ЭДУАРД ЛИМОНОВ И КОНТР-ИНИЦИАЦИЯ

 

1.

 

Эдуард Лимонов - друг либерализма и гражданского общества, враг русского правительства, желающий гибели "режиму" [1]. Его цель, таким образом, состоит в том, чтобы разрушить само русское государство, - что на сегодняшний день означает национальное самоубийство. Кто же поверит, что он будет спасать Россию с 2-3 тысячами подростков? Представьте себе: 15-летний Сталин - министр внутренних дел, 12-летний Троцкий - верховный главнокомандующий... А ведь Лимонов обо всем этом говорит даже иногда всерьез.

И с самого начала в нем было много по меньшей мере подозрительного. Например, связь с американскими троцкистами: а уж теперь-то мы знаем, _что такое_ американский троцкизм; или нескрываемая зависть к "зубастым" западным демократиям. А как нужно понимать такое: "Он удостоился редчайшей чести, - увидеть нагое, бессмысленное и жестокое, - подлинное лицо жизни, без вуали  иллюзий. И к счастью, не было близких людей рядом с Эдичкой, некому было отвлечь его от лицезрения ужаса. И он влюбился в прекрасное и страшное лицо Медузы..." Судя по мифу о Медузе, взглянувший прямо ей в лицо не "удостаивается чести", а наоборот, обращается в камень (то есть все аспекты его человеческой композиции материализуются и кристаллизуются: это в общих чертах - описание постчеловека). У Персея же хватило ума на глядеть туда, куда не надо глядеть...

Впрочем, конечно, все эти вещи нейтральны сами по себе. Я уже и так рискую, что эти мои рассуждения принимут за начетничество или ресантимент: однако, здесь они приведены не случайно и будут разъяснены ниже.

 

2.

 

Что нам требуется для контр-инициации? - Проведем эксперемент. Возьмем-те какого-нибудь человека, лучше персону публичную, еще лучше - писателя [2] и будем-те говорить о нем повсюду только по принципу: или плохо, или ничего. Сначала ему будет смешно и весело. Потом досадно. С досады он непременно примет вызов. "Да, я такой, плохой, и прочее, - фашист одним словом". Это, само собой, нас не остановит, ведь не для того мы - о, не для того они его демонизировали с самого возвращения в Россию, усердно и прилежно, много лет подряд, - мы должны продолжать: ведь еще чуть-чуть - и начинается самое интересное. На пике "революционности" и нонконформизма, - дествительно жесткого и однозначного, - наприметно(смотря когда и для кого) сквозь личность революционера начинает проявляться вытесненное альтер-эго, стандартная персона, до бесконечности штампуемая на фабриках массового воспитания, - социальное Я возвращается, и на этот раз навсегда.

И вот с этого момента его начинают любить. К нему всерьез и с пониманием относятся. И правильно делают: веди контр-инициация совершилась. Где есть контр-инициация, там нет Революции.

Был отличный писатель. Его американские вещи: "Муссолини и другие фашисты", "Ист-Сайд - Вест-Сайд", "Эдичка", наконец, - едва ли не лучшее из всего, что когда-либо было написано. А что он пишет теперь? - Говно и говно.

Теорию перманентной Революции превратил в идиотскую идею "Второй России": мало нам одной, давайте еще вторую соорудим. Чтоб вообще радостей были полные штаны...

Про демократизм "фашиста" Лимонова уже и говорить не приходится: он просто-таки стал притчей во языцех. Как сегодня рассуждает Лимонов? - "Потравили лучайно- пару заложников (из числа, замечу от себя, столь ненавидимых им обывателей и грибов-овощей)? - Сбросить правительство к чертовой метери!" - "Заменили льготы на скромные денежные выплаты (как и положено в обществе потребления, коего у нас так многие вожделели)? - Долой кровавый режим! Снести под корень средневековое госудаство!" Какой-нибудь шкурник-пенсионер сидит, смотрит, как Лимонов, не жалея себя, защищает его кровные интересы: "Чего этот гражданин так изводится из-за нас? Видать, у него совсем все плохо. Видать, жестоко ударила по нему монетизация..." Вот так и случается инфаркт миакарда... Интересно, сколько таких вот невинных жертв на совести правозащитника-энтузиаста?

 

                                    * * *

 

Можно до бесконечности приводить подобные примеры. Суть одна: Лимонов сегодня вовсе не то, что был раньше. Он изъясняется даже другим языком, а когда обращается к собственным былым заявлениям, - то перетолковывает их по-новому. Это значит, что сам он уже прибывает в ином знаковом пространстве, в иной, если угодно, интеллектуальном пространстве. В пространстве контр-инициации.

 

 

 Андрей Чесменский

 

 

                                 Примечания:

 

   [1]. Но что значит это слово _режим_ в ситуации, когда в стране не существует элит? - Значит, само государство, именно оно стоит за "самодержавным" президентом, что Лимонов, конечно, прекрасно понимает.

 

   [2]. По этому поводу один средневековый инквизитор говаривал: "Дайте мне 2 страницы из одного автора, и я докажу, что он еретик". А лучше не 2 а 200 страниц! А что, если - 20 томов!?!

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru