы население постоянно испытывало дефицит жилья. Поэтому инвестируют в первую очередь в строительство элитного дорогостоящего жилья. Нефтяные и энергетические  компании заинтересованы в росте цен на бензин. И никак не заинтересованы в том, что бы человечеству открылись неисчерпаемые источники энергии. Кто ж из них станет мечтать о своем разорении?

 

Реклама, реклама, реклама… она кровно заинтересована заразить новыми потребностями. Но хочет ли она всех удовлетворить? В этом ее лукавство. Ну  разве что реклама девочек на час. В остальном ее цель закрепить власть житейских проблем над человечеством навечно. Человек  не должен выехать из этого круга. И упаси бог над всем этим бренным миром восторжествовать. Думай только о том, каким тебе порошком лучше стрелять – ой, опечатка – стирать, не забивай себе мозги поиском других смыслов своего существования на земле.

Кадровые агентства. Только очень наивный безработный может надеяться  на то, что они заинтересованы в том, что бы обеспечить его работой. Весь их сакраментальный интерес как и любой меркантильной корпорации в дефиците. Они кровно заинтересованы, что бы вы как можно дольше эту работу искали. Это для вас конечно страшный напряг. Но для руководства корпораций приятная возможность выбирать. По большому счету они заинтересованы в том, что бы вы вообще ничего не стоили. А для этого надо чтобы безработных было как можно больше. Таково требование свободного рынка в области занятости населения.

 

Может вы совсем наивны и верите до сих пор, что Чубайс только и думает о том, как насытить рынок электроэнергией,  и ночами не спит планирует ввести новые мощности, чтоб энергия стала дешевле грибов. Да какой идиот будет  стремится к тому, что б свою значимость в  современном мире обесценить. Разумнее воспользоваться рыночным механизмом и  взвинтив цену ограничить число счастливых обладателей лампочки Ильича. Ведь если поднять цену можно получить прибыль и ничего при этом не делать. Рынок по большому счету это скорее механизм сдерживания непомерных аппетитов толпы, чем их насыщение. Какое-то у вас  товарищ извращенное представление о свободной рыночной экономике, да и о свободе как таковой вообще. Она потому и свободной называется, что вас свободно можно кинуть, оставив за бортом. А ну попробуй  дай всем голодранцам то что имеют избранные? Вы рехнулись что ли? А ну к примеру каждому сделай доступным космический туризм. Рынок не стремится к этому, он просто разделяет людей, что бы одна часть сдерживала другую. И то, что он дразнит нас рекламой это не для того чтобы все купили, а для того чтобы одних  подавить, а других стимулировать.

 Рыночная свобода не означает вашу свободу потреблять, как все  дураки думают. Она  дает свободу лишь тому, кто ваше потребление контролирует. И в зависимости от того, как он вас цепко держит, сам может позволить себе немного оттянуться. Это умение  зажать других, взять в свои цепкие руки функцию распределения называется теперь свободное предпринимательство. Раньше у нас  все выдавали по талонам. Эта система сущий отстой. И мы ей были очень недовольны. Она оказалась неспособна нас всех обуздать. Другое дело, когда этим занимаются в виде личной инициативы. Здесь как бы каждый стремиться контролировать, но в результате конкурентной борьбы побеждают сильнейшие. А именно те, кто способен вас зажать так что бы вы довольствовались немногим и не требовали себе ничего. Наверху этой пирамиды тот, кто вам вообще ничего не дает и лишь питает мифом о  грядущем насыщении вас рынком и немыслимой свободе слова. И если  вы и насыщаетесь хоть как-то, то все это не благодаря власти над вами рынка, а потому, что вы можете взбунтоваться. Только поэтому вы что-то имеете. Рынок развивается в сторону потребления не потому, что в этом заинтересованы его капитаны, а потому, что есть социальный протест и недовольство толпы. А если он как-то развивается без видимых волнений, то это потому, что беспокойным двадцатым веком был достаточно хорошо отработан механизм взаимодействия власти и бизнеса. Власть стала чувствовать все это заранее. Стоит всем начать беспокоится по поводу того, что  чем-то обделены, как власть тут же чего-нибудь для народа придумает. К примеру  мобильный телефон, чтоб вы нажимали кнопочки, игрались, слали смс и писяли в трусы от счастья. А бизнес организует производство по выпуску новых моделей, которые вас увлекут и отвлекут от ненужных мыслей. И так до тех пор, пока вы этим побрякушкам будете рады. Стоит вам прекратить их покупать, как рынок тревожно отреагирует. Народ затаился. Ему надо что-то новое.

Так что только болван может сказать, что благодаря рынку у нас есть все. Только  колоссальные социальные процессы  способствовали росту массового потребления. Сам же по себе рынок явление элитарное. Ему изначально было лучше иметь дело с элитой, а не со всяким сбродом, с которого нечего взять.

 В недостижимом идеале нашего свободного рынка новая концепция о том, что  электричество  для всех - роскошь. Так же как  «доступное» жилье.

И все это его хваленое равновесие спроса и предложения летит к чертовой матери стоит начаться каким-нибудь социальным процессам снизу.

 

И уж вовсе все это никоим образом не отвечает за судьбу единого целого -  жизни нации

 

 

А теперь рассмотрим, как все это работает на глобальном уровне. Это совершенно необходимо для того, что бы тебе дружок не пудрил мозги всяк кому это не лень. А не лень почему-то очень многим.

 И еще для того, что бы ты не выстраивался в длинную очередь желающих лягнуть мертвого льва  и тем самым показать всем, что его власть при жизни была не легитимной и боялись  и слушались его  зря.

 

Теперь я вижу что ты, науськиваемый Лимоновым решил вступить в схватку  с нашей властью,  хотя понятия не имеешь, как все это работает. У тебя кто-то, например Путин  плохой, потому что властный и свободы никому не дает, а кто-то например Касьянов хороший, потому что… даже не знаю почему.  Поэтому после того как мы разобрались что  власть испокон веков и у всех народов по природе одинакова и стремится в соответствии со своим видением  идеала осуществить свое господство и организацию, а следовательно тебе мой юный романтик так или иначе век свободы не видать, рассмотрим способы ее реализации в современном мире.

Ключевым здесь является понятие так называемой свободы слова. А точнее миф.  Свобода слова это наиболее продвинутая часть мифа о свободной рыночной экономике, так сказать  не обывательская, а интеллектуальная часть. На самом деле ни то ни другое в природе не существует. Миф о стремлении рынка к насыщению обывателей придуман для обывателей. А вот миф о свободе слова для интеллигенции, которой приятней получать свои гонорары с осознанием свободы своего слова, хотя в действительности какими бы свободными они себе не представлялись, так или иначе находятся в той или иной системе координат. Журналист  даже спорить с этим не будет. А вот некоторые особо творческие личности, так называемые свободные художники, могут в позу встать и начать вообще для себя какие бы то ни было координаты отрицать. Но  они в своих мыслительных позах   давно на луне, а потому мы их  там и оставим.

 

 Рассмотрим  эти системы координат, если получится. Глобально их сейчас две. Национально ориентированная  на независимый путь развития со своим народом и подчиненная интересам глобальных властных элит. Но глобальность эта относительная. Ведь ни стран ни наций никто не отменял. Так что и они принадлежат все же к какой-то нации. Не нашей конечно же. Тут  речь не идет о том что бы ничему хорошему у других народов не учиться, мол сами у усами, нет речь о том чтобы различать враждебные, направляющие наш народ в ложном направлении идеологии. К числу таковых и относится свобода вообще и  так называемая свобода слова. Свобода разобщающая. Свобода так называемых ярких индивидуальностей, ярких настолько, что на всех остальных они хотели срать с высокой горки

 

Здесь идет водораздел. Свобода как национальное завоевание? Свобода внутренняя? Свобода определять судьбу своей страны или снова свобода эту страну продавать.

В этом вся суть  борьбы. Остальное риторика. Так  например «Другая Россия» за свободу вообще, а значит свободу продаваться.

Причем ведь они никогда вам не скажут: мы за свободу наших продаж. Нет, они в своей борьбе за власть будут вас цинично накачивать имеющимися недостатками существующей системы, будут обличать, говорить всем «правду». Вот ведь сколько всего страшного в свое время они выкопали  про Сталина, про КПСС. До сих пор ищут золото партии правда забывая при этом у себя в карманах поискать. Это они умеют, держи варежку шире и впитывай. У либертенов язык без совести и без костей.

Для победы можно все – такой у них принцип. Они вам и про любовь к России могут теперь такую телегу задвинуть, что куда уж с ними в этом тягаться. Так что даже забывается, как она ими обласкана в свое время была. Просто душа у них не на месте, болит, не может выстрадать, что этот распроклятущий Путин с ней сделал. Нам  тоже чтоб победить надо без ложного романтизма в практических вопросах  пропаганды быть.  Но где-то в глубине души все ж нужно держать, что за победу придется расплачиваться. Не лягут ли все эти игры  тяжким грузом на нашу совесть.  Даже не совесть – это пожалуй для политика слишком сентиментально – а как бы это сказать… ну такое когда впадаешь в зависимость однажды выбранного пути… пойдешь направо, пойдешь налево… так что уже назад не вернешься. Ты во власти избранных тобой сил.  Ну например спрыгнул с небоскреба и полетел, потом даже если передумал тебя неумолимо эта сила несет вниз. Такая вот свобода выбора.

Мне кажется Лимонов шагнул навстречу силам враждебным  будущему России. И как он теперь вырулит? Ну пусть придет к власти со своей революционной риторикой. И что же? Он будет по уши обязан тем, кто его к этой власти привел. Это будет власть не нацболов, а власть Касьяновых, Хакамад, Березовских и их заокеанских покровителей, а это есть не самое блестящее прошлое России, которого мы не хотим.   И если нацболы до сих пор вовсю орут: «Капитализм – дерьмо», то Касьянов навряд так  считает. Конечно бойцы даже в гражданскую по сто раз то к красным то к белым бегали,  людям тяжело сразу во всем разобраться, но что бы Ленин к Колчаку, Колчак  к Ленину это уж слишком. Весь смысл тогда теряется.

 

Борьба освежает, борьба бодрит, но после слишком откровенных высказываний на этот  счет Ленина, Муссолини и Гитлера демократические режимы запада, воспользовавшись  итогами последней мировой войны как бы приватизировали право борьбы и свое видение мира сделали единственно возможным.  Борьбу за власть стали называть  борьбой за свободу слова и демократию.

Работает эта машина сравнительно просто. Чей информационный поток окажется мощнее как  качественно так и  количественно  тот и будет диктовать свою волю. Свобода слова это такой же механизм подавления, как и свобода рынка. В данном случае обилие выброшенной врагом информации угнетает и подавляет мысль, не дает ей возможности сосредоточится на главном и понять суть.  В противоположность например Библии, Корану или другим священным текстам. Основная задача корпорации заведующей производством свободных слов, не насытить нас знанием, а запудрить мозги, что бы мы как можно дольше не могли приблизиться к истине, которая засвидетельствует, что вся эта система сплошное лицемерие.

 

 

 Ведь уже ясно: в своем стремлении к экспансии глобальный рынок не несет  истинно демократических  начал другим народам. Ибо сам по себе рынок стремится к обслуживанию  власть имущих элит. Глобальный рынок стремится через удовлетворение запросов национальных элит (например в Мерседесах - это самый простой пример, для самых неискушенных) их подчинить. И духовно слабые вожди нации неизбежно покупаются, что приводит к предательству своего народа. Глупо уповать на то, что свободу могут даровать. Так же глупо думать, что кто-то заинтересован в развитии этих свобод. Иными словами либеральные ценности, веющие несвежим ветерком с запада это уловка наподобие той, которая действует в игорном бизнесе, когда  стабильно  выигрывает лишь один -  владелец казино, а остальные игроки постольку поскольку.

 И вся борьба за так называемую свободу, которая идет и направляется  из вне, это борьба за наше  рабское, подчиненное положение в мире ценностей.

Если так посмотреть, то идея суверенной демократии не так уж глупа. Глупой ее делает то, что демократия  исходит из Кремля, а должна исходить из глубин народа. Это должна быть внутринациональная  демократия, выражающаяся не в каких-то выборных гонках, а в реальном росте сознания, мобилизации и самоорганизации нации. 

Само же требование свободы в современных условиях необходимо считать полностью спекулятивным. Ведь свобода индивидуума не есть ценность сама в себе. Так больше всего свободы в тайге, куда либералам и следует отправиться. Наверно Сталин это знал. Свобода социальная исходит из новой более высокоорганизованной общности достойных ее людей. В данном случае нашей нации. И требование свободы, если быть честным  следует заменить требованием братства, справедливости и уважения достоинства других людей.

А либеральные свободы пусть Лимонов засунет себе в задницу. Мы ими уже сыты по горло. Когда заговорит нация  языком 17 и 45 года это и будет ее свобода.

 

А теперь подумайте для кого Лимонов, Касьянов  так называемую свободу пекут. Засланный  казачек, как пить дать засланный.  

Обратите внимание, последний с краю это   дедушка - мальчик из «Сказки о потерянном времени».

 

Людвиг

 

 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru