[Туран – держава Вечного Полдня, XXII век] [Ориентация - Юг] [Китайская угроза это миф]


НАЦИОНАЛИЗМ КАК ЗЛО

 

Основной задачей данной статьи является критика националистической идеологии справа. Обычно считают, что национализм есть сам по себе нечто реакционное, архаическое, даже традиционалистское, мешающее установить «новый мировой порядок», но это грубая ошибка. До сих пор мы видели многочисленные примеры критики национализма слева – со стороны космополитов, либералов, социалистов, коммунистов и пр., но данная статья предполагает совершенно другой подход.

Утверждаю, что национализм есть одно из зловреднейших проявлений современного мира, наряду с другими – гуманизмом, минимальным индивидуализмом, атеизмом и др.  Национализм – это продукт количественного, материалистического отношения к действительности, когда некая сумма людей на основании внешних, чисто внешних признаков объявляется общности и противопоставляется таким же суммам.  В Библии разделение на «языки» возникает вследствие неудачного строительства Вавилонской башни, т. е. вследствие человеческой гордыни и является божьим наказанием за этот грех.

Традиционные общества не знали национализма. Так, средневековая Европа представляла  собой универсальную общность, объединенную Католической Церковью. Средневековый европеец мог клясться в верности папе, королю, своему сюзерену, прекрасной даме, но не какому-то «народу» или «нации».  Жанну д Арк побудило на ее подвиг стремление спасти короля, а не «французскую нацию». Поэтому нелепо, что Ле Пен, бывший вождь французских националистов,  объявил Жанну д Арк своим идеалом. Отметим также, что в Средневековье вслед за принадлежностью к Католической Церкви на втором месте по важности стояла принадлежность к какому-либо сословию.  Это и естественно. Среди любого народа мы найдем людей самой разной духовной конституции, и неудивительно, что многие люди находят себе близких по духу в далеких странах, нежели чем среди своих соплеменников. Для Средневековья было нормой, что король и правящая верхушка принадлежали к одному народу,  а подданные – к другому. Так, долгое время, например, было в Англии после завоевания ее в 1066 году Вильгельмом Завоевателем.  Но трудно представить, что в современной Англии появиться премьер-министр- француз.

Тем более не знал национализма мир Ислама. В Арабском халифате административные должности занимали люди, принадлежавшие к самым разным народам, а халифами часто становились дети безродных славянских и тюркских рабынь. В Османской империи итальянцы, сербы, французы,  принявшие Ислам, т . н. «ренегаты», могли достичь самых высших должностей. Примером является Мехмед Соколлу, выходец из знатного сербского рода Соколовичей, бывший визирем при трех султанах. На Кавказе основателями некоторых чеченских тейпов были русские солдаты, взятые в плен в ходе войны 1817 – 1864 годов и тоже принявшие Ислам.  И еще в конце 19 века на вопрос о национальной принадлежности житель Средней Азии отвечал: «Мусульманин».

На Востоке еще более обычным делом было, что правящий класс и общая масса населения принадлежали к разным народам. Так, Китаем долгое время управляла монгольская династия Юань (1280 – 1368) и маньчжурская династия Цинь (1644 – 1911). Начиная с  13 века и вплоть до английского завоевания над большей частью территории Индии господствовали пуштуны, персы, тюрки.    

Рене Генон в своей книге «Кризис современного мира» пишет, что формирование «наций» произошло вследствие разрушения феодальной системы и разложения универсализма средневекового Христианства. Выше он указывает на 14 век как на конец Средневековья и как на начало современной эпохи. Именно тогда начался процесс, приведший к Возрождению и Реформации. «Гражданский доблести», которые гуманисты выкопали из античного наследия, стали одним из основ современного  национализма. Их критика сословной системы проложило дорогу эгалитаризму, приведшему впоследствии к уравнению сословий и созданию однородной человеческой биомассы в рамках «единых наций». А то, что многие писатели-гуманисты отказывались от сакрального языка – латыни и писали на варварских испорченных диалектах, послужило складыванию «национальных языков».

Но еще больше вреда в этом направлении нанесла Реформация. Здесь процесс складывания национальных государств шел за счет распространения такого антитрадиционного извращения Христианства, которым является протестантизм, прежде всего в его пуританско-кальвинистской версии. Жадные до денег, выродившиеся монархи Европы раскололи сакральное единство Католической Церкви, и ее осколки стали именоваться «национальными церквями». Но наиболее ярко этот процесс проявился в двух революциях: Нидерландской и Английской.  Идеологи Английской революции, которую историк Гардинер справедливо назвал «пуританской», широко использовали миф о «народе, ходящем под Богом», перенося на себя ветхозаветный миф об «избранном народе», которым могут быть все же лишь евреи. Их национализм был еще облачен в религиозную оболочку. Поэт Мильтон в своем трактате «В защиту английского народа» отрицал сакральное право короля – субъекта и пропагандировал свободы быдла и нуворишей, отсюда пошли знаменитые «права человека». Кстати, из того же грязного источника берет свое начало англосаксонский белый расизм, обоснованный еще одним ветхозаветным мифом – о проклятии Ноем своего  сына Хама, праотца чернокожих, потомки которого должны быть в услужении у потомков Сима и Йафета, прародителей соответственно семитических и индоевропейских народов.  Так что нашим доморощенным расистам лучше принимать баптизм или пресвитерианство, нежели чем рядится в пародийных неоязычников.

В период Французской революции мы уже можем наблюдать национализм во всей его красе, национализм уже чисто светский.  Слова «нация» и «патриотизм»  деятели и идеологи  этой революции употребляли не реже, чем «свобода, равенство, братство» и «права человека». Как отметил один филолог, все что до революции было «королевским», теперь стало «национальным». Именно якобинцы создали эталон «государства-нации» (Etat-Nation), который потом распространился повсюду, с его полным юридическим уравнением индивидуумов, массовыми армиями и четким административным делением. Затем, в 19 веке складываются национальные государства в в Латинской Америке, в Италии и Германии, а после первой мировой войны и развала двух империй – Российский и Австро-Венгерской, хотя бы внешне следующих традиционному архетипу, появляется целая плеяда национальных государств в Восточной Европе.

Только сейчас мы можем понять, насколько прав был Константин Леонтьев, когда писал, что национализм и космополитизм есть две стороны одной и той же медали.  Сначала следует разложение \универсального духовного единства из-за складывания наций и национальных государств, затем уравнение и усреднение всех в рамках этих наций и государств, затем уравнение и слияние их в melting-pot «единого человечества».

В результате распространения деградировавшей западной цивилизации на восточные народы националистическая идеология пускает свои корни и на Востоке.  Рене Генон отмечает тот парадоксальный, казалось бы, факт, что восточные люди, заимствовавшие  западные концепции, в том числе и концепцию национализма, борятся с Западом в политической области, стремясь создать у себя на родине такие же «национальные государства», какие существуют в Европе.  Это мнимый парадокс: временно отделяя себя от Запада в политической плоскости, подобные деятели  готовят свои народы к полному поглощению Западом в плоскости и политической, и экономической, и духовной в будущем, поскольку они заменяют подлинную духовную традицию на вульгарные и глупые идеологии вроде национализма, социализма и прочего, часто в совершенно в нелепой смеси между собой, вроде «африканского социализма».  Лучшим примером является турецкий диктатор, проклятый всеми истинными мусульманами, М. К. Ататюрк, боровшийся за независимость своей страны против Запада и в то же время проводивший ее вестернизацию и подрывавший этим самым традиционный мусульманский образ жизни, создавая тем самым предпосылки для поглощения Турции «единой Европой» тому же разряду деятелей я бы причислил Насера, Дж. Неру, Сунь Ятсена, Чан Кайши, а также известного индусского неоспиритуалиста Ауробиндо Гхоша, участвовавшего в молодости в национально-освободительном движении.

В заключении следует сказать о моей очке зрения на СССР в ракурсе рассматриваемой темы. На самом деле, Советская империя была гораздо ближе изначальному имперскому архетипу, чем пародийные и фрагментарные построения националистов, претендующих на традиционализм и архаику.  Советское государство носило универсалистский и идеократический характер. Оно основывалось на принципе «почвы», своим считался тот, кто был верен марксистской идеологии в ее ленинско-сталинской интерпретации, а не тот, кто просто родился на данной территории и принадлежит к определенному народу.

Все народы, населявшие СССР, составляли так называемый «советский народ» – универсальную общность, напоминавшую «исламскую умму» Арабского халифата или «ромеев» Византийской империи.  Чтобы подчеркнуть партикуляризм  и избранность данной общности, Сталин даже запретил советским людям браки с иностранцами.  Проводимая же политика «слияния наций» путем поощрения смешанных браков показывает стремление преодолеть последствия «вавилонского смешения языков»  и вернуться к примордиальному единству. И вопреки воплям разного рода русских националистов-этнократов, от этого выигрывал больше всего  именно русский народ. Русский язык только благодаря влиянию СССР получил статус мирового, его учили в школах и на нем говорили представители других народов, часто при этом забывая родной язык, и даже алфавиты многих народов были либо созданы на основе русского алфавита, либо переведены на его основу.

 

Антон Михайлюк


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100