[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


 ВОЕННОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ И ПОКУШЕНИЯ НА АДОЛЬФА ГИТЛЕРА

Перевод с немецкого А. Игнатьева

    30 января 1933 года президент Пауль фон Гинденбург назначил рейхсканцлером уроженца Австрии Адольфа Гитлера.  Гитлер сформировал «правительство национального единства», которое после долгих лет существования президентских кабинетов Генриха Брюнинга, Франца фон Папена и Шляйхера впервые вновь могло  опираться на парламентское большинство, а именно на большую коалицию НСДАП, ННП  (фон Папен) и НННП (Гугенберг).

    Гитлер постоянно обещал разбить оковы,  наложенные Версальским мирным договором,  к которым также относилось ограничение численности немецкой армии (рейхсвера) 100 тыс. чел. Он уже располагал военизированными  боевыми формированиями  в образе «штурмовых отрядов» (СА) Эрнста Рёма, имевшими в своих рядах миллионы человек, которые, конечно, руководством рейхсвера воспринимались, как конкуренты. В 1934 году Гитлер под давлением различных генералов рейхсвера решил устранить этих конкурентов;  в ходе «Ночи длинных ножей» (30 июня 1934 года) Рём и другие командиры СА были ликвидированы. Рейхсвер был доволен этим и сначала несколько лет сохранял спокойствие.

    В 1935 году Гитлер объявил недействительными условия Версальского договора и начал наращивать численность рейхсвера, что было связано с невиданным прежде повышением по службе для кадровых офицеров, а это у многих из тех, кого это затронуло, вызвало нескрываемые симпатии к Гитлеру и национал-социализму. В противоположность этому, материальное обеспечение вооруженных сил, теперь называемых «вермахтом»,  - несмотря на заверения Гитлера в обратном и пропагандистскую ложь его министра Йозефа Геббельса, постоянно твердившего лозунг «Пушки вместо масла», - оставалось практически на уровне первой мировой войны 1914-1918 гг.; особенно это было справедливо в отношении пехотного вооружения, танков и подводных лодок. Настоящее перевооружение в Германии сначала не проводилось. Лишь после того, как в Испании разразилась гражданская война (1936 - 1939), по крайней мере, немецкие люфтваффе постепенно достигли международного уровня.

    В 1938 году  возникла напряженность между в отношениях Рейхом и Чехословакией, где немецкое (и другие меньшинства) подавлялись, вопреки громогласно провозглашенному в Версале «праву наций на самоопределение». Летом казалось, что вот-вот начнутся военные действия.  Начальник генерального штаба сухопутных сил, генерал-полковник Людвиг Бек верно полагал, что Англия, Франция и Советский Союз (которые уже вели переговоры о союзе) могут использовать возможное вторжение немецких войск в Судетскую  область в качестве предлога для объявления Рейху войны, и что вермахт к такому еще совершенно не готов, в то время как его  противники с 1937 года вооружились до зубов. Так как он не хотел  нести за это ответственность, в августе он ушел со своего поста и  приступил к подготовке государственного переворота, в ходе которого намечалось совершить покушение и «устранить» Гитлера. Бек, видевший себя будущим президентом, поддерживал также контакты с гражданским сопротивлением во главе с Карлом Фридрихом Герделером, которого собирались сделать рейхсканцлером. Вместе с Беком и Герделером начальник  общего управления сухопутных сил генерал Фридрих Ольбрихт разработал «план «Валькирия»», благодаря которому заговорщики хотели совершить переворот и захватить всю полноту власти (этот план строился не исходя из  анализа внутриполитической обстановки или религиозных и моральных  «угрызений совести», но исключительно из внешнеполитических и военных соображений и тревоги за Германию,  поэтому нельзя говорить о предательстве). Бек и Кº также не пытались склонить Гитлера к неверным решениям политического и военного характера и  не выдавали никаких военных планов противнику, как это сделал двуличный руководитель немецкой разведки – абвера, адмирал Вильгельм Канарис, для оправдания деятельности которого  благонамеренные историки не могут найти никаких убедительных патриотических аргументов. После того, как западные державы в конце 1938 года согласились на отторжение Судетской области в соответствии с мюнхенским договором, чтобы выиграть еще больше времени для подготовки к войне, исчезновение очевидной военной опасности парализовало действия Бека и его товарищей по заговору.

    В январе 1939 года британский кабинет на тайном заседании принял решение  при ближайшей благоприятной возможности начать войну против Германии. Эта возможность представилась в сентябре 1939 года, когда немецкие и советские войска вторглись в Польшу, которая после первой мировой войны насильственным путем присоединила себе крупные области, населявшие которые меньшинства (немцы, литовцы, белорусы, украинцы и евреи) жестоко подавлялись. Англия и Франция объявила германскому рейху, но не Советскому Союзу,  войну. После быстрого разгрома Польши (Рейхом и СССР), а также Эстонии, Латвии, Литвы и Финляндии (СССР), когда западные державы так и не смогли решиться на открытие военных действий на западной границе, новая мировая война все еще никак не вырисовывалась со всей неизбежностью, так что действия заговорщиков снова были парализованы. А после военных успехов Гитлера в 1940 году (захват Скандинавии, государств Бенилюкса и Франции) и в 1941 году (захват Балкан, Балтики, запада России и Украины) нечего было и думать о государственном перевороте. С переломом в войне в 1942/1943 гг. (Сталинградская битва, потеря Северной Африки,  Италии) ситуация поменялась. Осенью 1943 года Ольбрихт затребовал для управления сухопутных сил подполковника Клауса  графа Шенка  фон Штауффенберга, который был решительно настроен на то, чтобы в ближайшие месяцы предпринять покушение на Гитлера. Также и генерал-майор Хеннинг фон Тресков ввиду безнадежной военной ситуации, в которой Германия оказалась после успешной высадки союзников во Франции (июнь 1944 года), настаивал на убийстве Гитлера, чтобы показать стране и загранице, «что немецкое движение Сопротивления перед лицом мира и истории отважилось на решительный шаг»  (ввиду всем известного требования союзников о безоговорочной капитуляции Германии, выдвинутого на конференции в Касабланке, это намерение могло показаться достаточно наивным, но еще необязательно преступным).  Чтобы убедить союзников в серьезности своих планов, Ольбрихт и Кº передали британцам список участников заговора (явная выдумка автора статьи – примеч. пер.) (это необязательно следует рассматривать как предательство, но, по крайней мере, как  осудить цели союзников в войне и в особенности Черчилля. Ставя своей целью уничтожить немецкий рейх, Черчилль рассматривал Гитлера как своего самого ценного союзника, ибо существовала опасность того, что англичане расхотят воевать, поэтому он сделал бы все, чтобы при необходимости предупредить Гитлера и выдать ему заговорщиков).

    После того, как несколько попыток потерпели неудачу,  - большей частью, из-за отказа предполагаемых исполнителей, - Штауффенберг, бывший тогда  уже полковником и начальником штаба у также посвященного в планы сопротивления командующего Резервной армией генерал-полковника Фридриха Фромма, взорвал бомбу 20 июля 1944 года в ставке фюрера «Вольфшанце» под Растенбургом (Восточная Пруссия) во время совещания, на котором присутствовал Гитлер. Чтобы все же не подвергать опасности свою ценную жизнь (он был жестоко изувечен на войне), Штауффенберг покинул помещение до того, как взорвалась бомба, и наудачу сообщил другим участникам заговора об успехе покушения.  Когда стало известно, что Гитлер, получив только легкие ранения, выжил, попытка переворота  de facto провалилась. Уже в тот же вечер Фромм предал своих сообщников, приказал их арестовать и расстрелять в ближайшую ночь по приговору военно-полевого суда, чтобы скрыть свое собственное участие. Генералы Бек и Штюльпнагель, которые оказались еще большими неудачниками, чем Штауффенберг, так как даже не смогли успешно совершить самоубийство, также были позже расстреляны. А после того как Черчилль передал Гитлеру список участника заговора, другие заговорщики предстали перед народным судом и получили смертный приговор, среди них Фромм.

    После второй мировой войны заговорщики и участники покушений сначала, и не только в Германии,  а повсюду считались изменившими присяге предателями и преступниками. Но, по прошествии десятилетий точно также скопом из всех них попытались сделать «патриотов» и «героев сопротивления». Дифференцированный подход к отдельным личностям и их мотивам отсутствует и сейчас.


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100