[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


 

КИШКА ТОНКА

 

Источник: Евразия

 

Столкнувшись с пониманием того, сколь колоссально трудной является задача по противостоянию мировой атлантистской гегемонии, наше руководство малодушно решило, что милость победителя лучше его же немилости

 

На прошедших выходных состоялся официальный визит президента России Дмитрия Медведева в Германию. В ходе поездки российский глава сделал ряд заявлений, не только касающихся перспектив российско-европейского партнёрства, но и раскрывающих – не побоимся этих слов – виды президента на статус России в глобальном международном контексте. Одним из таких заявлений стало подтверждение готовности Москвы присоединиться к экономическим санкциям против Ирана.

Россия отступила со своих позиций по иранскому досье, признав право США и помыкаемого ими ЕС решать, кто является полноправным субъектом отношений, а с кем следует говорить языком кнута и пряника.

«Никто не хочет санкций, в некоторых случаях о них приходится договариваться. Ситуация такова, что практически договоренности об этих санкциях существуют»? – заявил Медведев на пресс-конференции по итогам встречи с канцлером Ангелой Меркель.

Комментируя заявление, Медведев признал, что за последние несколько лет позиции России с западными странами по этому вопросу существенно сблизились. «Я считаю, что это очень важно для будущего международного сообщества, и конечно, для будущих наших отношений с европейскими странами, с другими государствами, с США, Китайской Народной Республикой. Мы решаем очень сложные задачи в рамках "двадцатки", но мы должны быть едины и по другим вопросам, в том числе по таким вопросам, как та или иная ядерная программа, которая вызывает сомнения», - сказал Медведев.

Действительно, о присоединении к антииранской коалиции западные «партнёры» упрашивали Россию давно. И в этом пункте Медведев прилежно и последовательно удерживает контраст в отношении своего предшественника Владимира Путина. Перемена позиции по Ирану как нельзя более показательна с точки зрения уяснения смысла пресловутой «перезагрузки», потеснившей на повестке дня российской внешней политики эпохальную «мюнхенскую речь» Путина.

Следует, однако, уточнить, что именно президент называет важным. Фактически речь идёт о том, что за одним из самых договороспособных соседей России по континенту закрепляется ярлык изгоя. Закрепляется, таким образом, и принципиальный отказ странам-противникам атлантистской стратегической парадигмы внести свой вклад в формирование правил игры на международной арене.

А в чём заключается пресловутое сближение? В том, что Россия отступила со своих позиций по иранскому досье, признав право США и помыкаемого ими ЕС решать, кто является полноправным субъектом отношений, а с кем следует говорить языком кнута и пряника. Пресловутый «голос международной общественности» теперь звучит всё увереннее, оставаясь, по сути, голосом сильного, заставившего вторить слабых.

Именно этот двусмысленный голос рекомендует слушать всем теперь и Медведев. «Нельзя продолжать тиражирование безответственного поведения, надо слушать, что говорят на международной арене», - говорит он, – «надо общаться с партнерами по международному сообществу, и только так можно решить самые сложные задачи».

Расчёт составителя этой речи Медведева понятен. Однако, несмотря на стремление утопить пилюлю в сахаре, горечь её невозможно скрыть от тех, кто мыслит геополитически, ибо по сути своей эти слова сродни декларации о капитуляции.

Не рискуя преувеличить, можно сказать, что с присоединением России и Китая к международным санкциям в отношении Ирана переворачивается страница новейшей истории.

И самое горькое даже не то, что Россия, по сути, сдала на милость победителей в дипломатической войне своего естественного геополитического союзника, страну, дающую пример последовательной континентальной геостратегии на Ближнем востоке. Главная горечь заключается в том, что, отказывая Ирану в возможности свободно позиционировать себя по проблеме атома, она заказывает и себе путь для возможных манёвров в будущем.

Не рискуя преувеличить, можно сказать, что с присоединением России и Китая к международным санкциям в отношении Ирана переворачивается страница новейшей истории: узурпация Соединенными Штатами контролирующих позиций в номинально независимых международных институциях завершена: отныне слияние американоцентричной глобал-колонизации с интерфейсом независимого международного арбитража является полным.

Нетрудно себе представить, как Вашингтону удалось склонить на свою сторону Китай: поступательное углубление обоюдовыгодного экономического сотрудничества сдобрено обещаниями оставить в покое Тайвань и, может быть, даже Тибет и в целом сбить накал риторики по проблеме «китайской демократии», включая сюда вопрос о свободе информации – вспомним скандал с китайским Google, сегодня уже вполне «замятый» - и о правах человека, в частности - несчастных китайских гомосеков.

Но что же Россия? Что такое посулили Москве Соединенные Штаты, что она согласилась-таки перевернуть эту страницу? Может быть, они отказались от размещения стратегического оружия в Восточной Европе? Может, отказались от поддержки сепаратистского подполья и антигосударственных сетей внутри России? Нет – ничего из этого не произошло.

Какие же выводы, в таком случае, мы могли бы сделать из сложившейся ситуации? Вывод единственно тот, что жила суверенитета просто перегорела в российской власти: столкнувшись с пониманием того, сколь колоссально трудной является задача по противостоянию мировой атлантистской гегемонии, наше руководство малодушно решило, что милость победителя лучше его же немилости. А надеяться на милость в отношении себя можно только при условии, что мы станем проводником его же немилости в отношении непокорных.

 

Артём Полетаев

  

От НБ-Портала: А что тут скажешь, с Медведевым все ясно. Верный продолжатель курса Ельцина и Козырева на «интеграцию в мировое сообщество».

 


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100