[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


КАЗУС ДОРОФЕЕВА:  ПЕРЕЙТИ НА ДРУГУЮ СТОРОНУ БАРРИКАД

     Национал-анархизм   В январе российскую общественность потрясла новость: известный актер Вадим Дорофеев погиб в Сирии, сражаясь в рядах движения ИГИЛ. До этого он принял Ислам и отправился  на войну совершенно добровольно. Что заставило молодого и, как это сейчас принято говорить, вполне «успешного»  человека встать на сторону тех, кого заклеймили как врагов «всего прогрессивного человечества»?

Конечно, в поступке Дорофеева ничего нового нет.   Уже в новое время честолюбивые европейцы - итальянцы, испанцы, французы и другие, не находя применения своим талантам на родине, приезжали в Османскую империю, принимали Ислам и  зачастую достигали вершин власти. В Европе таких называли ренегатами. Но вряд ли кто-нибудь может привести пример, когда эмигрант из мусульманской страны, скажем, из той же Турции, смог занять какой-нибудь высокий руководящий пост в современных демократических Германии или Франции. Как пишет автор книги«Европа и Ислам: история непонимания» Франко Кардини, «стать турком»: этот поступок, предпринимаемый от отчаяния, разочарования или вследствие превратностей судьбы, сделался в XVI XVIII веках одной из констант истории Европы и Средиземноморья». Далее историк пишет более подробно о тех, кто решался на такой шаг: «Бедняки, угнетенные и бессильные, лишенные средств и возможностей, угнетенные жесткой политической и институциональной структурой христианского общества, смотрели на мусульманский мир с надеждой и завистью: там, даже родившись в семье калабрийского рыбака или албанского горца, можно было стать монархом или адмиралом. Некоторые – обделенные при наследовании еретики, затаившие злобу неудачники, мечтатели, - даже надеялись, что мусульмане одержат верх над их неблагодарным и несправедливым христианским отечеством». При этом, как замечает тот же Кардини, обратного потока – то есть из мусульманских земель в христианскую Европу – практически не было.

Не меньше таких людей было и в России. В отечественной историографии обычно было принято расписывать мусульманские набеги с уводом пленных в рабство, но часто побег к мусульманам становился для русских людей путем   избавления от холопского положения у себя на родине.   Петру I даже пришлось в 1720 году отправлять в Уфу военный отряд  под командованием полковника Ивана Головкина, чтобы воспрепятствовать башкирам принимать в свои селения беглых русских крестьян (Наумов В. Повседневная жизнь Петра Первого и его сподвижников. М., 2010. С. 405).  Известно даже, что основателями некоторых чеченских тейпов были беглые   солдаты кавказских полков, а во время осады полковником Черняевым Ташкента, входившего в состав Кокандского ханства, в 1865 году, город защищала «золотая рота» из русских перебежчиков. В то же время начальником конницы Бухарского эмирата был беглый урядник сибирского казачьего войска, в мусульманстве носивший имя Осман. В Хивинском ханстве  существовал кишлак Урус,  носивший такое название в память о «беглых московских людях»,  переселившихся туда примерно в XVI XVII веках. Обо всем этом сообщает дореволюционный историк К. К. Абаза в книге «Завоевание Туркестана».

Конечно, Вадим Дорофеев не был ни крепостным крестьянином, ни битым шпицрутенами солдатом. Возможно, здесь  сыграла свою роль  как раз принадлежность к артистической среде,  и ответ следует искать в книге Леонида Юзефовича, посвященной барону Унгерну. Правда, легендарный барон выбрал не Ислам, а Буддизм, и мечтал не о Халифате, а о возрождении империи Чингисхана, но  в данном случае архетип более значим, чем внешние различия. Юзефович пишет, что «Унгерн волнует нас еще и потому, что его жизнь легко укладывается в схему очень важного для XX столетия эскапистского мифа о Белом Вожде – если воспользоваться названием романа Майн Рида о белом американце, ставшим вождем краснокожих и с их помощью отомстившем своим обидчикам. В более сложном варианте такой герой-одиночка, оказавшись среди якобы дикого, а на самом деле – непорочного, благородного и одухотворенного народа, страдающего от вторжения современной цивилизации, но бессильного ей противостоять, приходит к пониманию ценности туземных идеалов и увлекает приютивших его детей природы на праведную борьбу со своим собственным, прогнившим и развращенным миром. Подобный сюжет, для западного сознания почти архетипический, лег в основу многих знаменитых голливудских фильмов – от «Человека по имени Конь» до «Последнего самурая» и «Аватара».   

Таким образом, и Вадима Дорофеева могла привлечь роль «ренегата цивилизации», тем более что ранее в фильме «Дочь якудзы» он сыграл   молодого парня, которому спасает жизнь несовершеннолетняя дочь влиятельного японца, и по восточной традиции это спасение обязывает героя  служить ей до конца своей жизни. Тем более что, по замечанию американского исламофоба Даниэля Пайпса, для многих сейчас принятие Ислама становится формой атаки на свое собственное общество. И чем больше  рупор путинской пропаганды Дмитрий Киселев будет устраивать исламофобские истерики в духе «женщины в  хиджабах скоро захватят всю Европу», тем более  людей, у которых  нынешний буржуазный порядок (будь ли то в России или Америке, не суть важно) не вызывает ничего, кроме отвращения, следовать примеру Дорофеева. И кто знает, на окажется ли во главе  очередного повстанческого государства на Ближнем Востоке белокурый выходец из Архангельска или Тамбова.

Антон Михайлюк


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100