ПАРТИЯ БОГА И ЗАПАД

 

О ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИДЕОЛОГИИ «ХЕЗБОЛЛАХ»

 

Источник: http://www.die-kommenden.net

 

«Аллаху принадлежат воинства небес и земли». (Коран, 48.7)

 

Предисловие.

 

В западных средствах массовой информации «Хезболлах» имеет репутацию террористической организации. Достойно упоминания то, что это обвинение против одной из самых крупных ливанских парламентских партий отметается всеми политическими силами Ливана. Это достаточно смешно, что если те, которые Штауффенберга или убийцу Гейдриха никогда бы не назвали террористами, а назвали бы их борцами сопротивления, приклеивают это слово к движению, которое открыто вело борьбу против чужеземной оккупационной армии.

Хезболлах

Все же следует упомянуть две вещи:

1. Захваты заложников в Бейруте в начале восьмидесятых годов. Мне не стоит касаться этих фактов до мельчайших подробностей и в общем и целом не следует их оправдывать. Гражданская война это грязное дело и, наверно, все стороны творят вещи, которых лучше бы не было.  Но для того, чтобы сейчас записывать «Хезболлах» в террористические организации, это не является важным основанием.

2. Веским обвинением является обвинение в бомбовой атаке на еврейский общинный центр в Аргентине. Однако до сих пор не предоставлено убедительных доказательств этого, и «Хезболлах» эти обвинения всегда решительно отметала. Если бы эти акции были проведены сочувствующими или второстепенными лицами «Хезболлах» - хотя для этого, как сказано, никаких серьезных оснований нет – это было бы плохо, что руководство дало такое задание, чего, я полагаю, исключать нельзя.

Если же этот случай имел место, то я не только это совершенно не принимаю, но это также поставило под вопрос мое представление, которое основывается на том, что «Хезболлах» не является террористической организацией, но религиозным, социальным и национально-освободительным движением, которое отвечает интересам также не-ливанцев и не-шиитов.

 

1.    Угнетатели и угнетенные.

 

«Мы желаем оказать милость тем, которые  были ослаблены на земле, и сделаем их имамами и сделаем наследниками» (28.5).

 

Центральное понятийное различие в мировоззрении «Хезболлах» это различие между угнетателями и угнетенными. Это категорическое разделение восходит, как и большая часть идеологии, к имаму Хомейни и примеру Исламской революции в Иране.

Разделение на угнетателей и угнетенных и солидарность с угнетенными не совпадает ни с разделением на правоверных и неверных, ни с внутриисламским делением на шиитов и суннитов. Все же Ислам для «Хезболлах» является руководством к освобождению, Ислам призывает не только к сокрушению лживых идолов, но также к сокрушению лживых правителей, так как вся власть принадлежит Аллаху, и мирская власть, которую он уступает своим служителям – правоверным, дается исключительно для установления социальной справедливости и защиты правоверных. Шииты, со своей стороны, находятся в специфическом положении «обездоленных» и угнетенных Ислама, так как они боролись с властью  халифов, были угнетаемы и преследуемы лживыми халифами и становились мучениками. Отсюда ударение на упразднение угнетения наполняется религиозным содержанием, но ни в пропаганде, ни на практике «Хезболлах» не сводит все к тому, что лишь шииты неизменно имели бы статус преследуемых, так сказать соответственно были бы вторым «избранным народом», которому все равно как, лишь бы получить прибыль от статуса жертвы (реальность, конечно, совершенно противоположна, им могут приписать, что хотят, для мирового мнения они остаются все равно только террористами и фанатиками). Нет, шииты также могут быть угнетателями и часто оказываются таковыми. Также не- мусульмане могут быть угнетены и «Хезболлах» солидаризируется с ними, например, с Кубой и Никарагуа (сандинистами), которым угрожают США, с ИРА против Англии.

Кто же теперь является угнетателями?

