"Своих" в запрещенной НБП просто нет..."

 

Источник: http://www.izvestia.ru/politic/article3115945

 

«Нелегал» среди национал-большевиков. Алексей Федоров: «Просто передают приказ «фюрера» - отправиться и поджечь»


Активист молодежного движения «Россия молодая» Алексей Федоров более полутора лет жил двойной жизнью. В сентябре 2006 года он был «внедрен» в лагерь главного политического оппонента «Румола» - запрещенной «Национал-большевистской партии». О том, как удалось осуществить это «внедрение», Алексей рассказал в интервью корреспонденту «Известий» Татьяне Константиновой.

вопрос: Я сразу вынуждена извиниться за нескромность, но все-таки: «Алексей Федоров» - очень похоже на псевдоним…

ответ: Нет, меня действительно так зовут, по паспорту (смеется).

в.: Учитесь, работаете?

о.: Я закончил медицинское училище, потом ушел в армию, служил фельдшером. Это мне помогло – по армейской квоте учусь сейчас в медицинском институте на бюджетном отделении. Я врач и планирую этим заниматься.


в.: Как пришли к мысли начать шпионскую игру с «лимоновцами»? Чья была идея?

о.: По идеологии я государственник, можно сказать, провластный человек. В начале 2006 года, когда я пришел в «Россию молодую», мы объявили войну пожилому любителю подставлять молодых ребят «под статью» (в настоящее время несколько сторонников Э. Лимонова отбывают уголовные наказания за противоправную деятельность – Прим. Ред.). Подстерегали его в местах публичного появления, чтобы выразить свое «фи». Кстати, россказни о нападениях с применением физической силы – вранье. Ничего тяжелее тухлого яйца в сторону Эдички ни разу не полетело. Но своего мы добились – наш клиент резко сократил число посещаемых светских «тусовок», околополитических собраний и т.п. В общем, довели фюрера до паранойи – с тех пор он до туалета без охраны не дойдет. Так вот, тогда мы ощутили недостаток разного рода информации об энбэпэшниках и их вожде. Совещались, не без споров решили, что кому-то из нас нужно «внедриться» к «друзьям». Чья именно была идея, я уже не припомню. Знали об операции 3-4 человека из числа лидеров движения. Предложили исполнить мне, как «незасвеченному» еще публично активисту. Я согласился, решил поиграть…

в.: Как прошло «внедрение»?

о.: Да очень просто, несмотря на присущую «лимоновцам» шпиономанию. Пришел на их еженедельное собрание, проходили они тогда по понедельникам в московском горкоме КПРФ на «Автозаводской». Сослался на сайт НБП, благодаря которому якобы возлюбил идеи «партии» (каковых, на самом деле, за все полтора года я так и не обнаружил). Сначала присматривались, пускали за мной «наружку». Потом нашли вроде как общий язык. Проверили на акциях. Стал своим. Здесь, правда, нужно сделать одну существенную оговорку. «Своих» на 100 процентов там нет. Ну, кроме, конечно, самого Лимонова. Никто никому не доверяет. Людей используют втемную. Секта, понимаете? Это надоедает всем, никому не хочется быть Попкой. И большинство «партийцев» уходят навсегда из организации, кто через пару месяцев, кто через пару лет. Выход рядовых нацболов не заметен, но когда с шумом уходят сами или выгоняются с позором такие «пробитые», как Яков Горбунов, Анатолий Глоба-Михайленко («Борщ»), Сергей РодиновЭксрей»). Кто знает об этих людях, тот поймет… Вы знаете, это очень похоже на историю тех, старых большевиков: пламенный борец с 1917 года или раньше, а 1937-м вдруг выясняется – враг народа. Так и здесь. Только карательные меры более мягкие, в силу обстоятельств. Но дай волю – ставили бы к стенке в лучших традициях!

в.: В чем заключалась ваша деятельность как активиста НБП? Обязанности, выполняемая работа?

о.: Московская организация НБП разбита на девять «бригад» по территориальному признаку, в соответствии с административными округами (кроме Зеленограда). При этом, в связи с малочисденностью актива, «живых» бригад меньше – около пяти. Я был в «Юго-восточной». Моя обязанность, как и всех рядовых нацболов, - исполнять приказания бригадира. Повседневная «работа» - расклейка листовок, стикеров, распространение газет, обеспечение массовки на митингах и пикетах. Пореже, но тоже довольно часто, проводили т.н. «граффити-акции» - раскрашивали своими лозунгами и символами городские здания, рекламные билборды. Любимый объект для таких акций – районные и окружные офисы «Единой России», ее же агитационные билборды. Много краски извели… Часто меня привлекали к охране Лимонова вместе с его постоянными охранниками, в силу, видимо, моей неплохой физической подготовки. Про его страсть к постоянному присутствию телохранителей, привитую Румолом, я уже говорил. При мне проколов в охране не было. На несанкционированном «марше несогласных» в Москве в ноябре 2007 года спасли его от задержания, посадили в такси. Ну, как обычно, - заварил кашу и в кусты. Но 1 мая в Питере все-таки помазал кто-то ему лицо фекалиями, это уже без меня… Еще я в течение длительного времени имитировал работу ячейки НБП в Наро-Фоминске, откуда сам родом. Должен сказать, что в моем родном городе ни одного энбэпэшника нет!


в.: И все-таки, что вы можете сказать об идеологии нацболов? Ради чего ребята ведут свою «борьбу»?

о.: мне самому очень хотелось разобраться в этом полтора года назад. Сегодня я могу сказать со всей уверенностью – никакой идеологической платформы у НБП нет. Всем движет эпатаж, юношеское желание прославиться, а заодно и доказать всем, что «я уже большой». Многие нацболы — поклонники панк-музыки, пришли в «партию» через концерты «Гроба» и им подобных. Нацбольский значок на груди для них такой же фетиш, как длинные волосы, «косуха» и серьга в ухе. Издержки трудного возраста... Большинство из них до «партии» были одиноки, испытывали проблемы в общении со сверстниками, с противоположным полом. 99% — из неблагополучных, бедных семей. А каждый молодой парень нуждается в своей «стае». НБП дает сочувствовать себя причастными к некоей силе, пусть и призрачной. Появляются друзья-приятели. А тут уже начинает подстегивать к дальнейшей «борьбе» и ложно понятое чувство товарищества, взаимовыручки — «А Серегу посадили! Ну, гады, держитесь!». А почему Серега попал в тюрьму и благодаря кому — не имеет значения, главное — не оставаться в стороне, «бороться». Я утверждаю, что «лимоновцам» важен сам процесс протестной деятельности, не важно, против кого. Если завтра станет у нас президентом Каспаров, которого они сегодня поддерживают, они на следующий же день ломанутся на баррикады бороться с преступным каспаровским режимом. Есть несколько книг, рекомендованных для чтения нацболам. Там и Ленин, и Че Гевара, и Устрялов, и Юнгер, и, конечно, сам Эдуард Лимонов. Полный фарш, помесь ежа и ужа! Сам Лимонов за последние 30 лет несколько раз менял свои глады на прямо противоположные — то ему «свободу» в самом ее демшизовом ее понимании, то ему Сталина с империей, то Троцкого с шашкой, то Советский Союз, то Каспарова в президенты. А листовки и плакаты вы на нацбольском сайте видели? Агитки НСДАП и ВКП (б), не без юмора переделанные под наших «лимоновцев»? Полный винегрет в головах у товарищей. А вы говорите – идеология.


в.: А как с материальным стимулированием в «партии»?

о.: С этим плохо, к сожалению (смеется). Как я уже говорил, ребятам там не с Рублевки, денег всем не хватает. Иногда Объединенный гражданский фронт (ОГФ) нам платил за расклейку листовок и стикеров накануне «маршей несогласных», но сущие копейки, по 500 рублей за тысячу стикеров, плюс-минус. И то деньги эти все доста­вались, как правило, бригади­рам. Иногда оплачивали проезд в другие города на акции, те же «марши», например в Санкт-Петербург. При этом среди нацболов ходили слухи, что «Эдик взял у Гарика» на акцию то 50, то 100 тысяч долларов. Доказа­тельств у меня нет, может быть, это просто слухи, но то, что Лимонов кушает в дорогих рес­торанах и одевается не бедно,— это точно.


в.: Алексей, вот что я не сов­сем понимаю: мы говорим о деятельности НБП так, как будто не было судебного реше­ния о признании ее экстре­мистской организацией и пре­кращении на основании этого ее деятельности.

о.: Для меня это риторический вопрос. Судебное решение, о котором вы говорите, факти­чески не выполнено. И это в условиях «власти чекистов», как они говорят. «Партия» как коп­тила небо, так и коптит. Прово­дятся собрания, митинги, изда­ются газеты. Лимонов как был фюрером, так и остался. А я, как гражданин, не пони­маю, почему он на свободе до сих пор. Для таких, как он, вождей есть прекрасная статья в российском Уголовном кодексе — «Организация экстремист­ского сообщества». Очевидно, что это его статья. А у них еще хватает наглости обзывать нашу власть «кровавым режимом».


в.: «Национал-большевистская партия» признана экстремист­ской и запрещена, по вашему мнению, обоснованно?

о.: Я не юрист, в тонкостях зако­нодательных определений не разбираюсь. Здесь я рассуж­даю просто, по совести. Вот скажите, когда политическая организация еженощно посы­лает своих активистов портить общественное имущество, это как назвать? Экстремизм или нет? А когда поджигать отправ­ляют? Например, офис отделе­ния «Единой России» в Элект­ростали подожгли 12 февраля. Просто старший передает при­каз «фюрера» —отправиться и поджечь. В отношении «испол­нителей» из регионов вообще все проще: привезли на квар­тиру съемную, поселили по 5—10 человек, накануне отоб­рали мобильники и за час сказали, куда идти, какое здание захватывать.

А когда печатают газеты мно­готысячными тиражами нелегально, а в выходных данных — «тираж 999 экземпляров»? Тут уже и экономический аспект, кстати. А когда представитель организации поздравляет с мусульманским религиозным праздником «братьев, ведущих джихад», и желает им победы? Это Павел Жеребин так вели­чает боевиков, воюющих про­тив наших солдат и мирных жителей на Северном Кавказе! А на днях, 1 мая, Паша, кстати, выступал от имени нацболов на праздничном митинге КПРФ в Москве. А когда флаг скопирован с гитлеровского? В нашей стране... Вот что я думаю по поводу экстремизма НБП.

в.: Не могу не задать вопрос в отношении вашего, в неко­тором смысле, коллеги, — о Рамиле Садыхове (активист НБП, в апреле 2007 года заявив­ший о том, что был «внедрен» в «Россию молодую».
Прим. ред.). Вы с ним знакомы?

о.: Ну, коллегой я бы его не называл. Знаю его, конечно. Кличка у него среди нацболов «Штирлиц». Правильнее было бы «Мюнхгаузен». Приукрасил он, мягко говоря, про «Россию молодую» в своих выступлениях.


в.: Вы не опасаетесь за свою безопасность в связи с сегодняшним признанием?

о.: Нет, не боюсь. Внесут, наверное, в расстрельные списки, на случай прихода к власти. Но мы их к ней близко не подпустим, на то мы и «боевые отряды», легкой руки упомянутого Садыхова. Ну, кто-то, возможно, захочет подкараулить в подъезде... Я умею за себя постоять.


в.: Что вы хотели бы сказать своим недавним «однопартийцам»?

о.: Ребята, большинство из вас — нормальные люди. Не нравится вам власть — идите в оппозицию, протестуйте. На то у нас демократия, слава богу. Но посмотрите же сначала, за кого бороться! Стыдно быт «мясом» у старого... сами знаете кого."



6.05.2008.

Татьяна Константинова
Известия - неделя
 

 

(На главную страницу) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru