НЕ ТАМ ФАШИСТОВ ИЩУТ, ОЙ НЕ ТАМ

 

Мне всегда интересно было, как люди делаются наглыми. Как быстро вчерашний  обиженный может сделаться наглым угнетателем других. Как ловко он в условиях всеобщего гуманизма использует  вчерашние обиды, чтоб утвердить свое господство.

Но в истории все это дело еще более запутано.

 Допустим, что одни давно умершие, притесняли других давно умерших. Но в этом случае должны извиняться лишь умершие перед умершими.  Что  казалось бы  должны те, кто родился много позже всего этого тем, кто родился так же после всего этого. Какое право  у  живущих сейчас  требовать бесконечного возмещения обид от других, потому что их предки что-то не поделили? Ведь время вернуть никак нельзя. Оно идет только вперед. Вот допустим, мне про моего умершего отца скажут: он был такой сякой, сукин сын и начнут каждый день по телевизору рассказывать о его преступлениях и тыкать ими мне в лицо. Тут с точки зрения моего достоинства хамство, попытка меня подавить, унизить, восторжествовать надо мной.  И до тех пор, пока я не осознаю насколько абсурдны эти претензии, подсознательно действуют две реакции: 1 подавленность, 2 агрессия. Потому что давно  ушедшему в мир иной Грозному преступному отцу это все уже до лампочки. Это задевает нас ныне живущих. Нас заставили долго и упорно извинятся  за своих  отцов и дедов! Тем, кто все это придумал наверно кажется, что это нам ничего не стоит. Преступления гитлеризма-сталинизма и тамерланизма - каинизьма – все повесили на нас. Более того, что же вы думаете, они этим  удовлетворились?   Нет, детям тех, чьи родители якобы очень сильно пострадали, этого показалось ничтожно мало. Они возжелали, что бы перед ними извинялись вечно. Им захотелось  это сделать средством своего господства, гарантом своего особого положения. Они как бы наложили на нас груз вечной вины. Что бы я ни сделал, я заранее не прав. Я опущенный. А это уже принимает совсем другой оборот. Это уже не вопрос истории, это уже вопрос спекуляции и вопрос отношений нынешних. Здесь история как бы уже ни при чем, она становится теперь поводом, зацепкой, способом подавить и поиметь. Они не хотят исчерпания  исторических обид. Они кому-то стали приносить выгоды.

 Извините, - искренне проникнувшись,  говорю я, если не прав. И если человек продолжает на меня наезжать и пытается этим воспользоваться, я уже вправе дать отпор. Ведь после моего извинения  и признания своей вины начинается  совсем другая история  наших отношений.

Вы посмотрите, как быстро их охватывает эйфория, как быстро они входят в бандитский кураж! И все им мало, мало моих извинений! Они видите ли были очень обижены. А мы  никем не обижены, а потому должны снять  с себя последнюю рубаху и им отдать. Им нужно, что бы я пред ними теперь лебезил, что бы я был у них в рабстве.

И я вижу, что свое достоинство теперь можно восстановить только силой, только в борьбе. Наглость не имеет каких-то укорененных в психологии того или иного народа корней. К этому беспределу можно подвигнуть любой народ.

 Ничто не послужило более тому, что сейчас называют разжиганием межнациональной розни, чем растянутое во времени признание исторической вины одних народов перед другими.

Ну подумайте сами: кому вы например что-то должны или ваши дети? Я отвечаю только за обиды нанесенные лично мной. В данном же случае обида наносится мне. Как я должен реагировать?  Если я здоровый человек, имеющий понятие о своем достоинстве. Вначале должен сказать: извините, я вам ничего не должен. Должен, -  говорит он мне и приставляет к горлу нож и запускает в эфир бесконечные стенания о  исторической вине, призванные меня подавить. Вот вам и рост нетерпимости русских людей. Совершенно оправданный и справедливый на фоне подавленности и навязанного  комплекса вины, активности и доминирования  других свободных от этой напасти и как бы ни в чем не повиннных наций, не подозревающих о том, что виноваты станут во всем, что творится на этой земле после, а потому активно действующих.

Да много ли вы встречали  людей, которые бы  хоть раз в жизни сказали: извини брат,  я был не прав. Да это признание для многих равносильно смерти. Это все равно, что начать жизнь как бы с нуля. Много таких  встречали? Назовите хоть одного политика?  Или коллегу. Проще как раз найти человека, который молниеносно реагируя ловко переводит  стрелки на самого ближнего  и тем самым отводит от себя обвинения в неправоте и некомпетентности и делает виноватым вместо себя кого-то другого. Не в этом ли умении секрет процветания многих? Процветания являющегося самым страшным преступлением против Духа Святого. Да все из кожи вон лезут что бы наоборот скрыть свои ошибки, предстать безгрешными. Да и глупо от человека таких признаний требовать. Пусть уж так доживет остаток жизни в суровой борьбе за свой имидж, насквозь лживый и пустой. Пусть юлит себе, это его личное дело. Просто такой человек не войдет уже в новое время. А еще видимо нельзя  от человека требовать публичного раскаяния и признания вины потому, что это его может унизить: ведь он мог это уже сделать  в глубине души своей. Как говорится: не судите и не судимы будете. Но  в любом случае  это глубоко личное. Но засуживают, запресовывают человека до такой степени, что совестливый человек становится неприкасаемым. Страшно когда к этому прибегают в тюрьме. Но этим подавлением друг друга кажется занят весь цивилизованный мир.

А потом стоят у него за спиной те, которые только и ждут публичного раскаянья, что бы тут же наброситься на него и растоптать. Что бы занять его место, присвоить его труд. В общем, опасное это дело публичное раскаяние. Не видел я на работе таких дураков, которые бы, например, встали и сказали: я совершил ошибку, снимите с меня премию и понизьте в должности. Это ж какая доверительная  атмосфера в коллективе дружных народов! Да некоторые самонадеянные люди даже не поймут о чем я здесь толкую.

 Короче. Мы русские  пережили что-то страшное: признали вину, признали ошибки. Что же  благородный мир их оценил?  Еще бы. Поимели нас, как только могли. Но это на совести мира. Нам нужно понимать, что мы переосмысляем прошлое не для них, а для себя. Что это наше интимное дело, что это наша  и только наша история. И ни перед кем кроме бога мы не обязаны отчитываться. Нас не покорял никто, что бы диктовать свои условия. Нас всего-навсего предали и продали в рабство наши  умники-вожди, навязав раскаяние в преступлениях, которых русский человек не совершал. И теперь мы можем не оглядываться, не озираться точно вор: что скажет мировое безгрешное сообщество. Хватит заниматься историческим самобичеванием.

Вот сейчас украинские власти заигрывают с крымскими татарами. Куда все это заведет, догадайтесь. И очень глупое здесь у украинской власти положение. Теперь ей признать, что она крымским татарам ничего не должна, значит признать что и Россия ей не должна никакой государственности дарить. А ведь вся идеология государственности у них из обиды на москаля, и сочувствия дяди Сэма. И поддерживай они такие убеждения, крымским татарам самим захочется государства, в котором другие нации будут у них под пятой. Или посмотрите на  проблемы разгоряченного Саакашвили. Наломают они еще дров со своим провинциальным национализмом. Все эти националистические государства сущая чума.

Такое впечатление, что сейчас самое выгодное  предприятие в мире это корчить из себя исторически  обиженного и прибирать потихоньку власть и собственность. Вот тут-то  только до меня и дошла вся глубина народной мудрости: на обиженных воду возят. Да на этих обиженных в пору руду урановую возить, ибо нет в мире больших преступников и проходимцев, разобщающих народы и сеющих вражду меж ними, чем они.

Вопрос стоит так: признать нам в массе своей своих дедов подонками или все же людьми в чем-то ошибавшимися, как все, а в чем-то нет. Конечно нашим врагам хочется что бы мы признали их подонками. Но это равносильно  тому, что признать подонком себя и  тут же удавится. Что мы собственно говоря и делаем  демографически.

 Я думаю, давно уже стоит поставить вопрос оскорбленного достоинства русских людей, затаптывания в грязь его самых благородных порывов. И посмотреть на этот счет наше телевидение и прессу. Ведь все эти стонущие там и скулящие не такие уж и безобидные люди. А вы говорите фашизм, а вы говорите экстремизм. Не там фашистов ищите. Пора освободить русского человека от чувства навязанной ему вины.

Вот и Лимонов уже наизмышлял кучу страшных преступлений Путина. Что каяться не раскаяться русским людям в том, что они такого гадкого президента себе  выбрали. Ведь все мы, не успев оправиться от преступлений Сталина  стали соучастниками новых еще более «страшных» преступлений Путина. Подави, навяжи чувство вины - будешь властвовать – так они понимают свою власть. Где же тут свобода я вас спрашиваю?

Это все Лимонов власть провоцирует на такую политику, что теперь у нас соревнование: кто кому негативный ярлык  фашиста приклеит. Все это уводит нашу борьбу в область как-то коммунальной перебранки: Ты фашист! Сам ты фашист! От фашиста слышу!  Да  не нужен мне для осознания своей правоты образ президента-преступника  перед глазами. Для этого достаточно знать, как все должно быть в идеале. А этого знания Лимонов не способен дать, ибо для него мировоззрение вторично. Не Учитель жизни он, а заговорщик и интриган.   Именно поэтому мы не должны отдавать  на откуп борьбу за социальную справедливость. Здесь нам нельзя спрятавшись в геополитике и академизме быть с властью заодно. Нужно быть живыми.

 

        Людвиг

 

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru