РЕВОЛЮЦИЯ - ЭТО НЕ ПРОСТО

 

В последнее время революционные технологии многим авантюристам кружат головы. Власть в России представляется  им эдаким средневековым замком, который можно взять штурмом. Немаловажное значение в этих построениях занимает пример октября 1917 года. Причем как либералы, считающие большевистскую революцию абсолютным злом, так и псевдореволюционеры типа Лимонова Абеля свято веруют в то, что тогда в октябре был совершен насильственный захват власти, который если постараться можно повторить.  Они хотят высосать революцию из пальца. Революция для них  просто технология.  Увлекательный коммерческий проект.

Что бы как-то развеять иллюзии и прояснить ситуацию сделаем маленький экскурс в нашу историю.

 

Совсем не просто пришли большевики к необходимости вооруженного восстания в октябре 1917 года. Не стоит это дело упрощать.

  Так как в период самодержавия не  только большевики, но и все революционеры мечтали о том, как восстать и скинуть ненавистного царя, призывы к вооруженному восстанию нельзя считать чем-то присущим исключительно якобы экстремистки настроенным большевикам. В этом деле пожалуй эсеры их превзошли намного и на словах и на деле. Следовательно нам интересны обстоятельства, которые подвигли большевиков совершить восстание уже после свержения царя. Так как именно с этим связывают последнее время  с одной стороны все беды, а с другой упования на возможность восстания подобного октябрю 1917, как единственно возможный исход революционной политической истории России.

 

Известно, что в феврале установилось двоевластие Советов и временного правительства. И хотя Советы в большинстве своем изначально поддерживали временное правительство, отношения их были очень сложными и постоянно менялись. Советы отражали настроения масс, в них были представлены все, на тот момент считавшиеся демократическими, массовые партии, в том числе и большевики. Временное же правительство было правительством не менее оторванным от народа, чем царское.  Влияние большевиков в советах вначале было незначительным. Отношение большевиков к советам на разных этапах было разным, лозунг «Вся Власть Советам» поднимался и снимался в зависимости от  политической реальности. Однако в недоверии временному правительству большевики всегда были последовательны. Именно с лозунгом вся власть Советам большевики и Ленин в частности всегда связывали мирное развитие революции.

Здесь интересно проследить, что большевики  прибегли к вооруженному восстанию лишь тогда, когда обрели значительный политический вес в самих Советах и когда восстание было своего рода способом подтвердить  власть, которая и так фактически им принадлежала. Интересен также тот факт, что вооруженное выступление до этого, в июле не было организовано и санкционировано ЦК. А Ленин  ввязавшимся в эту авантюру товарищам сказал: «бить вас всех надо!». Вот тогда действительно была   попытка совершить вооруженный переворот, не имевший на тот момент легитимных оснований. Однако поскольку революционная инициатива тогда всемерно поощрялась, сколько-нибудь серьезных внутрипартийных разборок на этот счет не было.  И это несмотря на последовавшую затем страшную травлю большевиков правительством. Так что Ленину пришлось из законно занимаемого большевиками особняка Кшесинской переселиться в неуютный шалаш в разливе. Где он в то время уже вовсю  прослывший немецким шпионом говорил: «вас может товарищ и арестуют, а меня подвесят»  и «если меня укакошат, я Вас прошу издать мою тетрадку…»

Тогда казалось, что большевики разгромлены и обратно в легальную политику им хода нет. Но правые решили закрепить свой успех и установить военную диктатуру. Здесь они как бы поддались провокации устроенной большевиками и тоже попали в гонимые заговорщики. Все это говорит, насколько тогда были не популярны откровенно силовые методы захвата власти.  Впрочем, они всегда не популярны. Большевики вновь стали укрепляться. И через время снова стала возможна их легальная деятельность. Просто удивительно, но вскоре почти всех участников июньского мятежа освободили из тюрем.

 

 

  Я хочу сказать, что восстание большевиков в октябре  не авантюра и не заговор, а скорее  жесткий, но все-таки легитимный на тот момент ход. Оно лишь зафиксировало момент прихода большевиков к власти. Вопрос о том, что власть от временного правительства должна перейти к советам был предрешен, и спорным было лишь время: до или после съезда советов. Сам факт, что никто это правительство на момент восстания почти не защищал, говорит сам за себя.  Тем самым большевики доказали, что всякий раз, когда они выдвигали лозунг «Вся власть Советам» это было абсолютно обоснованно, что временное правительство из себя  ничего не представляет и не способно ничего решать. То есть властью как таковой не является. Но смогли они это доказать только тогда, когда сами набрали необходимый вес, значительно укрепились в Советах и могли действовать уже самостоятельно.. Отстранив от власти временное правительство они как бы и привели к власти легитимные советы.  Осуществив восстание, большевики скорее отодвинули от реальной власти эсеров, чем временное правительство, которое и так реальной властью в стране уже не обладало. Большевики переиграли эсеров тем, что свергли временное правительство, до съезда Советов, на котором собственно должен был решаться этот вопрос. То есть вопрос о недоверии временному правительству. Просто вопрос о недоверии временному правительству большевики решили на свой страх и риск на два горячих дня раньше, оставив тем самым эсеров  у разбитого корыта. Решись на это эсеры раньше, как им предлагали, у большевиков такой полноты власти в советах не получилось бы. Конечно большевикам достались все лавры. И именно своим обиженным самолюбивым демаршем на съезде эсеры начали гражданскую войну. Но правильно говорят, что история не терпит сослагательных наклонений. Мне кажется, закат партии эсеров был предопределен ее мировоззрением. Что-то было в их сознании не то, что требовалось, что стояло на повестке дня в небесной канцелярии, что неосознанно до конца  витало в  истории. То, что должно было соответствовать и противостоять угрозам современности. Что, родившись потом в противостоянии белого и красного вылилось в величие национал большевиской империи, сломавшей хребет зубастой фашистской Европе. 

 Трудно представить всю сложность того времени. Очевидно, что эсеры вроде более как бы это выразиться законопослушные на самом деле сильно тормозили. Начни большевики дожидаться открытия съезда, который и так раза два под разными предлогами откладывался, где гарантии, что они его вообще  дождутся? И какой тогда был закон? Кто мог сказать, чья власть законна: временного правительства или советов? Естественно  вопрос легитимности решается только в борьбе. Вот и получается, что в июне у большевиков была попытка нелегитимного захвата власти, а в октябре легитимная, то есть весьма успешная.

 

 И что в таких условиях оставалось большевикам  и Ленину делать? Ждать когда Корнилов  их всех подвесит.  Да, большевики безусловно виноваты в том, что победили и удержали власть, в чем впрочем виновны все грешные когда-либо имевшие власть на земле.. но  если говорить  по сути: они лишь до невозможности углубили революционный хаос и затем   его преодолели.

 

 И не правда, что большевики были малочисленной экстремистской партией. Сравнительно малочисленной, профессиональной партия была до февральской революции. Но уже в феврале в Петрограде было около двух тысяч большевиков. К открытию апрельской конференции шестнадцать тысяч, к концу июня тридцать две тысячи плюс шесть тысяч солдат якобы «непартийного» клуба для военнослужащих. Такая динамика. Большевики имели большинство в городском совете, и если б заимели в сельском так и вообще говорить не о чем: они бы без восстания объявили о недоверии временному правительству и сместили его. На решительное вооруженное восстание их вынудили  догматически мыслившие эсеры. Мол, по Марксу мы отсталая страна, надо вначале уступить власть буржуям, а потом лет через сто уже взять самим. Теперь немного странно, что так мыслили те, кто считал и называл себя партией социалистов революционеров. Большевики же, хотя и были подвержены своим идеологическим иллюзиям, исходили из реальной неспособности временного правительства что-либо решать и веры в свое предназначение. Да оно из них просто выпирало. А потому следовали не букве, а духу революционного учения. Вот и взяли  на свой страх и риск ответственность за судьбу России и с честью пронесли.

В общем, товарищи либералы  хватит болтать о легитимности и не легитимности власти.  Это просто глупо. И откуда это слово пошло, кто знает? Я его так понимаю: легитимная это когда ты идешь ее захватывать, а она тебя винтит и больно бьет.  А не легитимная, когда она сама, побросав оружие, от тебя бежит.

Тщательно прописанная в нашем законе статья о насильственном захвате тоже глупость фразеологически несусветная, говорящая о том, что ее сочинял трусливо опасающийся потерять свое насиженное кресло чиновник-либерал, давно по этой причине боящийся выйти из кабинета на улицу. Вдруг его кто-то займет (другой чиновник-либерал). А то бы он знал. Власть как женщина. Ее можно изнасиловать, но нельзя удержать. Да ладно бумага все стерпит. Пиши: власть дана свыше в ощущении страха, ненависти и любви. Теперь логично издать закон разрешающий насильственный захват насильственно навязанной власти.

И когда идешь захватывать власть в России, не скули о том, что она жестокая и злая, как еще один  космополит, гуманист и либерал - Лимонов.

 

Людвиг

 

 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru