КАПИТАН ЭРХАРДТ И ЕГО БРИГАДА

Часть 1.

«Свастика на стальном шлеме, чёрно-бело-красная повязка» и «Знамёна вверх, ряды тесно сомкнуты» - это две песни, которые пользовались наибольшей популярностью в рядах юных борцов за Германию. Это тот же самый дух, который жил в них, и этот дух – единственный надёжный залог более лучшего и более великого будущего Германии».

Герман Эрхардт

«Эрхардт был для нас воплощением энергии и духа наступления».

Хорст Вессель

  Веймарская республика Будущий вождь фрайкора Герман Эрхардт родился 29 ноября 1881 года в Дибурге. Он был сыном священника. Будучи учеником старших классов, он вынужден был уйти из гимназии, после того как из-за задетого чувства достоинства дал пощёчину классному руководителю, и решил сделать карьеру офицера в кайзеровском военно-морском флоте. Уже в 1904 году Эрхардт отличился при подавлении восстания в Намибии, а начало войны в 1914 году встретил капитан-лейтенантом на миноносце. Участвуя в операциях на Северном и Балтийском морях и, прежде всего, в сражении в проливе Скагеррак, он отличился благодаря своим энергичным действиям и большому организаторскому таланту. После «брюквенного восстания» в 1918 году Эрхардт, бывший тогда капитаном корвета, должен был сдать своё судно британцам. Экипаж транспортного корабля состоял из неопытных призывников и взбунтовался из-за близости минного поля, и тогда Эрхардт и его люди приняли командование на себя и уверенно привели пароход в Вильгельмсхафен.

  Веймарская республика После революции в городе неистовствовал социал-демократ Бернхард Кунт, по профессии истопник, совершенно некомпетентный невротик, игравший роль политического надсмотрщика и единовластного правителя. Напряжённая обстановка обострилась 27 января 1919 года, когда коммунисты предприняли попытку установления республики Советов. В то время не было ещё дисциплинированного революционного пролетариата середины 20-х годов, и «революционеры» состояли – подобно тому, как и сейчас – из уличной черни самого низкого пошиба, мечтателей-неудачников и уголовников. Напрасно администрация и социал-демократы вели переговоры с революционерами, и в дело пришлось вступить офицерам и солдатам-профессионалам из гарнизона Вильгельмсхафена. Они вооружились и сломали сопротивление засевших в казармах коммунистов, при этом отличились штурмовые группы, организованные Эрхардтом из морских офицеров и унтер-офицеров. Комендант города Михельсен по достоинству оценил качества капитана и поручил ему собрать морскую бригаду для использования в качестве охранных войск. Эрхардт направил вербовщиков в Вильхельмсхафен, Ольденбург, Бременсхафен, Бремен и Ганновер, и уже через несколько дней руководимое им соединение смогло заменить дивизию «Герстенберг», которая незадолго до этого зачищала Бремен от сторонников республики Советов.

В середине марта бригада Эрхардта, выросшая уже до 1200 человек, была переведена в район Берлина, включена в состав охранного корпуса гвардейской кавалерии и была подчинена генерал-майору Леттов-Форбеку, оборонявшему Восточную Африку во время первой мировой войны и бывшего командиром дивизии, куда вошла бригада. В качестве знаков отличия добровольцы носили с обоих сторон воротника звезду гвардии с двумя дубовыми ветвями, и на левом плече серебряное изображение корабля викингов. Бригада собиралась в зависимости от ситуации для участия в уличных боях, так как она использовалась в Берлине против леворадикальных элементов. После боевого крещения при очищении Брауншвейга 17 апреля 1919 года люди Эрхардта участвовали в боях при освобождении Мюнхена от сторонников республики Советов. Здесь одним из самых активных подразделений была штурмовая группа капитан-лейтенанта Манфреда фон Киллингера, состоящая исключительно из офицеров. В боях против мятежников бригада потеряла всего только четырёх убитыми и шесть ранеными. Леттов-Форбек и главнокомандующий генерал фон Офен выразили бойцам бригады свою особую благодарность. Изъявление благодарности со стороны имперского министра обороны Носке было принято сдержанно, так как он был гражданским.

  Веймарская республика Затем последовало возвращение в район Берлина в Цоссен. Здесь бригада регулярно собиралась и, участвуя в мелких стычках, стала вскоре считаться самым лучшим немецким воинским соединением вообще. Благодаря первоначальной помощи руководства военно-морского флота Эрхардт собрал особый фонд в 3 млн. рейхсмарок. После принятия правительством версальского диктата капитан заявил Носке, что правительство создало непреодолимую пропасть между собой и военными. Боец бригады Эрхардта Гартмут Плаас записал в своём дневнике: «Пока командир в строю, ничего не потеряно. Пока остаются также старые надежды. Бой проигран, но борьба продолжается, пока с бригадой всё в порядке. Так как сейчас штурмовикам предстоит новое задание. Начинается новый марш. Пусть будет, что будет, и штурмовики сражаются сейчас за своего командира».

А командир тем временем присоединился к готовящему переворот Национальному союзу Вольфганга Каппа, в рамках которого военные сотрудничали с правыми немецкими националистами. Утопические устремления Каппа прежде всего в области внутренней политики натолкнулись на возражения военных, которым было ясно, что нельзя обойти без внимания интересы левонастроенных масс. Во время забастовки транспортных рабочих в Берлине в июле 1919 года бригада заняла правительственный квартал и общественные здания. Эрхардт самостоятельно принялся за то, чтобы, используя силу, рассеять народ и организовал патрули для борьбы с коммунистами. Его люди провокационно подняли над городским замком чёрно-бело-красное знамя.

В августе 1919 года бригада направилась в округ Катовица, чтобы защищать границу от поляков. Там капитан Эрхардт познакомился с князем Крафтом цу Гогенлоэ-Орингеном и вскоре женился на его дочери Маргарите. Антиреспубликанские настроения в войсках проявились в паролях того времени: «Чёрно-красно-золотой – Немыслимо» или «Лига наций – вздор». Ввиду слухов о всеобщей забастовке, которую будто бы готовили коммунисты, люди Эрхардта вернулись в ноябре в Берлин, при этом они разрисовали свой поезд оскорблениями в адрес правительства, свастиками и антисемитскими лозунгами. Вступление молодых офицеров штурмовых отрядов в Немецкий народнический союз защиты и отпора привело к дальнейшей радикализации. Ожидаемая расправа с красными не состоялась, и над бойцами бригады навис призрак расформирования. Кроме того, условия, в которых они жили в пригородах Берлина, были ужасными. И желание не играть более роль полицейских войск для правительства, проявляющего слабость во внутренней и внешней политике, нашло своё выражение. В новогоднем приказе Эрхардт написал: «Целеустремлёнными хотим мы вступить в новый год как защитники национальной идеи и хранители национальной чести, борцы против переворота и международных мошенников, обманывающих народ».

  Веймарская республика Угроза роспуска, нависшая над фрайкором, и трения в отношениях с правительством рейха достигли апогея во время путча Каппа-Лютвица 13 марта 1920 года (на фото слева – бойцы бригады Эрхардта вступают в Берлин). Усиленная бойцами добровольческих контрреволюционных отрядов и выросшая до 6 тысяч бригада стала ударной силой путчистов и заняла стратегически важные пункты в Берлине. Рейхсвер сохранял нейтралитет, так как его части не имели никаких шансов против опытных и дисциплинированных уличных бойцов. При этом Эрхардт поддерживал всё же в меньшей степени планы реакционного переворота Каппа, а в большей – реформистские генерала фон Лютвица. Путч между тем был так плохо организован, что даже не были составлены списки лиц, подлежащих аресту. Зримо раздражённый Эрхардт встретился у Бранденбургских ворот с Людендорфом, Лютвицем и Каппом и потребовал от последнего: «Сейчас же берите власть и начинайте управлять!»

Содержанием первых «актов» Каппа были роспуск Национального собрания и прусского ландтага, объявление о новых выборах и уверение союзников, что его правительство признает версальский диктат и, насколько это возможно, выполнит соответствующие требования. Вскоре пошли слухи, что бригада хочет сражаться на стороне коммунистов и помочь установить республику Советов. Командир с негодованием отверг требования путчистов силою вымогать деньги у рейхсбанка.

  Веймарская республика 17 марта 1920 года путчисты сдались. Лютвиц мог всё же добиться почётной отставки, амнистии, смены правительства и новых выборов. Однако вероломные демократы не собирались выполнять свои обещания. Эрхардт сохранил свою бригаду и подчинился командующему рейхсвера Секту, который странным образом задействовал бригаду для обеспечения безопасности против красных. В столице те срывали злость на офицерах гражданской обороны Шёнебергера, которые уже сдались. Штурмовая группа из бригады Эрхардта под командованием Манфреда Фрайхера фон Киллингера спасла выживших и расстреляла демонстрантов; было восемь убитых. Сект письменно поблагодарил бригаду Эрхардта за оказанную ей поддержку и заметил, что её бойцы во время путча действовали, исходя из неправильно понятых национальных интересов. Он гарантировал капитану свою персональную защиту от ареста, приказ о котором уже был издан.

Так как Эрхардт отказался поддержать правительство рейха, бригада была переведена в Шарлоттенбург. После рукопашной схватки на Парижской площади солдаты открыли огонь по толпе леворадикалов, при этом двенадцать человек было убито и тридцать ранено. Попытки коммунистов привлечь бригаду на свою стророну были пресечены Эрхардтом. В революции военная мощь сыграла бы большее значение, чем мощь пролетариата. Капитан и младший командир из его бригады Фридрих Вильгельм Хайнц были готовы принять социал-революционные требования, но левым не был интересен национальный вопрос, который был так близок сердцу военных. Военная контрольная комиссия союзников потребовала у Эрхардта ответа, почему его войска двигались на Берлин? Ответ был следующий: «Почему? Потому что я им это приказал. Разве этого не было достаточно?» Несмотря на обещания Секта, правительство рейха издало приказ об аресте Эрхардта. Так как его войска угрожали вооружённым сопротивлением, приказ пока не был исполнен. Берлин просил его по возможности не являться, чтобы избежать возмущения напуганных добровольцев.

В Германии путч вызвал трения между монархистами и консерваторами, с одной стороны, и радикально настроенными фронтовиками, с другой, и создал этим основную предпосылку для подъёма движения национал-социалистов и национал-революционеров. «То, что союз с реакционными силами в зародыше с самого начала несёт в себе поражение, бойцы и их вождь уже во время акции поняли в миг отчётливо» (Гартмут Плаас, «Авантюра Каппа, в Юнгер. Борьба за рейх»). Или обратимся к Фридриху Вильгельму Хайнцу («Шпренгштоф», Берлин, 1930): «Да, наше дело – разрушать. Но так как с 1918 года, или если точно сказать, с 1914 года, всё, что зримо происходило, было ничем другим, как чистым и непрекращающимся разрушением, форма этого разрушения стала в порядке вещей… Все наши дела совершаются из протеста, которое без этих дел означало бы несмываемый позор. Тот протест, которые мы равным образом жестоко, насильственно и честно выразили с молниеносной быстротой, следует ожидать в будущем как прорыв первобытных сил.

12 мая 1920 года руководство военно-морского флота преобразовало бригаду Эрхардта в морскую дивизию «Нордзее», в которую были зачислены все военнослужащие, годные к службе на флоте. Остальные же остались ни с чем. Многие из них объединились в так называемые трудовые товарищества различной численности. Они кое-как пробивались в жизни, работая батраками в поместьях или охранниками фабрик. Служба по поддержке личного состава в Вильгельмсхафене помогала вернуться к мирной жизни и позволяла сохранять связь с товарищами. Эрхардт сосредоточился теперь на создании подпольных структур. Денежные средства и материальная часть были припрятаны, чтобы быть использованными для новой борьбы. После краткого периода службы на флоте Киллингер с конца года принялся за создание на всей территории Германии местных групп подпольной организации. В игру были включены абвер (известный капитан-лейтенант Канарис) и рейхсвер, который включал эти группы в свои тайные планы по мобилизации. Капитан Эрхардт договорился с Сектом и был включен в тайную военную организацию, чтобы нелегально хранить военную технику, бороться со шпионами и создавать нелегальные соединения резерва. При этом важная роль отводилась высокопрофессиональным военным офицерам. Во-первых, они были кадровым резервом создаваемого абвера, во-вторых, Эрхардт взял на себя подрывную составляющую их деятельности. В Мюнхене возник военизированный подпольный центр во главе с капитан-лейтенантом Хоффманом и ушедшим в подполье Эрхардтом, и вождь фрайкора стал одной из важнейших фигур на праворадикальной сцене в баварской организации.

Операция спецслужб вскоре вышла из-под контроля. Сотрудничая с военными, Эрхардт одновременно ожидал, когда выпадет обещающий успех шанс для организации нового путча. Однако многие активисты не были довольны ожиданием и они хотели организацией политических убийств спровоцировать левых на мятеж, чьё подавление должно было привести к власти бывших фрайкоровцев. Руководимая Хайнцем организация в Западной Германии с центром во Франкфурте-на-Майне превратилась в рассадник экстремизма. Важными фигурами в ней были также Эрнст фон Заломон, Гартмут Плаас, Эрвин Керн и Курт Тилессен. Первый тревожный сигнал прозвучал в Кунсхафене, когда 19 ноября 1920 года бывшие бойцы бригады Эрхардта избили членов комиссии союзников. В феврале военизированная организация Эрхардта насчитывала уже 20 тысяч членов, состоявших в самых различных объединениях. Организация, составляющая ядро, также известная как организация «Консул» (ОК), сама была намного меньше, но местные группы были связаны между собой через хорошо друг друга знавших офицеров. Против воли Эрхардта, который не желал поддерживать ненавистное правительство, штурмовая группа под командованием Киллингера в мае-июне 1921 года приняла участие в борьбе против польских мятежников. Членом этой группы был Карл Кауфман, позднее ставший гауляйтером Гамбурга.

К деятельности военизированных формирований относилось также то, что Эрхардт поощрял вступление офицеров в штурмовые отряды НСДАП и сам выступал в качестве их создателя. Первый шеф СА Клинч был бойцом бригады Эрхардта. В это время Киллингер добыл ещё денег для «Консула», поставляя оружие Ирландской Республиканской Армии. 26 августа 1921 года группа активистов нанесла первый удар: у Гризбаха в Шварцвальде Генрих Шульц и Генрих Тилессен убили Маттиаса Эрцбергера, подписавшего Версальский договор. Преследуемые баварской полицией, убийцы бежали через Австрию в Венгрию. Как следствие, было объявлено чрезвычайное положение, и 12 сентября полиция захватила и арестовала членов Баварского общества по реализации древесины, действовавшего как прикрытие мюнхенского центра, но, однако, не смогла всё же уличить в чём-то закулисных руководителей.

4 июня 1922 года революционный канцлер Филипп Шейдеман пережил нападение Ханса «Прима» Хустерта и Карла Ольшлегера, обливших его синильной кислотой, к этому добавилось жестокое нападение на журналиста Максимилиана Гардена. И лишь несколько дней спустя процесс по делу о соучастии в убийстве Эрцбергера против Киллингера закончился его оправданием. Австрийские власти под давлением рейхсвера взяли все следствие по делу «Консула» на себя и стали затягивать дело.  Веймарская республика Оглушительный удар прозвучал 24 июня 1922 года, когда Эрвин Керн, Герман Фишер и Эрнст-Вернер Техов в Берлин-Грюневальд выстрелами из автомата и взрывом ручной гранаты убили министра иностранных дел Вальтера Ратенау (на фото слева) и этим лишили республику её самой светлой головы. Одновременно разошлись члены гамбургского отделения «Консула», организовав волну терактов против политических противников и редакций газет. В качестве реакции на убийство Ратенау правительство Германии издало ограничительный закон о защите республики, вследствие чего многочисленные объединения были запрещены и правые стали явно больше преследоваться. 17 июля Керн и Фишер совершили самоубийство в замке Заалек, прокричав последнее «ура» в честь своего капитана.

Ожидаемый путч левых не состоялся, и уже 14 октября были вынесены приговоры по делу об убийстве Ратенау: Эрнст-Вернер Техов получил 15 лет, Вальдемар Нидрих и Эрнст фон Заломон по 5 лет, Ганс-Герд Техов – 4 года, Курт Тиллессен – 3 года, Гартмут Плаас – 2 года, Кристиан Ильземанн, Рихард Шютт и Франц Диштел по 2 месяца, Густав Штейнбек, Фридрих Варнеке и Вернер Фосс были оправданы. Чуть позднее участники покушения на Шейдемана Прима Хустерт и Ольшлегер были приговорены каждый к 10 годам каторги. 29 ноября полиция вышла на след капитана в Мюнхене и арестовала его из-за его участия в путче Каппа, и вовсе даже не из-за его поддержки деятельности «Консула». Эрхардт назначил Киллингера своим преемником, однако тот был незаменим в Дрездене, так что руководство бригадой взял на себя капитан-лейтенант Кауттер, бойцы которой заново объединились в союз «Викинг». Кауттер был безусловно лоялен своему капитану и отклонил предложение Гитлера стать руководителем СА. Под знамёна старых путчистов становились теперь прежде всего студенты и старшеклассники, и с ними просачивался элемент молодёжи «бюндиш». Руководители действующих отделений «Викинга» назначались из Мюнхена, но при этом они были свободны в назначении младших командиров.

После оккупации Рура Францией и Бельгией в начале февраля 1923 года праворадикальные охранные объединения в Баварии присоединились к т.н. «Рабочему товариществу». «Викинг» в организационном плане остался самостоятельным, но фактически вошёл в это «Товарищество» через СА. Очень скоро дело дошло до трений с национал-социалистами, так как новый командующий СА Герман Геринг стремился отделить подразделения штурмовиков от сети Эрхардта. И тот факт, что капитан-лейтенант из бригады Эрхардта Альфред Хоффман стал начальником штаба Геринга, ничего не изменил в шедшем размежевании. Сюда добавилась озлобленность, так как все лавры присваивал себе Геринг, в то время как действительная работа выполнялась Хоффманом. Двойное подчинение Гитлеру и Эрхардту стало большим бременем для активистов. Дело скрытой подготовки войны против Франции рейхсвер также доверял «Викингу», при этом Ф. В. Хайнц и Киллингер играли первостепенные роли и создавали нелегальные соединения.

(Продолжение следует)

Рихард Шапке, перевод с немецкого Игнатьева Андрея

(На главную страницу)

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU