СОЛИДАРНОСТЬ РЕАЛЬНЕЕ, ЧЕМ ЛИНИИ ГРАНИЦ

 

От НБ-Портала: Публикуем статью Д. Макарова, посвященную полемике с «борцами против нелегальной миграции». Мы разделяем далеко не все позиции автора, считая, что с поткинщиной, бонхедами и подобными явлениями может покончить только твердая и решительная государственная власть, основывающаяся на социалистическом укладе экономики,  а не «развитие гражданского общества»  или «марши против ненависти». В буржуазно-демократической Европе единомышленники Поткина цветут и пахнут, в то время как весьма затруднительно представить их существование в Советском Союзе на любом этапе его истории. Но в данной статье присутствует немало сильных аргументов, поэтому с удовольствием включаем ее в раздел «Анти-ДПНИ».

 

Тема «нелегальной иммиграции» становится расхожим местом в риторике крайне-правых: неонацистских, фашистских и националистических групп. Она позволяет им давать интервью на страницах газет, выступать на полит-дебатах и быть востребованными комментаторами в СМИ. Нелегальная иммиграция в их выступлениях приобретает образ абстрактного зла, с которым надо бороться во что бы то ни стало. Ну, а нелегальные иммигранты воплощают собой это зло: якобы «совершают огромное количество преступлений», «отнимают у «коренных» их работу», «не уважают страну, в которую приехали», и вообще «не хотят учить наш язык» и «выглядеть как «мы».

Примерно так же рассуждали в начале прошлого века о евреях. И тогда «избавление от инородцев» воспринималось как решение многих проблем. В Третьем рейхе решили попробовать – к чему это привело, мы все знаем. Вот только история учит тому, что ничему не учит, и фашизм вновь поднимает голову – в убийствах на улицах за другой цвет кожи, разрез глаз или политические убеждения, в анти-иммигрантской демагогии популистских партий и организаций, в речах политиков, выступающих в защиту «коренного населения», в сознании тех, кто говорит об униженной и оскорбленной русской нации и при этом сам готов унижать и оскорблять другие народы.

Анти-иммигрантская риторика становится объединяющим фактором ультраправых и неофашистских движений, позволяет им легитимизироваться: из маргиналов превратиться в медиа-фигур, чье мнение востребовано и транслируемо. Когда вслед за ДПНИ тезис о защите «коренного населения» повторяет президент, а на акции у иностранных посольств выходят не члены неонацистских группировок, а активисты про-кремлевского движения «Местные» – достаточно легко утверждать, что твоя точка зрения востребована. И оказаться правым... Однако это и не отменяет того факта, что за националистической пропагандой все равно остается ограниченный набор мифов, манипуляций и ложных презумпций.

Миф 1. «Нелегал – значит преступник, а мы за закон и порядок»
Борцы с нелегальной иммиграцией стараются подчеркнуть: их претензии – к приезжим, находящимся в России «незаконно», к «нелегальным иммигрантам». А они, мол, помогают правоохранительным органам бороться с нарушениями закона, да и «нелегалы», по их мнению, источник высокого уровня преступности. ДПНИ даже лозунг себе подобрало соответствующий - «Закон и порядок».

Но что значит «нелегальный»? Незаконно пересек границу? Не дошел до миграционной службы? Не успел вовремя получить бумажку о регистрации? Не смог оформить разрешение на работу?

Подавляющее большинство людей, на которых наклеивают ярлык «нелегалы», попадают на территорию России без нарушений закона. А уже потом попадают в зависимость от работодателя, которому выгоднее не оформлять «гастарбайтеров». Или не могут пробиться через очереди в миграционной службе и выполнить требования милицейского начальства. Даже для российских граждан получение регистрации в Москве – отдельная сложная задача. Чего уж говорить про бывших наших соотечественников из развалившегося Советского Союза, которые чувствуют себя еще более бесправными и беззащитными, попадая в зависимость от милиции и работодателей. Оказаться в числе «нелегалов» очень просто. Выйти из их числа можно через протекцию или взятки. Если нет ни того, ни другого – приходится откупаться от ментов, прятаться от ФМС по баракам строек и надеяться на то, что в конце концов работодатель все-таки выплатит зарплату, а не использует ту же самую ФМС или тех же самых националистов для того, чтобы этого не делать...

Координатор Центра общественных связей ДПНИ Александр Поткин фигурирует в базе Федеральной налоговой службы как владелец целого ряда акционерных обществ, занимающихся различными услугами в строительном комплексе. Он близок к одному из лидеров строительного рынка, компании Mirax – соучредителю Ассоциации строителей России и генеральному подрядчику главного строительного проекта московской мэрии – "Москва-Сити". Если не хочется платить зарплату «гастарбайтерам» – всегда можно дать наводку сотрудникам ФМС. Возможные штрафы легко окупаются невыплаченной зарплатой... Дефицита рабочей силы не будет – на очереди следующая партия мигрантов на полулегальном положении. Чтобы не возмущались – достаточно держать в страхе атаками наци-скинхедов и угрозами депортаций. Удобно наживаться за счет тех, кого твоя же риторика загоняет в разряд преступников.

Закон и порядок устанавливается методами, далекими от законных. В союзниках борцов с нелегальной иммиграцией – обвиняемые и осужденные в убийствах и избиениях, не говоря уже о возбуждении межнациональной розни. Многие члены «Славянского союза» Д.Демушкина, в ряды которого вошел выгнанный из ЛДПР депутат Н.Курьянович, находятся под следствием за убийства, покушения на убийства и избиения антифашистов и иностранных граждан. Это, впрочем, не мешает лидеру СС давать интервью по телевизору, встречаться с депутатами ГосДумы и под патронажем А.Поткина входить в оргкомитет Русского марша. Разногласия лидеров ДПНИ с группой «Формат 18» обусловлены вовсе не тем, что на сайте группы вывешены кадры жестоких избиений и открыто демонстрируется нацистская символика – разногласия вызывают вопросы того, кто более истинный националист и кто кому должен денег. Обвиняемые в убийствах на национальной почве или разжигании межнациональной вражды для борцов с нелегальной иммиграцией – «политические заключенные», незаконно попавшие под следствие; люди, по независящим от них причинах не получившие вовремя документы и живущие в бесчеловечных условиях, – нелегалы и преступники. «Закон и порядок» в версии ДПНИ в своем практическом воплощении напоминает законы нацистской Германии и порядки, вводимые СС-овцами. Так называемые «нелегальные иммигранты» – всего лишь одни из самых очевидных и беззащитных жертв...

Миф 2. «Мы не нацисты, мы борцы с нелегальной иммиграцией»
Выбор объекта нападок не случаен – говоря о «нелегальном иммигранте», а не о таджикском дворнике или молдавском строителе, мы обезличиваем человека, переводим его в разряд милицейской статистики. Когда должностные лица ГУВД Москвы говорят о том, что огромная часть преступлений совершается «приезжими», кого они имеют ввиду: приехавших из ближнего Зарубежья или из южных республик России, из Сибири или из Подмосковья? «Борцы с нелегалами» манипулируют данной статистикой, подменяя гражданство этнической принадлежностью. И получается, что в конфликте в Кондопоге виноваты не местные преступные группировки, а нелегальные иммигранты из кавказских республик России(!). Чечня, Дагестан, Ингушетия – такая же часть России, как Ставрополье или Брянщина. В чем «нелегальность» пребывания граждан России на территории Москвы или Карелии? По версии ДПНИ – лишь в том, что они «нерусские».

Соратники ДПНИ из откровенно нацистских групп политкорректных формулировок не выбирают – для них враги очевидны: «хачи», «чурки», «гуки». Это их старшие товарищи, желающие играть на большом политическом поле, ищут нейтральные формулировки – а им необязательно. Однако все их разговоры о «нелегальной иммиграции», все их толкования «русскости» не могут скрыть того, что в основе их риторики тоже лежит не деление по признаку гражданства или национальности, а этническая сегрегация. Бьют, как говорится, по морде, а не по паспорту. Практическое воплощение лозунга «Россия для русских!» – депортация не только приезжих их соседних стран, но и недостаточно «этнически чистых» граждан России. «Россия для русских» – значит ли это «Башкирия для башкир» и «Чечня для чеченцев»: этнические резервации, куда пускают даже не по отметке в паспорте, а по размеру черепа и форме носа?

Рассуждая о национализме, поткины, рогозины и савельевы не могут оставаться в рамках рассуждений о политической нации: их «русская нация» – нация этническая, в которой русские – доминирующий субъект. В глубине их тезисов – набор националистических штампов и расистских предрассудков. Они их не особо-то и скрывают: член ДПНИ Савельев – автор трудов о расологии, лидер КРО Рогозин известен своим отрицанием Холокоста и антисемитизмом, координатор ЦОС ДПНИ А.Поткин до сих пор не написал заявления о выходе из наиболее одиозных праворадикальных организаций России – Национально-патриотического фронта (НПФ), общества «Память». По словам Поткина, лидер «Памяти» «не ушел из жизни. Он приходит. Приходит во сне, дает советы в борьбе за независимость русской нации». Сайт организации ДПНИ «украшает» переиначенные 14 слов американца Дэвида Лейна, отмотавшего срок за расовое убийство, – магическое заклинание современных расистов. Депутаты, вошедшие в Общественный совет Русского Марша, считают за честь принимать в стенах Думы лидеров Ку-клукс-клана и европейских нацистских партий, проводить круглые столы с авторами книг, восхвалявших Гитлера, и брать на поруки обвиняемых в нападениях на антифашистов.

Мало кто из них открещивается от связей с откровенными поклонниками Гитлера, с неонацистскими группировками, с современными идеологами расовых теорий. За националистами в пиджаках и галстуках, рассуждающих о том, как им спасти Россию от «нелегальных иммигрантов», все равно стоят бритоголовые молодчики со свастиками и бейсбольными битами, которые особо не рассуждают о методах и понятиях. Парламентский «национализм» лишь обостряет национализм улиц – легитимизация националистической риторики, как правило, идет бок о бок с оправданием уличного национально и расово мотивированного насилия.

Миф 3. «С миграцией можно и нужно бороться. Все так делают...»
В речах ДПНИ и их сторонников миграция – абстрактное зло, с которым надо бороться. Надо и все. Зачем, а главное, каким образом, особо не обсуждается. Повышение рождаемости – долгий путь, затянутый на десятилетия, при этом противоречащий статистике, которая неуклонно фиксирует падение этого показателя. Ужесточение миграционных требований здесь и сейчас означает, что еще большее количество людей будет вытеснено в серую зону бесправия, эксплуатации и вымогательств, и не решает проблемы. Обнесение границ колючей проволокой и расстановка пограничных постов с правом стрельбы на поражение – вариант, при котором придется привыкнуть к атмосфере осады, отстреливаться от бегущих через границу и стаскивать трупы с колючек.

А люди будут ехать, бежать и ползти... Миграция – объективный и неизбежный процесс, который не остановить административными барьерами и полицейскими методами. Не только потому, что часть иммигрантов бежит от войн, голода и нищеты, но и потому, что поиск лучшей доли – естественное стремление человека.

Спрос на дешевую рабочую силу не покрывается домашним «предложением». Москвичи не идут работать на стройках и рынках, надеясь на более квалифицированную работу. А если б и пытались – работодателей не устроил бы рабочий с московской регистрацией: запугивать сложнее, да и зарплату придется платить большую. Бизнес заинтересован в снижении трудовых гарантий и понижении зарплаты, а значит, он заинтересован в притоке мигрантов на полулегальном положении – запуганных, бесправных, довольствующихся малым. Сколько гибнет мигрантов на стройках – никто не считает: для трудовых комиссий и строительных инспекций их не существует, милиция рассматривает их как источник взяток, а работодатель считает прибыли, а не несчастные случаи.

Система включает в себя миграционные потоки – она в них заинтересована. И потому триумф в борьбе с «нелегальной» иммиграцией невозможен, даже если отбросить в сторону все соображения гуманистического порядка и попытаться сконструировать крепость, способную выдержать неизбежную осаду. Глобальный мир, открытый для свободного перемещения товаров, информации и услуг, не может оставаться закрытым для передвижения людей. Единственный способ победить «нелегальную» иммиграцию – упразднить разницу в статусе «нелегала» и гражданина, уравнять их социальные гарантии, тем самым убрав стимулы для их прямой эксплуатации.

Никаких альтернатив или рецептов со стороны ДПНИ и им подобных не звучит. Только раздражение: «Понаехали!». Никаких предложений по интеграции и ассимиляции, степень и способы которых можно уже обсуждать. Только требования «Пусть убираются!» и ультимативные «Не пущать!». Они не хотят видят здесь людей, не похожих на них. Все остальные рассуждения – лишь прикрытие этнического национализма и бытовой ксенофобии.

Миф 4. «Европа выбирает ЛеПена... И нам пора»
Отечественные «борцы с нелегальной иммиграцией» ссылаются на западную практику, рассуждают об успехах в Европе националистических партий и особенностях европейской миграционной политики. Одним из первых медиа-успехов ДПНИ стали не Кондопога и не Русский марш, а освещение беспорядков в пригородах французских городов. Журналисты с готовностью воспроизводили комментарии о том, «что произойдет, если пустить к нам мигрантов». Лидер французского фашизоидного «Национального фронта» ЛеПен с удовольствием давал комментарии российской прессе. Лишь в совсем немногих изданиях возобладал здравый смысл и писалось о том, что бунтовали вообще-то французы (пусть и первого или второго поколения), а проблемами №1 для них являлись безработица и полицейское насилие. Именно как социальный протест, а не конфликт цивилизаций воспринимало бунт пригородов большинство французов, а мнение ЛеПена оставалось маргинальным и мало услышанным где-либо, кроме России.

Рассуждая об успехах неонацистских партий, их доморощенные сторонники обычно забывают упомянуть, что членов таких партий открыто называют нацистами и во Франции, и в Швеции, и в Германии. В свое время 200 ведущих деятелей культуры Франции выпустили открытое письмо, где публично назвали ЛеПена фашистом и расистом, прямым наследником Гитлера. Сам он периодически подвергается штрафам за отрицание Холокоста. Английский журнал Searchlight занимается тем, что отслеживает связи Brittish National Party с неонацистским и криминальными кругами, благо сторонники этой партии периодически попадают в криминальные сводки по самым разным поводам. Любая акция националистов в Германии собирает контр-демонстрацию антифашистов в несколько раз мощнее, объединяя простых граждан от совсем молодого до пенсионного возраста... Иными словами, в Европе националисты – по прежнему «маргиналы», называть их респектабельными политиками и садиться за один стол – зазорно. Никому не приходит в голову обсуждать с ними электоральные альянсы и формировать коалиции.

Европейское миграционное законодательство – отдельная тема. Европа давно уже стала «крепостью Европа», огородив свое благополучие высоким забором. Но через стены крепости все равно лезут, невзирая на риски. Количество смертей на границах, зафиксированных антифашисткой сетью UNITED, уже превысило 7 тысяч и продолжает расти. Складывается парадоксальная ситуация, когда на охрану границ и депортационные лагеря тратится больше, чем на программы интеграции и поддержки беженцев. Ширится практика депортаций и политика репрессий, на которую призывают ориентироваться наши домашние леПены и фортейны.

Но растет и сопротивление снизу этим порядкам. Идет борьба против возведения новых депортационных лагерей, блокируется вывоз людей. Антифашистские и антирасистские организации давно рассматривают помощь мигрантам и противодействие сложившейся анти-миграционной политики как элемент своей работы. Но сопротивление полицейским практикам растет и среди простых граждан. В недавних репортажах из Франции – вновь сообщения о столкновениях протестующих с полицией: только на этот раз профсоюзы учителей и учащихся вышли на улицы, чтобы не допустить депортации одного из учеников и поддержать директора школы, отказавшегося его выдавать. Ширится сеть родителей учеников, чьи дети учатся вместе с детьми мигрантов, – попытки депортировать друзей их детей встречают систематическое противодействие. Отдельные муниципалитеты в Норвегии открыто саботируют федеральный закон, запрещающий брать на работу мигрантов. Низовые сети солидарности с беженцами отстраиваются в Голландии. Надписи «Нелегальных людей не бывает» на разных языках украшают стены Варшавы и Берлина, Рима и Вены.

Дмитрий Макаров

 

(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100