[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


ЗАЧЕМ МИСТЕР ПУ БОМБИТ СИРИЮ?

 Месяцами по телевидению жителей России кормили рассказами о «фашизме на Украине», о том, что эта Украина вот-вот развалится,  о героических ополченцах Новороссии и ужасном «Правом секторе».  И вдруг это все исчезло с экранов телевизоров, теперь Путин жмет руку Порошенко, которого не так давно изображали в виде Гитлера, и  «бандеровцам»  делают скидку на газ. А правосеки, наверно, уныло вздыхают, не видя себя по Первому каналу или НТВ.  Если Россия действительно боролась с «фашизмом на Украине», то позволительно спросить: где наш сорок пятый год, где взятый Берлин и поверженный Рейхстаг? Что с опьянявшей многих мечтой о Новороссии от Харькова до Одессы? Или обрывки Донецкой и Луганской областей, живущие за счет гуманитарной помощи и обреченные в лучшем случае стать вторым депрессивным Приднестровьем, эта и есть та Новороссия?

Впрочем, это вопросы без ответа. Зато теперь  у нас новая  кампания: борьба с «исламизмом в Сирии». С экранов не сходят суперметкие бомбардировки российской авиации и героические солдаты Асада.  Надо полагать, что  нищающие российские пенсионеры, которым в следующем году обещают урезать индексацию, будут счастливы при виде размобленной хижины или подвала, где укрывались бойцы ИГИЛ. Показательно, что в отношении российского вмешательства в сирийские дела сошлись мнения таких  диаметрально противоположных личностей, как Навальный и Игорь Стрелков, и оба говорят о «безумии Кремля». Впрочем, мнения могут быть разные, но у любого вызовет удивление следующий факт: гражданская война в Сирии идет уже более четырех лет, и только когда режим Башара Асада оказался на последнем издыхании, Россия решила ему помочь. Это примерно та же картина, что врач начинает лечить больного, когда у него уже четвертая стадия рака. Примерно та же непредсказуемость, что и на Украине, когда Россия сначала годами игнорировала происходящее на Украине (в то время как американцы вовсю готовили кадры своих сторонников),  затем  после свержения Януковича поступила  в духе: «вы сделали цветную революцию, а мы отберем у вас Крым!», а  после этого долго колебалась в своих действиях, то стремилась разжечь пожар, то бросила повстанцев ДНР и ЛНР на произвол судьбы, то стала им немного помогать. Жители Донецка и Горловки, месяцами сидевшие в подвалах из-за обстрелов, наверно, проклинали Путина, вспоминая его слова: «Россия своих не бросает».  А сейчас и вовсе все чаще говорят о «сдаче Донбасса». Зато украинский национализм обрел новых сторонников: теперь и многие русскоязычные на востове страны  считают, что лучше учить украинский язык и отмечать день создания УПА, чем маяться в какой-то ЛНДР с непонятным статусом.  Максим Калашников объясняет  резкий шаг Путина в отношении Сирии желанием отвлечь население от плачевного состояния в экономике и провала на Украине.  Возможно, и так, но россиянам Сирия в общем-то мало интересна.  Вот события на Украине вызвали действительно патриотический подъем, что закономерно:   русские и украинцы составляют в принципе социально-культурную общность, у многих на Украине живут родственники и друзья. Про Сирию такое не скажешь: вряд ли среднестатистический российский гражданин знает, чем сунниты отличаются от алавитов. Если группа «Сводки Новороссии» Вконтакте насчитывает 460 тысяч подписчиков,  то группа  «За Сирию»  не дотягивает даже до 10 тысяч. Советские времена, когда у нас вовсю переживали, как там Чили под Пиночетом, давно прошли, и  россиянам то, что происходит за границей, большей частью безразлично, если только это не касается их традиционных мест отдыха.  Известие о том, что российская авиация бомбит каких-то повстанцев в какой-то Сирии, у многих вызывает лишь недоумение и безразличие.

Можно также поискать причину в  политической философии легитимизма,  которая наполняет сознание нынешних российских руководителей: народы должны сидеть как звери в клетках под присмотром своих «пастырей», плохие ли они или хорошие. Подобной философии в свое время придерживался и Николай I, из-за чего его прозвали «жандармом Европы».  Царь боялся революции, как боятся ее сейчас российские бюрократы, бывшие в ужасе от кадров, на которых их собратьев по классу на Украине сажали в мусорные баки и обливали ледяной водой.  Но подобная философия в корне порочна и противоестественна: жизнь всегда сметает старое и ветхое. Вот американцы делают ставки на молодые и яростные движения, поэтому и преуспели на Украине.  Однако легитимистский курс   побудил Россию к практическим действиям по сохранению существующего режима только в отношении Сирии – это уникальный случай.

 По моему мнению, Путин бы  в сирийском кризисе потоптался в сторонке, как и в случае Ливии,   если бы ни одно но: наличие военно-морской базы в Тартусе. Любое новое правительство Сирии (или чего там от нее останется) потребовало бы вывода этой базы, что было бы для путинской России страшным унижением и позором. Эти кадры бы действительно обошли весь мир, ничего не оставляя от мифа о «возрождающейся России». Вот и приходится пугать не знающих географии граждан игиловцами, которые не сегодня  завтра ворвуться на конях в Москву (вот Израиль, который совсем рядом, их почему-то не боится).  Смешно слышать оправдания в том духе, что надо бомбить сирийских повстанцев потому, что в их рядах сражается много выходцев из России.  В  полку «Азов» и ему подобных формированиях  россиян тоже немало, что неудивительно, если, по признанию писателя Захара Прилепина, половина русских националистов   оказалось на стороне Украины, так почему же  Россия не бомбит   базы «Азова»?

Подводя итоги, можно сказать, что  Путин не хочет  ни объединять русский мир, ни строить альтернативную Западу модель общества, ни низвергать однополярное господство США. Вся его политика это пиар, сплошная показуха, какая-то реактивность и непоследовательность.

Андрей Игнатьев

  


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100