Без всякого сомнения, почти все мусульманские государства управляются угнетателями. Однако «Хезболлах» не призывает к всеобщему восстанию, так как подобное создало лишь хаос, который был бы на пользу угнетателям в мировом масштабе. Вместо этого она призывает их обороняться в мировом масштабе против «высокомерных держав». При этом не играет роли, что иные из малых обладателей власти,  как например, сотрудничающая с «Хезболлах» партия «Баас», ориентированы секуляристски. Вообще «Хезболлах» удивительно терпима в исламском мире удивительно терпима в исламском мире по отношению к секуляристам, пока они не препятствуют практикованию мусульманской религии). Еще менее «Хезболлах» призывала бы ко всеобщему джихаду против христиан и иудеев, как это делала ваххабитская сеть Бен Ладена. Кому выгодно, если целые религии объявляются врагами, независимого от того, стоят ли отдельные их представители на стороне угнетателей или угнетенных?

Только двум архирепрессивным государствам, которые извлекают выгоду от каждого распыления сил в борьбе против местных князьков: США и Израиль. В политической метафизике «Хезболлах» США играют роль «самого греховного» угнетателя, поскольку они являются государством, которое потеряло чувство меры, которое совершает все виды преступлений и отклонений от человеческого предназначения бесчисленными способами. Израиль, «сионистское образование», которое члены «Хезболлах» естественно никоим образом не признают в качестве государства, является «угнетателем угнетателей», как это выражается в типично арабской риторике. При этом они естественно ссылаются на отъем земли и изгнание палестинцев, но также от «Хезболлах» не ускользает то, что сионисты считают весь западный мир инструментом для достижения собственных целей и поэтому они стоят за многими феноменами угнетения или усиливают их.

Центр угнетения лежит, так скажем, непосредственно перед «домашней дверью» «Хезболлах», что не является случайностью, так как «Хезболлах»   возникла и развилась в ходе сопротивления сионистской оккупации Ливана вплоть до своего первого триумфа, когда израильская армия – четвертая по силе армия мира – должна была уйти. С этого дня «Хезболлах» прошла дальнейшие ступени своего развития, которые прослужили проявлением служению цели борьбы с Израилем. Но это также не привело к кампании мести тем христианам, которые поддерживали южноливанскую коллаборационистскую армию, вместо этого проводилась политика объединения Ливана, чтобы обнаружить ливанское общество сильным и неослабленным. Поспешные революционные шаги, детская болезнь исламизма, которые в других странах приводили к хаосу и бедствиям, не в интересах «Хезболлах». Она бескомпромиссно борется против всех, кто  превратил себя в прямых пособников сионизма, прежде всего палестинской администрации, руководимой Арафатом, которая отказалась от цели освобождения всей Палестины и стала составной частью аппарата угнетения.

 

2.    Исламское государство и демократия.

 

Ислам является совершенной жизненной системой охватывающей все стороны жизни.

Отсюда Ислам является также и государственной системой, развитие которой есть религиозный долг. Будучи шиитской организацией, «Хезболлах» все же не имеет перед глазами исторического примера, за исключением нынешней системы Исламской Республики Иран.

Первоочередной целью исламского государства является установление справедливости.

Отсюда происходят два фактора, на которые ограниченные западные аналитики часто в достаточной мере не обращают внимания, но которые становятся ясными из высказываний и прежде всего из деятельности «Хезболлах»:

 

1. Религиозная обязанность не означает, что государство может быть или должно  быть навязано кому-то. Напротив: в религии нет принуждения. Это основополагающее изречение, на которое многие не обращали и не обращают внимание, но которое для шиитов, на протяжении столетий бывших жертвой гонений, носит категорически обязывающий характер. По этой причине исламское государство не может быть учреждено против воли, но только в соответствии с волей населения.

 

2. Исламское государство является лучшей, но не единственной формой справедливости. Имеются также другие формы правления, которые могут признаваться в качестве легитимных, таких, как нынешняя в Ливане, в рамках которой «Хезболлах» действует, чтобы пропагандировать будущую государственную модель.

 

Если целью исламского государства является справедливость из этого не только логически следует, что несправедливое установление не может иметь места, но также, что исламизация ливанского общества не является первоочередной целью, но имеет второстепенное значение по отношению к борьбе с самой большой несправедливостью, воплощенной в существовании сионистского образования. Не живущий по мусульманским правилам ливанец, который посвящает себя борьбе с Израилем, делает больший шаг в направлении установления справедливости, чем посвящающий скурпулезному выполнению предписаний мусульманской набожности шиит, который забывает при этом о борьбе против несправедливости, чинимой сионизмом. Естественно, целью «Хезболлах» недвусмысленно является связать и то, и другое, но «Хезболлах» это религиозная политическая сила, а не религиозная полиция (как в Саудовской Аравии и талибском Афганистане).

Почему с точки зрения сторонников Исламской революции демократия уступает модели исламского государства касательно справедливости?

1. Уже проявление господства большинства подразумевает наличие угнетенного меньшинства. Степень угнетения бывает различной, но все же разделение на угнетателей и угнетенных с неизбежностью присутствует в демократической модели.

         2. Далее, демократические системы имеют тенденцию к тому, что воля большинства в действительности оказывается волей, которой манипулирует меньшинство. Принцип большинства лишь скрывает господство в подавляющем большинстве случаев экономически и социально привилегированной элиты.

3. Демократия игнорирует подрастающее поколение и тем более будущие поколения. Жизнь ценой будущего народа является несправедливостью.

Справедливое управление не может осуществляться именем народа – позади него видится только  меньшинство ныне живущих людей – но только в образе наместничества Бога (Халифах тۥаллах), как гласит основополагающее утверждение Корана. Исламское государство знает различия в рамках широкого пути того, что разрешено исламом, оно возникает в силу необходимости из плюралистического общества («То, что Бог разрешил, не может быть запрещено») в рамках Богом установленного порядка, чьи установления обеспечивают социальную справедливость и запрещают несправедливое экономическое обогащение (ростовщичество). Определение того, что лежит в рамках божьего закона, находится в компетенции службы надзора ученых-правоведов.

Чтобы правильно оценить эту модель, разработанную имамом Хомейни, ее следует противопоставить не только западным моделям демократии и диктатуры (например, династии Пехлеви в Персии), но также старым формам управления, которые существовали в монархических государствах исламского мира до колониальной эпохи. В ту пору, как правило, при султане был советник (везир). Правитель мог следовать советам или нет. В любом случае люди подчинялись исключительно воле монарха (насколько это физически достижимо). В модели исламского государства люди могут свободно вести себя, совещаться, выбирать представителей, пока они принимают во внимание установления насчет границ, которые выражены в божественном откровении. Здесь следует сказать немного о характере божественного закона. Бог это не только творец законов природы, но он также знает общественные законы, правила совместной жизни, которые он установил для людей. В Коране – и в законах, открытых более ранними пророками – людям открывается это знание, чтобы сделать возможным плодотворную совместную жизнь и мир.

Прочность исламских экономических установлений по сравнению с марксистской чушью и с капиталистической эксплуатацией людей вплоть до уничтожения природных основ жизни легко обосновать в теории. На практике это тяжелее, так как каждой попытке, конечно, препятствует те, которые находятся на вершине «капиталистической цепи питания» (большие пожирают маленьких)

То, насколько замечательны остальные общественные предписания, не на последнем месте касающиеся защиты семьи, защиты женщины от сексуальной эксплуатации, заботы о стариках и так далее, легко видится с рациональной точки зрения, когда люди не поклоняются своим собственным идолам – удобством и похоти, но принимают во внимание благо общества. Страх перед экспансией мусульманского населения в разъедаемую деградацией Европу с ее коррумпированными демократиями является признанием превосходства пусть даже сегодня и мало последовательного применения коранических принципов в мусульманских странах, чему Европа не может противопоставить ничего, кроме как технологии уничтожения и усиливающихся мер подавления, пока она и не следует ни своему собственному Богу и не принимает Бога коранического откровения.

Кстати, закрепление прав участия религиозных меньшинств в политике исламского государства не только допускается, но и является ясно выраженным предписанием Ислама.

Какая политическая деятельность исключается в исламском государстве? Та, которая принципиально  не нацелена на его уничтожение. Для этого есть, конечно, не только основания, но, к сожалению, также и серьезные трудности. Если это запрещено, то не будет возникать группировок с этой целью, но примет оболочку, что важно, легитимных движений за реформы, что приводит к конфликтам,  могущим вызвать репрессии. В этом состоит трагедия Исламской Республики Иран, что  реформистские силы с якобы умеренными целями используются, чтобы достичь возвращения Ирана в дореволюционное состояние, когда господствовало угнетение. Появятся люди, которые по собственному почину решатся на угнетение, так как они думают, что они должны в большем масштабе извлекать выгоду, чем другие. Но главной проблемой является существование двух больших государств-угнетателей – США и Израиля, которые каждой попытке создания системы, основанной на справедливости – в исламском мире, в Германии или где бы там ни было – стремятся воспрепятствовать, так как они главным образом получают выгоду из системы мирового угнетения и опасаются распространения революции, которая установит справедливость. Поэтому стабильная исламская система не может быть установлена, пока оба этих угнетателя существуют в их нынешней империалистической форме. Успех системы, как  Исламской Республики Иран, так и «Хезболлах», зависят поэтому не только исключительно от установления справедливости на их территории. Эту цель они не могут достичь в полном объеме при данных обстоятельствах, так как они должны прибегать к репрессиям, направленным против подрывной деятельности империалистов и сионистов. Успех зависит также оттого, чтобы стойко держаться против этих врагов.

 

3. Между исламским универсализмом и национальной идентичностью.

 

Само название «Хезболлах» уже указывает на  универсальные  притязания. Претензия Ислама быть вселенским посланием, обращенным ко всему человечеству, составляет важнейшую характерную черту «Хезболлах», Партии Бога. Рамки призыва для «Хезболлах» охватывают сообщество всех правоверных. Она выражает политическую волю правоверных в Ливане, точно так же Исламская Республика Иран представляет свершившуюся Исламскую революцию в Иране.

Этот само собой разумеющийся факт имеет два конкретных последствия. Во-первых, противопоставление панарабизму, который   ставит арабскую идентичность выше воли Бога. Во-вторых, авангардная роль в ведении общей революционной борьбы исламского сообщества против сионистского угнетателя.

Ниже этого уровня идентичности лежит признание региональных и национальных различий, что само собой разумеется, включает также и не мусульман. Поэтому «Хезболлах» уже давно призывает ливанских христиан чувствовать свою принадлежность ни к Западу, а к арабскому миру, и соответственно этому не сотрудничать с сионизмом, но учавствовать в ливанском и арабском сопротивлении ему. По высказываниям ее лидера «Хезболлах» даже готова в случае несовпадения интересов Ливана и Ирана обустраивать Ливан вне связи с иранской моделью. Для «Хезболлах» не  существует противоречия между понятиями «Ислам» и «нация». Или иначе: Ислам защищает нацию или нация защищает Ислам. В этой роли защитника нации, когда «Хезболлах» лучше всего себя проявила в деле изгнания сионистских оккупантов с государственной территории Ливана, ее члены считаются хорошими националистами в качестве защитников всех ливанцев-мусульман, хотя организация, конечно, не является националистической, если класть в основу определение национализма как того движения, которого отличает глубочайшая приверженность идее нации. Это только лишь ошибочная точка зрения западных политических учений, которые в этом могут видеть противоречие. Сутью Партии Бога является: Защищать все человеческие свойства и связи, которые являются праведными, к их числу принадлежит «освободительный национализм» угнетенных народов, и устранять все те проявления человеческой гордыни, которые следуют примеру Иблиса (или шайтана), того ангела, который не захотел склониться перд наместником Бога. К партии Сатаны (Хизбу΄шайтан) относится также «плохой национализм» шовинизма и империализма, крайней формой которых членами «Хезболлах» считается израильское государственное образование.

 

3. Борьба против Запада и сионистской оккупации.

 

Овладел ими сатана и заставил их забыть воспоминание об Аллахе. Они - партия сатаны. О да, поистине, партия сатаны, они – потерпевшие убыток!» (58.19)

 

Что принципиально отличает борьбу против Запада от борьбы против других угнетателей, от борьбы против таких врагов ислама, как христианские крестоносцы, фанатики хиндутвы или борьбы с фальшивыми халифами за господство в исламском мире? Все эти враги справедливого порядка являются отклонением от идеального образца Богом установленного наместничества. В иных случаях они намного менее легитимны, чем нынешний жалкий порядок в государствах исламского мира. Они возникают из человеческой алчности и надменности или ослепления верой в лживых идолов. То, что есть новое в западном угрозе, так это чистый материализм. Речь идет не только о конфликтной ситуации в сфере политики, но и о «культуре» (поскольку отрицание всякой культурности является еще крайним случаем культуры)  отрицания всех высоких ценностей, которая втаптывает в грязь все возвышенное, все блага обращает в чистый товар и целью свободы делает исключительно высвобождение низменных инстинктов. Это и есть партия Сатаны, радикальное отрицание всех божественных требований. Западная современность является воплощением ныне в мировом масштабе действующего материалистического движения, которое отказывается от следования всем божественным принципам и обозначает каждую такую попытку как фундаменталистскую, отсталую, средневековую и варварскую. Следует прочитать книги живущей в Нью-Йорке еврейки Орианы Фаллачи, чтобы понять ненависть, которые испытывают по отношению к правоверным сторонники материалистического взгляда на жизнь. Легко увидеть, что эта ненависть, несмотря на случайно накладываемый христианский внешний лоск Запада, распространилась бы на любую другую религию, которая бы отважилась противостоять западному бульдозеру, сметающему все ценности. Только те, кто позволяет себе вступить в большую сделку  и не угрожают капиталистическому базису, могут внести свой вклад в мобилизацию против  врага – Ислама.  

Пропаганда материалистического образа жизни, связанного с неограниченным потреблением и развратом, который имеет в качестве предпосылки угнетение и эксплуатацию большей части планеты, через средства массовой информации  и индустрию поп-культуры идет рука об руку с пропагандистской и финансовой поддержкой сионизма. Также львиная доля прибыли концернов, которые живут за счет самоубийственного потребительского безумия, также как и прибыли в рамках финансовой спекуляции, текут в те же самые руки. Поэтому «Хезболлах» считает это неслучайным, что наиболее угнетательским государством  Запада является именно сионистское образование, борьба с которым с ее точки зрения есть высочайшая обязанность каждого  мусульманина и каждого человека, любящего справедливость.

Борьба против сионизма не направлена ни в коем случае против евреев как  представителей народа, так как еврей, как и всякий человек, может стать мусульманином. Она также не направлена против евреев, которые следуют заповедям Моисея и Торе. Имам  Хомейни совершенно ясно высказался о различии между сионизмом и еврейством: «Сионисты не являются религиозной группой. Учение пророка  Моисея было боговдохновенным и очень ценным учением; пророк Моисей упоминается в Коране больше, чем любой другой пророк, и там же рассказывается история его жизни. Богом данная власть и защита интересов угнетенных от высокомерных властей, во главе которых стоял фараон, определили образ действия пророка Моисея. Это учение и этот образ действия находятся в полной противоположности к программе деятельности сионистов. Сионисты состоят в тесной связи с высокомерными державами нашего времени, они шпионят для них, они ведут себя как их пособники и действуют таким образом против угнетенных. (…) Мы выступаем против сионистов,   так как они выступают против всех религий, они не евреи, а политики, которые именем еврейства обделывают свои грязные дела».

Итак, борьба «Хезболлах» направлена против сионистов и приверженцев западной материалистической «культуры», которая из-за своего мозаичного происхождения настолько расходится, что можно сказать, что она  обращается в свою противоположность. Державы, придерживавшиеся материалистической идеологии Карла Маркса, были побеждены, хотя он клал в основу социальные устремления к справедливости в отношении благ, ислам представляет  это лучше – и поражение Советского Союза в Афганистане внесло в это свой вклад. Материалистический враг в образе Запада и его форпоста в оккупированной сионистами Палестине сегодня все еще наступают. Его поражение является не только желанием мусульманского мира, но стало бы благом для угнетенных Запада, чья душа до сих пор остается оккупированной территорией.

«Ты не найдешь людей, которые веруют в Аллаха и в последний день, чтобы они любили тех, кто противится Аллаху и его посланнику, хотя бы они были их отцами, или сыновьями, или их братьями, или их родом. У этих написал Аллах в их сердцах веру и  подкрепил их духом от Него и введет их в сады, где внизу текут реки, - вечно пребывающими там.  Аллах доволен ими, и они довольны Аллахом. Это – партия Аллаха. О да, поистине, партия Аллаха – они счастливые» (Коран, 58,22)

 

П. Баден

Пер. с нем.: Игнатьев А.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru