[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


ИСЛАМ,  РОССИЯ И ЗАПАД

    ИСЛАМ   Если о противостоянии Ислама и Запада говорят уже давно, то в последние два года к этому  антагонизму добавился еще серьезный конфликт между Россией и Западом.   Под «Исламом» я подразумеваю не весь мусульманский мир, а его нонконформистскую часть, отвергающую «ценности современной цивилизации». Что касается Запада, то  многие  в России  еще в 90-е гг. возлагали надежды на то, что объединенная Европа станет противостоять США, чего, однако, не произошло,  и Запад, несмотря на все внутренние противоречия, остается Западом.

 Оба этих разлома (между Исламом и Западом и между Россией и Западом) носят отличный друг от друга характер. Для Запада Ислам это враг идеологический. Дело даже не в том, что  включает в себя исламская система идей и ценностей, а в том, что это устойчивая и жесткая система, совершенно не вписывающаяся в тот интеллектуальный и культурный хаос, который царит в современном западном мире. Можно сказать, что Ислам это лучшее средство от постмодернизма. В Америке или Европе можно быть буддистом, сатанистом и садомазохистом хоть одновременно, хоть попеременно, и никто тебе слова не скажет. Не потому что «свобода», а потому что  все давно лишено смысла и  превращено в хохму и в  бренд. Поэтому достаточно смешно читать заявления о крахе мультикультурализма на Западе. Мультикультурализм давно уже победил, и никто не собирается возвращаться к какой-либо христианской идентичности и запрещать рэп, дикарские татуировки и гей-парады, речь идет лишь о том, чтобы «вычесть» Ислам, который как раз не  в мультукультурность не вписывается вследствие своей «агрессивности» и «конфликтности».  Кроме того, некоторый «пуританский» имидж Ислама не может вызывать испуг в обществе, где многие подвержены вырожденческому гедонизму в стиле поздней античности. Одновременно Ислам привлекает на Западе тех, кто не вписывается в существующую систему. Как тут не вспомнить американского исламофоба Д. Пайпса, утверждавшего, что принятие Ислама становится  для многих формой атаки на собственное общество.

 Нынешняя Россия же для Запада это сугубо «технический» противник (говоря марксистким языком, все дело в межимпериалистических противоречиях). В России фактически господствует та же  пришедшая с Запада и являющаяся светской отрыжкой кальвинизма общественная идеология «успех, карьера, бери от жизни все». Никакой альтернативы Западу Россия не представляет. Никто же всерьез не будет принимать путинский «патриотизм» с его показным православием, копирующий стиль американских республиканцев. Первоначально российская элита, выросшая на «прихватизации» 90-х гг., была настроена целиком на вхождение в «цивилизованный мир» (Чубайс в свое время говорил о «северном кольце демократий»), но столкнувшись  с тем, что там ее не ждут, и все места у кормушки уже заняты, стала фрондировать (знаменитая мюнхенская речь Путина в 2007 г., а потом и вовсе встала на дыбы, пойдя на резкое обострение отношений во время украинского кризиса. Однако  это не привело к изменению социально-экономического строя. Кроме того, путинцы очень нерешительны и непоследовательны. Они то присоединяют Крым, то бросают на произвол судьбы поднявшийся Донбасс, то оказывают ему помочь, то, когда до полного разгрома украинской армии оставалось полшага, идут на  минские соглашения, благодаря которым Украина возрождает свою армию, и активные боевые действия возобновляются.     Конечно, в России есть силы, желающие, чтобы страна стала такой альтернативой, и свои надежды они  особенно сначала связывали   с проектом Новороссии. Но пока им далеко до реальной власти.

Казалось бы, Россия находится в более выигрышном положении по отношению к Западу, чем Ислам. Несмотря на свою зависимость от импорта энергоресурсов, Россия это единое государство с мощным военно-технологическим потенциалом. В противоположность этому, Ислам представляет собой  собрание разнообразных течений,  зачастую враждующих между собой (с одной стороны, радикальные шииты, Иран, Хезболла, с другой, радикальные сунниты, ИГИЛ, талибы и др.) и не могущих, конечно, тягаться с Западом в военно-технологическом отношении. Но, заметим, СССР был еще более мощной, чем Россия, державой, но его нет. А вот ХАМАС  несмотря даже на весь прессинг Израиля сохраняет свои позиции, талибы партизанят в Афганистане и Пакистане и т. д. А дело в том, что СССР, как и Россия – иерархическая структура, захватил главный рубильник, можно выключить всю систему.  Горбачев оказался слабаком, Советский Союз распался. Если завтра Путин пойдет на попятную или его свергнут, то конфликт Запада и России  может быть исчерпан. Ислам же это сетевая структура, можно уничтожить какой-либо ее сегмент, но тут же  пламя вспыхнет в другом месте.  Испанцы в свое время буквально в миг сокрушили могучую империю инков, а потом двести лет не могли (и так и не смогли) покорить первобытные племены арауканов. Кроме того, техническое развитие связано с вестернизацией, урбанизацией и размытием собственных культурных устоев.   

Поскольку Россия это только лишь технический противник Запада, то пропаганда обеих сторон зачастую подобно зеркальному отражению.   В итоге стороны яростно обвиняют друг друга в  нарушении прав человека, гитлеризме, фашизме,  пособничеству терроризму и т. д. Известно, что с Первой мировой войны излюбленный прием пропаганды в «цивилизованных» странах это демонизация противника путем приписывания ему всевозможных «зверств» (при этом «нехорошие» эксцессы, совершенные своими,   «забываются» или оправдываются как месть за «жестокость» противника). Хрестоматийный пример: встречаются коммунист и фашист, один сразу про Освенцим, другой про ГУЛАГ. В сатирической форме это нашло свое отражение в романе Оруэлла «1984». И сейчас мы слышим с одной стороны про «зверства российских террористов»,  а с другой – про «зверства бандеровцев». Ислам же подходит к делу гораздо более творчески.   ИГИЛ  со своими публичными казнями просто с удовольствием и насмешливо кинул псу-Западу его любимую кость. Жан Бодрийяр писал, что атакуя Запад, Ислам словно протыкает воздушный шарик и показывает всю пустоту «западных ценностей». Это как нельзя лучше подходит в отношении последнего теракта в Париже. Вполне «совковая» реакция на него – все эти миллионные толпы «возмущенных трудящихся»  -  выставляют Запад в смешном свете, напоминая борьбу советских школьников против хунты Пиночета в Чили. Это все равно, что если бы муравей пошекотил циклопа, а циклоп поднялся и стал бросать каменные глыбы во все стороны.

Вследствие того, что их конфликт с Западом носит отличный друг от друга характер, Россия и Ислам пока не готовы к полноценному сотрудничеству, а оно было бы вполне естественным. Они уже сейчас объективно помогают друг другу. ДНР и ИГИЛ это равным образом гвозди в гроб западнизма. Конечно, Ислам не может нанести Западу решительного военного поражения. Но он просто бесконечно втягивает его в вялотекущие конфликты, в которых Запад победить не может, но при этом несет огромные расходы, и американский долговой пузырь еще больше набухает. Америке надо было потратить  многие миллиарды долларов в Ираке, и в результате она получила ИГИЛ! Возможно, если  нерешительный Путин падет, и на ее место придут более  жесткие и целеустремленные люди (и межимпериалистические противоречия образца Первой мировой войны сменяются  борьбой мировоззрений образца Второй мировой), такой союз произойдет,  и тогда воплотятся в жизнь слова Константина Леонтьева,  когда писавшего, что «… если мы будем сами собой, - то мы в отпор опрокинем на них (западных общечеловеков – примеч. авт.) всю Азию – даже мусульманскую и языческую и нам придется только памятники искусства там спасать». Возможен и другой вариант: Россия рухнет и погрузится в смуту, но это будет означать сильнейший удар и по Западу, ибо в таком случае он получит миллионы беженцев, потерю  крупнейшего рынка сбыта и источника сырья и угрозу попадания оружия массового поражения в руки самых радикальных сил. И тогда повторится сценарий VII века, когда Византия и Иран взаимно ослабляли друг друга, а в итоге победили мусульмане.

Возможно, кто-то обратит внимание, что я игнорирую китайский фактор. Делаю это сознательно, так как считаю, что современный Китай не следует переоценивать. Все его могущество зиждется на  лихорадочном производстве ширпотреба. Современный Китай с его одержимостью «ростом» еще «западнистее» Америки. Но если спрос на ширпотреб упадет, производство в Китае начнет сокращаться, и миллионные толпы безработных  станут взрывчаткой для колоссального  взрыва, как это уже не раз бывало в истории Китая.

 

Антон Михайлюк


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100